Пресса

r_2100x1400_radio_praha.png

Газета «PRAVO» пишет об истоках спелеологии, то есть науки по изучению пещер. Автор статьи утверждает, что первым спелеологом был врач Ян Гертод из Тодтенфельда, который предпринял экспедицию в пещеры Моравского краса в 1669 году. Тысячи туристов, которые в наши дни спускаются сюда ежегодно, даже не подозревают, что несколько сот лет назад на это хватало смелости лишь у самых отважных. Ян Гертод хотел найти здесь рог единорога, который в то время считался лекарством от многих болезней, а также минерал под названием Nihilum album, якобы, обладавший похожими свойствами.

Газета «PRAVO»пишет об истоках спелеологии, то есть науки по изучению пещер. Автор статьи утверждает, что первым спелеологом был врач Ян Гертод из Тодтенфельда, который предпринял экспедицию в пещеры Моравского краса в 1669 году. Тысячи туристов, которые в наши дни спускаются сюда ежегодно, даже не подозревают, что несколько сот лет назад на это хватало смелости лишь у самых отважных. Ян Гертод хотел найти здесь рог единорога, который в то время считался лекарством от многих болезней, а также минерал под названием Nihilum album, якобы, обладавший похожими свойствами. В своих сочинениях Гертод пишет о том, как проводники показывали ему летящие камни, в недрах пещеры раздавались неслыханные звуки, и легенды, которые рассказывали проводники, не сулили отважному экспедитору ничего хорошего. Но Гертод не терял самообладания и присутствия духа. Для измерения глубины одной из пропастей он бросил камень и сделал следующую запись: «глубина пропасти составляет время произнесения молитвы «Отче Наш» – 2 раза и «Аве Мария» – 2 раза». Несмотря на то, что сегодня можно говорить о том, что речь идет о достаточно необычном методе измерения, очевидно, пишет автор статьи, книга Гертода является первой спелеологической публикацией на свете.


Газета «LIDOVE NOVINY»информирует о том, что по утверждению гидротехников такого сильного наводнения, как в этом году, не помнят целые поколения чехов. В Праге речь шла даже не о «столетней», а о «пятисотлетней воде». Что же касается масштабов наводнения на плотине Орлик, такое, как говорят гидротехники, «бывает раз в десять тысяч лет».