В башмаках сквозь века. Музей обуви, созданный фирмой «Батя»

Фото: Saskia Mišová, Чешское радио

Венецианские цокколи, немецкие саботины, чехословацкие сегловки и држевачки – все эти необычные башмаки и туфли собраны в музее Злина – города, где Томаш Батя основал свою знаменитую фабрику. С начала прошлого века предприятие коллекционировало интересные образцы старинных туфель, башмаков и сапог, а дизайнеры компании шили копии обуви, которую люди носили сотни лет назад. Здесь же выставлены ботинки, которые позволили чехословацкой марке «Батя» завоевать рынок.

Фото: Ондржей Томшу

Ученые считают, что обувь люди носят ни много ни мало 10 000 лет, а самые ранние обнаруженные археологами «ботинки» смастерили еще в каменном веке. Кстати, обувь повлияла на форму нашей стопы, существенно укоротив большой палец. Изменился и тип походки хомо сапиенс – обутый человек двигается иначе, чем босой.

Постепенно обувь становится знаком статуса – уже в VI – VIII веках обувь красного или зеленого цветов говорила о принадлежности хозяина к привилегированному сословию. Свою роль играла и форма, которая также многое могла сказать о человеке и даже о его профессии, – врачи, солдаты, ремесленники обувались по-разному. А при дворе Людовика XIV мужчины щеголяли на высоких красных каблуках – почти что в лабутенах.

Модельер Бати шил обувь по «лекалам» Великой Моравии

Увидеть, какие еще каблуки носили люди в давние времена, и какими ботинками завоевала рынок марка «Батя», можно в Злине – он входит в число немногих городов мира, который может похвастаться собственным музеем обуви.

Фото: Saskia Mišová, Чешское радио

«Экспонаты, относящиеся к самому раннему периоду, у нас представлены в виде реплик исторической обуви, которые в 1930-е годы изготовил модельер фабрики Бати Йозеф Лабуть. Здесь можно увидеть обувь эпохи Великой Моравии VIII–IX веков плетеную из лыка. Далее представлена экстравагантная, ультромодная для своего времени пара с длинными носами, которые носили в XIV и XV веках. Это мужская обувь, в которой ходили, прежде всего, дворяне и аристократия – стоила она весьма недешево», – рассказывает куратор собрания Михал Гайндрих.

Что в «клюве» у пулен?

Загибающиеся кверху носки такой обуви могли достигать в длину 20 и даже 50 сантиметров. В подобных пуленах мог щеголять, например, король Карл IV, ведь чем длиннее «клюв», тем знатнее считался хозяин обуви, – это строго регламентировалось. Особо длинные «клювы» пристегивали цепочкой к браслету под коленом, вешали колокольчики и другие украшения. В общем, люди эпохи ренессанса были не прочь пожить на широкую ногу.

Фото: Sandstein, CC BY 3.0

Чтобы носок держал форму, его набивали конским волосом. Церкви такая обувь не нравилась, поскольку в ней было тяжело преклонять колени во время молитвы, и ее даже называли «Когтем Сатаны».

Рядом в витрине выставлены ботинки, которые сложно представить на собственных ногах, – они состоят из металлических пластин, но тоже, согласно моде, оснащены длинными носками. Это – саботины, которые предназначались не для ходьбы, а для защиты стопы рыцаря.

Фото: Saskia Mišová, Чешское радио

Почему венецианки цокали на цокколи

Фото: Shoe Museum, Lausanne, CC BY-SA 2.0 fr

В обуви, выставленной в соседней витрине, тоже ходить было непросто – из подметки в форме слоновьей ноги выходит достаточно узкая платформа, а на ней, на высоте примерно 30 сантиметров, закреплена небольшая туфелька.

«Это реплика обуви, относящейся примерно к 1600 году. Мода на сверхвысокие платформы распространилась по Европе из Венеции. Такие туфли мужья покупали своим женам. В такой непрактичной обуви им приходилось передвигаться только в сопровождении служанок, чтобы не упасть. Таким образом, дамы все время находились под присмотром и не могли изменять своим супругам».

Фото: Saskia Mišová, Чешское радио

Следует отметить, что у этой крайне неудобной обуви, которая называлась чопины или цокколи, все же было и практическое значение – она защищала свою хозяйку от уличной грязи, а увеличение роста владелицы отражало ее высокий общественный статус. Католическая церковь называла такую обувь «развратной», что, однако, не помешало ей войти в моду во многих странах Европы.

Не менее необычно в витрине выглядят ботинки огромных размеров, будто сшитые на великанов. «Такую обувь носили почтовые курьеры, под нее они надевали и другие ботинки. Поскольку одна такая огромная пара весит более трех с половиной килограммов, она оставалась в стременах лошади, то есть по улице в ней не ходили».

Фото: Saskia Mišová, Чешское радио

В прежние века обувь стоила дорого и была доступна не каждому. Не удивительно, что люди создавали всевозможные приспособления для ее большей сохранности. Они тоже представлены в экспозиции музея. Для прогулок по средневековой грязи

«Здесь мы можем, например, увидеть съемную высокую деревянную подошву, которую носили в средние века, когда мощеные улицы были далеко не везде, к тому же прямо туда выбрасывали мусор, а люди, не желавшие портить и пачкать свою дорогую обувь, носили такие защитные приспособления».

Человек, изменивший судьбу родного города

Несмотря на такое разнообразие, и в силуэте башмака эпохи Ренессанса можно разглядеть линии, которые повторяются в сегодняшних туфлях и ботинках. «В течение истории форма обуви неоднократно менялась и развивалась благодаря новому опыту, который появлялся у людей, и новым материалам, однако некоторые виды оказались вне времени и вновь входят в моду», – считает Михал Гайндрих.

Томаш Батя с женой и сыном Томашем за десять дней до гибели, г. Лугачовице, Фото: официальный фейсбук Фонда Томаша Бати

Злин можно назвать столицей обуви. Продукция, которую выпускало предприятие Томаша Бати, прославила Чехословакию во всем мире. А началось все буквально с нуля, когда в 1894 году два брата и сестра – Томаш, Ян Антонин и Анна начали свой обувной бизнес. Из них самым талантливым предпринимателем оказался Томаш – спустя шесть лет, в 1900 году, на фабрике работало уже 120 человек. Злин тогда был маленькой, Богом забытой точкой на карте Моравии, но с ростом предприятия рос и сам город, ставший в 1920-е годы площадкой для смелых урбанистических и социальных проектов, намного опередивших свое время.

Одну из своих главных моделей фирма «Батя» начала производить еще в конце XIX века. «Это была валашская обувь, затягивающаяся на завязки. Ее носили тогда повсеместно, и семья сделала ставку на то, что обувь будет производиться именно там, где ее носят. С этого они и начали в 1894 году. Чтобы эти ботинки было проще надевать, по бокам пришивались специальные клинья. В общем, это была не слишком красивая, но практичная обувь», – рассказывает сотрудница музея Ольга Кучерова.

Сегловки, они же батёвки, – дешево и сердито

Сегловки, фото: batashoemuseum.ca,  Creative Commons,  Attribution-Share Alike 3.0 Unported

Неужели именно эта модель и стала тем спусковым крючком, который позволил фирме «Батя» взлететь на мировой уровень?

«Все было с точностью до наоборот: дела в их сапожной мастерской шли сначала из рук вон плохо, и она была на гране банкротства. Удачным стартом для предприятия послужил другой вид обуви, который представлен рядом – это полуботинки, которые назывались «сегловки». Кожаным был только носок, а делались они из ткани, поэтому себестоимость была ниже, чем у аналогичных моделей других фирм. Таким образом, они оказались по карману более широким слоям населения, которые могли покупать себе обувь чаще и больше. Это, в свою очередь, позволило фирме «Батя» наращивать объемы производства, приобретать современные станки и создавать новые рабочие места», – объясняет Михал Гайндрих.

Фото: Saskia Mišová, Чешское радио

Первая мировая война тоже подтолкнуло предприятие вверх – Бате удалось получить контакт на производство 50 000 пар обуви для армии. Одновременно это сохранило сотни жизней молодых мужчин, которых не отправили на фронт. Мировой экономический кризис 1922 года фирма успешно преодолела уже как компания независимой Чехословакии – Томаш Батя снизил цену вдвое и сумел распродать продукцию. Любой кризис он воспринимал как способ совершенствовать свой бизнес.

В одной из витрин выставлены образцы обуви 1930-х годов – элегантные мужские ботинки и женские туфли отражают период расцвета предприятия. Несмотря на трагическую гибель в авиакатастрофе Томаша Бати в 1932 году, его дело продолжилось, по всему миру открывались филиалы компании.

Држевачки, фото: Sbírky – kulturní dědictví on-line,  Národní muzeum, CC BY-NC-ND 4.0

Символом периода нацистской оккупации служат «држевачки» – обувь на деревянной подошве, которую к тому времени у «Бати» научились делать качественной и красивой.

«Уже в 1945 году фирма была национализирована, спустя год после коммунистического путча 1948 года переименована в Svit. В 1950-е его начали разделять на отдельные профильные предприятия, поскольку холдинг «Батя» выпускал не только обувь, но и станки, автопокрышки и многое другое», – объясняет куратор Михал Гайндрих.

ЧССР поставляла обувь, которую выпускали на старых батевских станках, в страны соцлагеря, в том числе в СССР. Сын создателя фирмы эмигрировал за океан и превратил семейное предприятие в еще более крупный, чем раньше, международный концерн. Сразу после «бархатной» революции Томаш Джон Батя приехал в родной Злин, где выступил перед тысячами своих земляков. В 1992 году работа фирмы Baťa на родине была возобновлена.

Obuvnické muzeum: Vavrečkova 7040, Zlín, muzeum-zlin.cz

Фото: Saskia Mišová, Чешское радио