Путешественник Иосиф Корженский

r_2100x1400_radio_praha.png

Иосифа Корженского, директора девичьей гимназии на Смихове в Праге, можно смело назвать чешским Юрием Сенкевичем. Только примерно лет на сто старше. Корженский не был первооткрывателем земель, отважным покорителем льдов Арктики или Антарктиды. Он несколько раз совершил кругосветное путешествие, но по туристическим маршрутам. Он просто открывал для себя свет и щедро делился своими открытиями с остальными, с теми, кто путешествовать не мог.

Иосифа Корженского, директора девичьей гимназии на Смихове в Праге, можно смело назвать чешским Юрием Сенкевичем. Только примерно лет на сто старше. Корженский не был первооткрывателем земель, отважным покорителем льдов Арктики или Антарктиды. Он несколько раз совершил кругосветное путешествие, но по туристическим маршрутам. Он просто открывал для себя свет и щедро делился своими открытиями с остальными, с теми, кто путешествовать не мог. Давайте послушаем, как описывает он свою первую поездку в Россию, которая состоялась в 1887 году:

«Путешествия по Европе Западной, Северной, Центральной и Южной пробудили во мне желание познать далекий восток русский, собственными глазами увидеть поросшие лесом, скрывающие сокровища, Уральские горы, плыть по реке Обь до Томска, и направиться в повозке по киргизским степям к самому подножию Алтайских гор. Это мое желание исполнилось.

Прошло почти пятьдесят лет с того времени, когда я впервые побывал в России. Осознание того, что я отправляюсь в страну великого славянского народа, укрепляло мою отвагу. Я постоянно вспоминал слова поэта-патриота Надеждина, сказавшего тогда о Святой Руси, что не достаточно 33 лет и 330 глаз, чтобы осмотреть ее широко раскинувшиеся просторы.

Но у смиховского учителя Корженского было только два глаза, он мог провести в России только 10 недель летних каникул и истратить на дорогу всего лишь 1 тысячу золотых или 2 тысячи крон. Еще прежде, чем отправиться в путь, я высчитал, что от Праги до Алтая – 8 600 километров. Я планировал, что поеду поездом и на пароходе, и в конце – 1 200 километров – на четырехколесной повозке – кибитке.

На обратном пути нужно было преодолеть до Праги столько же километров, так что все мое путешествие в Сибирь и обратно было длиной более 17 тысяч километров. Из этого дальнего путешествия смиховский турист вернулся жив-здоров. На Святую Русь тогда можно было отправиться без проблем. Австрийский паспорт на границе был подписан российскими властями и возвращен его хозяину. И с этого момента в этом царстве европейском и сибирском никто иностранцем не интересовался».

Эти воспоминания о первом путешествии в Россию сохранились в архиве Чешского радио, запись была сделана в 1932 году. Иосиф Корженский часто выступал по радио и с большим выражением читал свои Записки путешественника, чтобы как можно живее, точнее и непосредственнее передать слушателю колорит земель, где он побывал.

Иосиф Корженский родился в небольшой деревеньке Сушно у Млады Болеславы в июле 1847 года в семье мельника. Окончил реальное училище, а затем одногодичные учительские курсы в Праге. Еще во время учебы очень заинтересовался природоведением и помогал зоологу Антонину Фричу в Народном музее. Несколько лет преподавал в деревенской школе у Пльзни и в Литомышли, а потом получил место в девичьей гимназии на Смихове, в Праге. В 1891 году стал директором этой гимназии.

В первые путешествия Корженский ездил во время летних каникул. 21 мая 1893 года Иосиф Корженский и его друг, помещик Карел Ржезничек, отправились в первое кругосветное путешествие. В Чикаго в 1893 году проходила всемирная выставка, и Корженский очень хотел на ней побывать.

Он отправил письмо с приложенными рекомендациями в пароходную компанию «Северо-немецкий Ллойд» с просьбой предоставить ему пятидесятипроцентную скидку на билет до Америки. В ответе, посланном компанией, было написано, что подобные скидки компания не предоставляет, но, принимая во внимание цель его путешествия, ему предлагают билет бесплатно.

«Под звуки марша Вагнера мы прощаемся с людьми и с европейской сушей. Мы увидим ее не раньше, чем птицы весной вернутся домой из теплых краев», - начинает свой рассказ Корженский. В Нью-Йорке оба европейца были поражены оживленным движением и небоскребами. Чудом света был для них и Бруклинский мост, который, как пишет Корженский, «возносится в головокружительной высоте над уровнем залива и до сих пор вызывает восхищение людей. По этому чуду света каждый год проходит столько народу, сколько его проживает во всей Австро-Венгрии, а за день – примерно сто тысяч человек... Вид с Бруклинского моста, под которым перекрещиваются пути огромной флотилии морских судов, лодок и паромов, и по которому железные поезда мчатся к другому берегу, - это восхитительный вид!»

Чешские путешественники посетили Гарвардский университет, осмотрели его ботанический сад, о котором годами заботился их чешский земляк Войтех Манда, и продолжали путь на запад. Заехали в Филадельфию, Балтимор, Вашингтон. Огромное впечатление на них произвел Ниагарский водопад. Добрались и до Чикаго, который уже пришел в себя после огромного пожара 1871 года. Четыре недели провели они в этом прекрасном городе на берегу Мичиганского озера, а потом продолжали путь к Тихому океану. Три тома воспоминаний Корженского о первом путешествии вокруг света были изданы под названием «Кругосветное путешествие 1893-1894».

Самой любимой страной Корженского навсегда стала Япония. Позже он писал о японцах, их городах, чайных и о рисовой водке «сакэ», которую здесь впервые попробовал: «сомневаюсь, что вы предпочли бы этот спиртной напиток вину или пиву. Ко всему прочему, рисовая самогонка пьется горячей. Последствия употребления горячего «сакэ» менее неприятные, чем холодного. Хотя японец без «сакэ» не смог бы как следует развеселиться... Обезьянки, попробовав сакэ, тоже более миролюбивы, нежели после того, как попробуют наших спиртных напитков. Хозяева их после употребления остаются такими же вежливыми. Так себя вели они и с нами, когда мы на одной из наших бесчисленных прогулок навестили лагерь любителей выпить в бамбуковом лесу. Мы радовались с радующимися и осушали незаметно чашу за чашей, только чтобы не оскорбить услужливость и гостеприимство мужей и их нежных половин...»

В Индии Корженский покатался на слоне индийского князя:

«Господину Иосифу Корженскому разрешается посетить конюшни князя и дворец в Амбире. Слон будет стоять у ворот города в 8 часов 30 минут утра... И вот вскоре мы стоим перед живым колоссом, на спине которого мы отправимся ко дворцу Амбирскому. Слуги уже скомандовали и могучий Манагас – так звали эту гору – опустился, чтобы мы могли забраться к нему на спину. Но и при всем своем послушании он был такой высокий, что без лестницы было не обойтись. Без лестницы слон в дорогу не отправляется».

Огромное впечатление оказала на путешественника Австралия и Океания. Домой из этого путешествия он возвращался через Россию: Владивосток, Хабаровск, Иркутск, Москва. Описание австралийского путешествия заняло два тома.

Корженский написал много книг, издал много статей. В пражском Наперстковом музее хранится большой фотоархив Корженского. Щедро делился путешественник и рецептами блюд, которые ему пришлось попробовать в дороге. В конце нашей рубрики мы предлагаем вам рецепт карри, написанный Корженским для чешской книги рецептов Магдалены Добромилы Реттиговой сто лет назад.

«Отвари рис в соленой воде, приготовь соус из семян кардамона, отличающихся ароматом пряным и остротой на вкус, кроме того, придай перец, лук и жирного кокосового молока, которое можно найти только на родине кокосовых орехов. Расставь на столе миски с рисом и соусом, а также с мясом, рыбой, раками, яйцами и овощами. Гость сам, по собственному желанию, выберет из предложенного и перемешает все в своей тарелке. Кто попробует это блюдо впервые, почувствует во рту огонь, но постепенно человек привыкает и к этой остроте и хвалит - не нахвалится это индийское блюдо. Тот, кто хочет жить в тропических краях, помни, что жара и карри тебя здесь никогда не покинут».

Автор: Елена Патлатия
аудио