Частные галереи могут по уровню соперничать с государственными

Los artistas participantes en la exposición 'Matices y Mitos de México' (Foto: Gema Cubo Cabrera)

Кто сказал, что человек обязан всю жизнь простоять у школьной доски, получив диплом педагога, или быть навеки прикованным к чертежной доске, по легкомыслию молодости поступив не в «свой» институт? Интересно, что после революции 1989 г. многие из числа тех, кто уже не чувствовал удовлетворения от избранной профессии, решили испытать свои силы на другом поприще.

Наш сегодняшний собеседник Ян Мах, к примеру, подался в галерейщики. Мы посетили Маха в его частной галерее современного изобразительного искусства «Перон» в Праге, чтобы узнать, как события 1989 г. изменили художественную жизнь в Чехии?

Возник ряд частных галерей, которых здесь раньше просто не могло быть, появились частные коллекции, причем очень качественные, так как существуют коллекционеры, имеющие средства для приобретения картин. К примеру, уникальная коллекция господина Железного, о ней много говорили. По уровню она могла бы соперничать с государственными коллекциями. И эта коллекция не единственная среди частных. Что касается предпринимательства в сфере галерейного искусства, многие занялись им в надежде быстро разбогатеть, но оказалось, впрочем, как и в других областях, что разбогатеют лишь самые способные и трудолюбивые. Считаю исключительным то обстоятельство, что частные галереи могут показывать работы, которые были запрещены или находились под замком».

Изменился и взгляд на некоторые произведения. Стало очевидным, что качество зачастую присуще совсем не тем картинам, как это представлялось с официальной точки зрения в эпоху нормализации. A в пользу существования частных галерей, по мнению Яна Маха, говорит следующее обстоятельство. Известно, что государство не располагает такими средствами, чтобы прокормить пусть даже самых лучших художников, покупая их работы для государственных выставочных залов или музеев. Эту роль вместо них выполняют частные галерейщики.

- Изменилось ли после «Бархатной революции» положение самого творца, в нашем случае - художника?

«Да, конечно, именно после ноября 1989 г. и изменилось. Художники начали выставлять свои произведения, художников начали оценивать и включать в культурный контекст -до этого ведь многих из него вытесняли. Например, Владимир Новак и Рудольф Немец зачастую не могли выставлять свои картины, а двери галереи для Йиржи Начерадского были закрыты 30 лет! С другой стороны, обозначилось, кто действительно на что-то способен, чье искусство представляет ценность. В связи с этим, думаю, многие - среди них и достаточно профессиональные художники, зарабатывавшие на хлеб в прошлом, могут быть разочарованы: сегодня спроса на их работы нет, время не засчитывает былые заслуги».

-Рискнете ли вы предположить, как будут развиваться события на чешской художественной сцене?

«Большинство интересует, станут ли некоторые наши авторы - имеются в виду те, кому во время «Бархатной революции» было лет 50-60 - художниками с мировым именем. Но за прошедшие 15 лет никто не включил их в контекст мирового или европейского искусства. Поэтому, я думаю, намного больше шансов у 30 и 40-летних, которые сами ищут, выезжают в мир, оттачивают свое мастерство, хотя, конечно, такие шансы есть и у отдельных художников старшего поколения».

На прощание Ян Мах привел один пример: дизайнера Катержину Винцоурову. Думаю, что это автор мирового формата, и что она еще покажет, что в ней есть, - сказал он, добавив, что, к сожалению, целый ряд исключительных чешских авторов уже не дождется признания в рамках Европы, как они того заслуживают, потому что 40 лет существования коммунистического режима привели к такому дисбалансу, что последствия его мы будем ощущать еще 40 лет.