Литературный клоун Йиржи Гроссманн

r_2100x1400_radio_praha.png

Подготовил Михал Лаштовичка.

Существуют книги, которые не надо читать, чтобы человек знал их содержание. Слышать о книге, видеть фильм, снятый по ее сюжету - знать кое-что об авторе - это представляет собой первую степень знания литературного произведения. После этого человек книгу читал, и помнит, что в ней написано, а последняя степень знания произведения - это когда человек знает все произведение наизусть. Таких текстов, конечно, немного, и большинство писателей мечтает стать автором такого произведения. В чешской литературе таким автором, несомненно, был Йиржи Гроссманн. Рассказы, которые он написал вместе со своим другом Милославом Шимком, были впервые полностью изданы в 1993-ем году, когда читатели уже знали почти все эти рассказы наизусть.

Йиржи Гроссманн родился в Праге 60 лет тому назад, 20-го июля 1941-го года. Он учился на строительном факультете, но после того, как он стал со своим другом Шимеком выступать в театре, он бросил факультет и работал актером, певцом и драматургом. Художественную деятельность начали Гроссманн и Шимек рассказами, которые вместе писали, и потом читали на сцене. Йиржи Гроссманн кроме того писал очень неплохие стихи, и вскоре начал сам сочинять и петь чешские слова к популярным американским и итальянским песням, немного позже начал песни сам сочинять.

После того, как оба приобрели широкую известность в клубах, основатель пражского музыкального театра Семафор Йиржи Сухы им предложил выступать в его театре. Гроссманн с Шимком вскоре создали свой собственный тип спектакля, который назвали „День посещений". На сцене чередовались песни Йиржи Гроссманна в исполнении автора, или одного из многих заезжих певцов, с чтением рассказов, при которых публика валилась с ног от смеха. Благодаря этому так много слушателей запомнило эти рассказы гораздо раньше, чем их удалось издать.

К сожалению, уже в течение военной службы Гроссманна военный врач у него нашел раковую опухоль лимфатических узлов. Йиржи Гроссманна много раз оперировали, много дней он провел в больнице, откуда часто тайно убегал в театр выступать. Не смотря на все старанье врачей, он 5-го декабря 1971-го года в возрасте всего лишь тридцати лет, скончался.

Своими рассказами Шимек и Гроссманн хотели достигнуть лишь единственной цели: насмешить. Практически не существует литературной погрешности, которая бы этих рассказов не коснулась. Но парадоксально как раз это свойство вызывало, и до сих пор вызывает самый большой смех слушателей и читателей. Михал Лаштовичка для вас перевел один из самых успешных рассказов Шимка и Гроссманна, касающийся школьной тематики:

Экскурсия в зоопарк

Самым любимым учебным предметом в нашем классе бывало естествознание. Преподавание его в нашей школе приобрело определенную традицию. Старшие товарищи нам рассказывали о бывшем учителе Ледницком, который, несмотря на программу, ограничился в своем изложении тем, что показывал ученикам картинки с нарисованными рыбами. Лишь школьный инспектор обнаружил факт, что профессор Ледницки немой, и поэтому он не способен продолжать свою учительскую деятельность. Директору до конца года не удалось его никем заменить, так как ходили слухи, что в кабинете естествознания водятся привидения. Преподавателя пришлось замещать школьному сторожу Ванеку, которого все знали как любителя природы. Кроме того, он разводил в школьном саду в шести клетках кроликов. Мы их тоже любили. Учением он нас слишком не загружал. Он входил в класс, открывал свою тетрадь и читал: „ Тема урока - кролики, цель урока - накормить их." Потом он закрывал тетрадь, и добавлял: „Вы бы не поверили, мальчики, как много эти сволочи жрут!" Отметки он ставил в зависимости от веса корзины. Если кто-нибудь принес завядшую траву, он получал сразу заметку: "Дерзит на уроке". Самые хорошие отметки по естествознанию получал всегда подхалим Брумлик, который успевал в течение урока нарвать полный короб четырехлистников и еще почистить клетки и сравнять помет в навозной яме сообразно с его размерами.

После каникул, как раз когда мы подготовили коробы перед уроком естествознания и подхалим Брумлик неожиданно похвастался новым серпом, вместо сторожа вошел в класс совсем новый педагог и сказал: „Я доктор Капуста, а вы мои ученики! Повторите это предложение!" Доктор Капуста может и был образованный человек, но добиться дисциплины в классе ему не удалось. Каждую минуту кто-нибудь восклицал: "Осторожно, Капуста, заяц идет!" „Здравствуй, кочерыжка!" и тому подобное. Самую большую дерзость позволил себе второгодник Пельнарж, который пригласил учителя на воскресный обед и добавил, что у них будет свинина с кнедликом и капустой, которую мама никак не может достать. Капуста грустно покачал головой. „Я понял твою плохую шутку, мальчик. В воскресный день вы, наверное, будете на загородной прогулке, и я как дурак буду стучаться в вашу дверь. Я не так глуп, как ты думаешь!" Однажды мы во время урока естествознания настолько шумели, что в класс ворвался директор и иронически заявил: „Извините, коллега, я не знал, что идет ваш урок. Я думал, что здесь происходит прокатка листового железа". Тогда Капуста в первый раз разозлился. „Вы нехорошие мальчики!" прошептал он, „В наказание я вам не скажу ничего нового о ежах!"

Но самое незабываемое впечатление произвела на всех нас экскурсия в зоопарк. Еще за неделю до указанной даты Капуста блистал остроумием и хорошим настроением. „Вот вы увидите, сколько в мире животных! И какие они разнообразные!" хвастался он. „Лишь одна у меня просьба к вам, дети мои, почти собственные. Не кормите животных!" Мы все в один голос это обещали. Единственный Пельнарж поднялся в своей скамье и упрямо заявил: „Я буду кормить бегемота! Мне нравится, что он грязный!" „О тебе я не беспокоюсь, Пельнарж", засмеялся Капуста, „ты жадина! Я тебя знаю, от тебя звери не получат ни корочки!" Пельнарж сел и угрожающе бормотал: „Увидим, качан!"

В понедельник утром мы встретились в семь часов перед вокзалом. Пельнарж пришел в семь часов и пять минут, так как он волочил с помощью своего деда громадный рюкзак, полный лакомств для бегемота. В четверть восьмого ушел поезд без нас, а в половине восьмого примчался запыхавшийся профессор Капуста. „Извините, мальчики, но я все не мог найти вокзал!" извинялся он покорно, но сразу после этого заорал: „Немедленно, Пельнарж, оставь этот корм для бегемота дома!" Второгодник дерзко заявил, что он везет бедной и больной тетушке в Прагу гостинец. Дед несмело поддержал его. Капуста успокоился. Потом он приложил ухо к рельсам и сказал: „В девять часов сорок восемь минут идет следующий поезд». И действительно. Точно в 9,48 стоял перед нами поезд. К сожалению товарный. На угле путь проходил довольно спокойно, за исключением того, что Капуста, любуясь пейзажем, несколько раз вывалился из вагона. Наконец мы стояли перед зоопарком. „Скидку, пожалуйста!" требовал профессор. „Не делайте нам из зоопарка балаган, мастер!" напал на него вахтер, „Ученики-шахтеры записаны на четверг!" Учитель покраснел. „Я доктор Капуста а это одиннадцатилетка из города Пышелы, и я требую скидку!" „А я твержу, что с вас сыплется угольная пыль, и вы нам запачкаете зверей!" упрямился вахтер. „Поэтому вы заплатите полную цену". Профессор отвел вахтера в сторону. „Естественно, я не требую скидки даром!" сказал он хитро и положил на пульт сто крон. Мы ворвались в Зоопарк. Как раз когда мы начали искать дорогу ко львам, мы увидели двух бегущих служителей, которые кричали: „Спасайте свои жизни, бегемот сорвался с цепи!" Капуста тут же очутился на дереве. „Я знаю, на что способен бегемот, все на свои места, экскурсия закончена!" Мы прятались, где попало. Большинство из нас нашло убежище в павильоне обезьян. Петр Хлотечка, сын укротителя, спрятался у тигра, и совал ему от страха перед бегемотом голову в пасть. Необходимо добавить, что его отец, вероятно, был лучше ознакомлен с этим номером. Алоис Миловски, самый толстый ученик класса, недопыхтев до обезьян, укрылся у питона. „Господин профессор," кричал он, „посмотрите, какой этот уж ласковый. Как он меня дружески обвивает!" „Миловски, вдохни воздух!" кричал отчаянно Капуста, „это ведь питон!" Потом он закрыл глаза и прошептал: „Чего же ты, болван, не учился! Змей мы ведь проходили на позапрошлом уроке!" Вдруг мы заметили, что Пельнарж единственный не скрылся. Он стоял на дорожке, потом приложил ухо к земле, и закричал: „В пять часов и пять минут здесь будет бегемот!" „Лишь в пять минут?" удивился Капуста, „В таком случае я еще, может быть, успею слезть и освободить Миловского." Но как только учитель коснулся тропинки, бегемот был здесь. Несколько секунд спустя он уже возил педагога по зоопарку. „До чего глупая шутка, Пельнарж!" кричал доктор Капуста, „Приготовь свой дневник!" Однако, Капуста после двадцати минут скачек очевидно перестал воспринимать действительность. Он вонзил зубы в кожу бегемота и давно уже потерял над ним власть. Пельнарж заикался от смеха. Затем он открыл мешок лакомств для бегемота. Толстокожее животное втянуло воздух и сразу уткнуло морду в мешок. Капуста свалился на землю и лежа благодарил Пельнаржа. Обожравшийся бегемот через несколько минут размяк как дитя, и даже стал перед Капустой на задние лапки. Потом он спокойно позволил, чтобы его отвели в его бассейн.

Пельнарж был награжден правлением зоопарка наручными часами, и с тех пор его с учителем - водой не разольешь. Капуста ходит к Пельнаржам обедать, и у второгодника над кроватью висит страница из его дневника с похвалой: „Для того, чтобы спасти профессора от злого буйвола, он решительно пожертвовал гостинцем для бедной, больной тетушки."