Карел Готт - «Моцарт эстрады»

Программка концерта в Москве с автографами участников концерта

Карел Готт... Не одно женское сердце замрет при упоминании о чешском золотом соловье. Хотя я, наверное, не совсем права, не только женское. Ведь среди поклонников Карела Готта мужчин не меньше, только они не проявляют свои чувства так открыто, как, например, члены Московского неформального клуба Карела Готта, с которыми я познакомилась в Москве.

Программка концерта в Москве с автографами участников концерта
Карел Готт... Не одно женское сердце замрет при упоминании о чешском золотом соловье. Хотя я, наверное, не совсем права, не только женское. Ведь среди поклонников Карела Готта мужчин не меньше, только они не проявляют свои чувства так открыто, как, например, члены Московского неформального клуба Карела Готта, с которыми я познакомилась в Москве.

- Я впервые в жизни встречаюсь с живыми поклонницами Карела Готта. И когда вы все пришли на пресс-конференцию, я была приятно удивлена, - начала я разговор, с терпеливо ожидавшими у Чешского дома, немного в сторонке, выхода своего кумира женщинами. Я сразу узнала их: накануне на пресс-конференции они завалили Готта цветами. - Не могли бы вы рассказать, у вас существует движение поклонниц Карела Готта, или как это выглядит?

- У нас в Москве есть неформальный клуб Карела Готта и существует он с семидесятого года. Нас много, и мы его очень любим. Мы всегда его встречаем и ждем его с нетерпением. Провожаем его, ездим в Шереметево. И это одни из самых лучших минут - общение с ним, не считая, конечно, прекрасных концертов. Сколько было концертов за 35 лет в Москве, мы не пропустили ни одного. Ходим мы на каждый, и все они непохожи друг на друга. Все они были прекрасные.

- Вы, наверное, и подружились уже?

- Все мы когда-то были незнакомы друг с другом, но постепенно Карел нас объединил. И вот сейчас у нас общие интересы. Периодически кто-то из нас ездит в Прагу. Мы очень дружим. Мы стали просто близкими и родными людьми благодаря ему.

- А семьи ваши тоже дружат? Семьи разделяют ваше увлечение?

- Если говорить честно, то у нас, конечно, не у всех есть семьи, и в этом «виновен» Карел. Виновен в кавычках... потому что все мы его любим с ранней молодости. И вообще, я, например, себе другого мужчину и не представляю.

- Да нет, - подключается к разговору вторая женщина, - мужья тоже его любят. И дети спокойно к этому относятся. Говорят, - пожалуйста, мама, иди, мама, слушай.

- Вы говорили, что были первой, кто начал его встречать и провожать, немного расскажите об этом, - обращаюсь я вновь к своей первой собеседнице.

Карел Готт и Ивана Махачкова (Фото: ЧТК)
- Это получилось спонтанно. Как-то в 1971 году после концерта мне захотелось поехать его проводить. Я купила очень красивые розы и помчалась в гостиницу «Украина», где они жили. Уезжали они очень рано, я узнала об этом. В пять часов отъезжал автобус. Я подъехала на такси к гостинице, автобус уже уехал и я помчалась тоже на такси в Шереметево. Подъезжаю туда, они только что вышли все. Стоит Карел, стоит Хелена и некоторые члены оркестра. И вот я, дрожа от волнения, с розами вбежала в холл. Все сразу расступились, отошли и оставили нас с Карелом наедине. Он был очень приятно удивлен и благодарен. Он очень любит своих поклонников, всегда очень внимателен. Очень красиво берет цветы у своих поклонников. Еще и за это мы его любим. Необыкновенный человек.

В разговор вступает еще одна поклонница Карела Готта.

- Я хочу добавить, что, к сожалению, когда у нас началась перестройка, и несколько лет Карел не приезжал, очень много потеряло наше молодое поколение. Они не увидели настоящего мастера эстрады. А вот мы, старые, так сказать, его поклонники, при отсутствии железного занавеса можем сравнивать того же, допустим, Тома Джонса - он нисколько не лучше Карела. А Карел - вообще звезда... Это, конечно, явление. Это действительно чудо природы. И мы вам всегда завидовали по-хорошему. Его просто невозможно не любить. Это Моцарт на эстраде.

Сегодня вся наша программа посвящена Карелу Готту. Вы услышите эксклюзивное интервью, которое он дал русской редакции «Радио Прага» во время концерта в Москве, а также мы будем слушать песни из его последнего альбома «Каждый раз».

А что думает сам Карел Готт о своих поклонницах?

- На меня они всегда производят огромное впечатление. Начинается все с того, что они всё знают - где я, и - моментально они уже в аэропорту. Я не успеваю приехать в отель, а они уже там стоят, перед отелем. И так это продолжается постоянно.

Карел Готт (Фото: ЧТК)
- Некоторые предпочитают стоять в сторонке, кто-то старается подойти поближе. А есть и такие, - вдруг уже в Нью-Йорке перед Карнеги-Холл и идут на концерт. А Карнеги-Холл - не так легко узнать об этом концерте, попасть туда... а одна даже протащила туда кинокамеру, что просто невозможно! Туда нельзя брать даже фотоаппарат! Администрация следит, чтобы там ничего не фотографировалось, не снималось, не записывалось.

- Одна или две - появились в Пекине, за полицейским кордоном, перед императорским дворцом. Вдруг вижу их там.... Вот так они просто узнают, где я нахожусь, и отправляются в путь. Невероятно! А это я уже не говорю о расходах, организации, - билеты, отель, цветы...

Настоящий пример верности и героизма - Горбова Галина Николаевна. Послушайте сами.

- Я - «Дети 900». Я все 900 дней и ночей была в Ленинграде в эту блокаду страшную, смертельную. Человек, рожденный с творческой душой, я - дочь живописца, очень нужно было питание творческое какое-то. Ну как? Война выкрала детство. И, уже будучи взрослой, вдруг однажды я услышала голос Карела Готта. Мы были с мужем в пансионате. Вот идем себе и идем. И вдруг - голос какой-то необыкновенный! Я вырвалась и побежала вперед на этот голос. А там - телевизор и Сопотский фестиваль показывают. И там как раз был Карел Готт. Я еще не знала, кто это, что это... и это приворожило на всю жизнь... Вот уже 35 лет я поклоняюсь таланту Карела Готта. Ни одного концерта не пропустила, потому что голос у него, конечно, необыкновенный - бриллиантовое бельканто, с бархатным тембром. Да и сам-то он хорош: такой и нежный, и плавный, и воспитанный, и интеллигентный... И ничто бы не возместило мне это украденное детство, военное. Но когда я его встретила, я считаю, что только благодаря этому я дожила до сегодняшних дней. Мне 70 лет. Сегодня с нитроглицерином приехала. Я не могла сегодня равнодушно сидеть дома как-то. Я должна была рвануть, с сердечным приступом, с цветами красивыми, чтобы увидеть его, поклониться низко Карелу Готту.

Мы не знаем, стал бы Карел Готт Карелом Готтом, не повстречай он профессора Каренина...

- За свою карьеру я благодарен главным образом профессору Каренину, за то, что он научил меня петь так, чтобы это ласкало женский слух. Он очень заботился об этом. Он мне говорил: «У Вас уже проявляются все черты, определяющие успех, которым Вы будете пользоваться у женщин, потому что Вы - романтический тенор, - говорил он мне, - Вам уже от природы дан, так называемый, пограничный регистр; Вы можете признаваться женщине в любви нежно, Вы не поете этой женщине академически. Потому что академик не может быть убедительным. Все восхищаются его голосом, как он отлично выучил партию, но женщины не будут ему верить...»

- Как у лирика, понятно, у меня в репертуаре песни о любви. Песни-признания красоты женщины, и даже не обязательно женщины, например, просто чего-то красивого, природы, города... Но для того, чтобы поверили, что на самом деле этот певец раскрывает душу, он должен уметь volamix, то есть научиться правильно академически петь, но пользоваться этим только как дорогой приправой, а петь так, чтобы из него это выходило совершенно естественно.

- И Каренин мне это позволял. Если бы у меня был другой учитель, он, может быть, и не относился бы к этому с таким пониманием... потому что наша консерватория была у нас очень консервативной. А он был для меня тем революционным учителем, потому что он, собственно говоря, нарушал эти застарелые правила консерватории.

И тут же маэстро Готт напел знаменитую Pretty Woman...

- Вы объехали весь мир. Сейчас мы в Москве. Есть ли у Вас любимые города?

- В первую очередь, мне дороги города, где со мной хорошо обращаются, где меня любят, где мне рады, куда меня приглашают, хорошо ко мне относятся. И еще это города, где я вижу, или точнее сказать, чувствуют как бы дух города, который там запечатлен в архитектуре, где запечатлена его история... и где меня это вдохновляет не только как певца, но и как художника. Потому что, как знаете, я люблю рисовать, уже с детства. Свои впечатления с удовольствием выражаю в картинах.

- А относится к этим городам и Москва?

- Ну, конечно. Потому что, если я вспомню, что первый мой концерт здесь был с джазовым оркестром Чехословацкого радио, и было это в 1962 году, так эти первые овации в Москве я не могу забыть. А потом турне, поездки, концерты, съемки на телевидении - их, может быть, было и сто уже.

- Так что, если предположить, что в России Вы чувствуете себя почти как дома, есть ли в Москве, в России нечто, что Вас до сих пор еще восхищает?

«Конечно, неустанно меня здесь вновь и вновь что-нибудь восхищает. Потому что, как шли годы, а эпоха очень заметно изменилась, так видно, как этот город как бы становился красивее. Появляются новые элементы, благодаря реконструкции, новые моменты, красивые, хотя я эти дома и знаю давно... Москва переходит в другое измерение. Тем, что создается новая архитектура. Например, Собор Христа Спасителя. Не могу себе представить, как можно в деталях восстановить такой Собор всего за три года...»

- А что московская публика? Люция Била мне говорила, что Вы хвалили московскую публику...

- Вы знаете, публика, - можно сказать, что московская публика принадлежит к тем лучшим, которую я знаю. Но я никогда не говорю, что где-то публика лучше. Да? Потому что многое зависит от того, знают ли певца в этой стране или городе. Стал ли он понятием благодаря каким-то песням, которые здесь исполнялись в эфире, на компакт-дисках. Это важно. Певец, который здесь впервые, и еще неизвестен, - ему нелегко. Так что очень многое зависит от того, насколько известны и популярны его песни. В этом русская публика не отличается от остальных.

- В немецкоговорящих странах я популярен уже 35 лет. Там вышло более 80 альбомов. Около 40 турне. В больших городах. И там меня хорошо принимают. Потом Австрия, Швейцария, Польша, где я часто бывал. В Америке я был. Полгода пел в Лас-Вегас. В той конкуренции совсем нелегко. Я пел также в Нешвилле, это город кантри-музыки. Туда меня приглашали уже пять раз. А это совершенно иная музыка. А я очень люблю «делать вылазки» в другие жанры музыки: фольклор, мюзикл. Но никогда бы не подписал ангажемент в театре. У меня такое чувство, что мне нужна свобода, вольность. Например, во время концерта просто поменяю репертуар.

- А оркестр способен реагировать на такие моментальные изменения?

Автограф Карела Готта для всех слушателей Радио Прага
- Если я с моим оркестром, то это моментально. Во время концерта я могу изменить репертуар, если чувствую, что публика реагирует в определенном направлении, то в этом направлении я сразу продолжаю.

И еще один сюрприз: - Большой привет всем слушателям «Радио Прага»! Поздравляет Карел Готт.

автор: Елена Патлатия
аудио