Выставка «Палубный билет в рай»: судьба и творчество двух художников переплелись воедино

Фото: www.holocaust.cz

Сегодня мы продолжим начатый 18 августа рассказ о двух художниках, Переце Беде Майере и Фрице Генделе - чешских евреях, которых во время Второй мировой войны судьба свела воедино. Выставка под названием «Палубный билет в рай», посвященная их творчеству и развернутая в двух пражских галереях, открылась 12 июля и завершится 27 августа.

Бедя Майер родился в Годонине неподалеку Словакии. Начал рисовать, подражая старшему брату Лео, позднее ставшему пражским архитектором-авангардистом. Он учился писать, вдохновляясь картинами Зрзавого и Упрки, которые были выставлены в годонинском Доме искусств, немецкими экспрессионистами и Максом Либерманном, восхищался полотнами Кокошки и Шагала. После прихода Гитлера к власти уехал к брату в Прагу. 30 ноября 1939 г. вместе с группой еврейской молодежи отправился в Братиславу, откуда организация Hechaluc организовала их иллегальную иммиграцию в Палестину. По пути познакомился с Ф. Генделем, обладавшим музыкальными, изобразительными и языковыми способностями. Однако вместо Палестины евреи очутились на Маврикии.

Пять лет провели Б. Майер и Ф. Гендель вместе с остальными почти 1600 депортированными из Чехословакии, Вены и Гданьска в британском интернационном лагере неподалеку от города Бью Бассин на острове Маврикий. В непривычных климатических условиях и антисанитарных условиях, полуголодные, евреи пытались добиться своего права на возвращение в Палестину. В лагере были две синагоги, главный раввин и больница, скаутские отделения для мальчиков и девочек, возможность образования детей и молодежи. Интернированные пытались подключиться к островному хозяйству, к примеру, изделия серебренников и иных мастеров продавались на Маврикии или вывозились в Южную Африку, и вносили посильный вклад в культурную жизнь европейских жителей острова.

Бедя Майер, Фриц Гендель и Анна Франкова с помощью местных жителей организовали в 1942 г. выставку своих произведений в одной из островных ратуш. Майер вернулся к живописи и гравюре на дереве, получал заказы на создание копий старых мастеров, учил графике и живописи местных учителей и заинтересованных из ряда интернированных. Местные власти доверили ему производство плакатов информационного характера, вместе с Фрицем они начали производство бумаги ручной работы из агавы. Когда интернированные получили от местных жителей музыкальные инструменты, сразу же было основано несколько ансамблей, которые устраивали концерты в городе, играли на свадьбах в домах зажиточных англичан. Особенно популярными на Маврикии стали чешские народные песни. Чешские евреи также принимали участие в театральной жизни острова. Фриц Гендель показывал кукольные спектакли, пародирующие лагерную жизнь, придумал комический персонаж Motke Blitze, карикатурные истории которого разыгрывались в спектаклях или, будучи перенесенными на бумагу, распространялись среди друзей.

Куратор проходящей в Праге выставки Елена Макарова живет в Израиле и познакомилась с художником Майером, по ее словам, случайно, До последних дней жизни художника Елена Макарова и Бедя Майер были лучшими друзьями. Говорит Е. Макарова:

«Я стала заниматься его историей и историей попытки побега евреев в Палестину, которая, в конце концов, «оказалась» в британской тюрьме на острове Маврикий».

- Каким образом вам удалось собрать экспонаты для этой выставки?

«Часть вещей принадлежит мне - Бедя мне их оставил, часть принадлежит сыну Фрица Генделя Шломо, который живет в Израиле. Все, кто выжил после этой истории, сохранили все документы, что могли, они живут в кибицах и дали мне эти вещи на выставку».

- Известно ли, сколько бежавших евреев пережило Маврикий?

«На острове до сих пор сохранилось еврейское кладбище, за ним ухаживают, там умерло 240 человек от тифа, от малярии, а приехало туда 1600 - из 2600: часть из них была потоплена на одном корабле, другая часть на Патрии. И потом они решали - ехать им в Палестину или возвращаться в Чехию, но в Чехии в 1948 г. (в то время в Чехословакии, прим. ред.) в то время тоже жить было невозможно. Скорее всего, тех, кто выжил, можно сегодня найти в Израиле или в Америке».

- Староста пражского района, в галерее которого выставка проходит, упомянул, что она, возможно, будет показана в городах Европы, связанных с Прагой партнерскими отношениями...

Кладбище интернированных, Бью Бассин, Маврикий
«Я, честно говоря, первый раз сегодня об этом услышала и хотела бы к нему вернуться, чтобы спросить его, как это он себе представляет. Я знала, что в Остраве планируется проведение этой выставки, и, может быть, в Вене, но эта идея старосты мне очень нравится».

- Премьера выставки состоялась в Терезине?

«Да, потому что этот рисунок, который я показывала в Стокгольме, был сделан Лео Майером именно в Терезине. Там, в Швеции, меня нашел Лео Крамар, сын Лео Майера и показал мне фотографию - старик и молодой человек стоят у мольберта, он сказал мне, что потерял дядю -единственного, кто у него остался из всей семьи, и мы нашли его, это и был Бедя».

- Это одна из потрясающих человеческих историй: племянник нашел дядю благодаря рисунку...

«Конечно, поэтому я и устроила эту выставку в 2005 г. в Терезине, в память Лео, который, можно сказать, собрал вдруг всю семью уже с того света - сожженный и уничтоженный, собрал с того света всех вместе».

Упомянутый куратором выставки Лео Крамар приехал на пражскую выставку из Стокгольма и был очень взволнован после вернисажа:

«Это, действительно, невероятная история. Рисунок, маленькая акварель, которую мой отец написал в Терезине, в то время, когда я ничего о нем не знал, был показан в 1995 г. на выставке под названием «Культура и варварство» в Стокгольме. Выставка была передвижная и попала в Швецию из Израиля. Акварель на выставке обнаружила моя дочь, это был эскиз костюмов для театрального представления в Терезине. Она позвонила мне и сказала - акварель подписана именем Лео Майер, может быть, это твой отец. Никто о нем ничего не знал, разве лишь то, что в сентябре 1943 г. из Терезина его переслали в Освенцим. Это так нелепо, ведь спустя всего несколько месяцев газовых камер в Освенциме уже не было. Акварель была единственным свидетельством о годе жизни, проведенном им в Терезине. На выставке я узнал, что в израильском музее существует некое издание, в котором можно разместить объявление о розыске близких. Через несколько месяцев мне позвонил мой дядя Бедя, младший брат моего отца, мы с ним потом несколько раз встречались».

Выяснилось, к примеру, что акварель узник Терезина Лео Майер передал своей матери. Лео погиб в Терезине, его мать Амалия пережила концлагерь и сохранила рисунок. Мать вернулась в Южную Моравию, в родной Годонин, навестить ее туда в 50-е годы из Израиля приехал брат Лео, Бедя Майер. Он и передал акварель брата музею в Израиле.

ключевое слово:
аудио