Спальные районы не превратились в гетто, но стали феноменом культуры

Праге – Южный Город

Панельными домами в спальных районах никого не удивишь. В Чехии они вошли в обиход под названием «крольчатники», а строительство самого масштабного спального района в Праге – Южного Города – началось ровно 50 лет назад. Откровенно говоря, мало у кого серые спальные районы вызывают восторг. Их ругали, ругают и будут ругать. Тем не менее, это не помешало им стать даже своеобразным культурным феноменом, о котором снимают фильмы и слагают речитативы.

Фото: Česká televize

1 сентября 1971 года первые бульдозеры выехали на просторы сегодняшнего пражского районе Гайе, чтобы начать строительство самого масштабного чешского спального района Южный Город, известного сегодня как « Йижак» или «Йижняк». Тем самым была открыта первая страница так называемой «panelstory» - строительство района панельных домов на 80 тысяч человек.

Вообще-то строительство масштабных микрорайонов или же спальных районов началось в Чехословакии уже после Второй мировой войны. Сначала «панелаки» - панельные дома выросли на равнине в районах Панкрац и Крч, а потом «поползли» дальше. Так, после многолетней подготовки началось строительство в районе Гайе. Одновременно развернулись и другие крупные стройки – отрезка магистрали D1, водопровода для Праги на реке Желивке, микрорайона в районе Ходов. В некоторых местах растущие великаны перемежались существовавшей застройкой – семейных домов и вилл.

Фото:  Česká televize

«Мы всегда говорим, из Моравии, да, мы строим новый Оломоуц. И это именно так! По площади и по населению это именно Оломоуц», - так Чехословацкое телевидение запечатлело строительство Южного Города.

«Экскаваторы и другая техника выехали из Ходовца и начали рыть коммуникации по периметру, а постепенно и закладывались фундаменты отдельных домов», - описывает происходящие хроникер района Прага 11 Иржи Бартонь.

Фото: Česká televize

Первые жильцы смогли въехать в новые дома лишь спустя пять лет после начала масштабной стройки.

«Эти люди приезжали сюда с конца весны 1976 года. Потом, конечно, все быстрее и быстрее, потому что в то время повсюду ощущалась острая нехватка квартир, и, в частности, в Праге», - добавляет Иржи Бартонь, который также поселился в одной из новостроечных квартир.

Как вспоминает хроникер, поначалу жизнь в Южном Городе была как смех сквозь слезы.

Иржи Бартонь | Фото:  ČT24

«Я был первым в доме, кто переступил порог новой квартиры, как только представилась возможность. Пространство вокруг домов было сделано, что называется, задней левой. Очень старались сдать дома как можно скорее и в как можно большем объеме. Хвалились тем, сколько было сдано, и, конечно, это серьезно сказывалось на качестве. Внутри домов тоже можно было встретить всякое. Например, если у них были длинные трубы, корпус кухонного отопления попадал в середину того места, где должен был находиться встроенный стол. Так что мы укорачивали трубы прямо на месте, чтобы туда поместился стол. Но, с другой стороны, многие люди оправдывают это тем, что получили квартиру с центральным отоплением», - описывает он.

Быстро не значит хорошо

Фото:  Česká televize

Репортер Чехословацкого телевидения спрашивает жителей Южного Города, нравится ли им жить в этом районе? «Совершенно не нравится, я привык жить в частном доме», - отвечает пожилой господин. «Ну, мы тут уже привыкли, вот если бы снабжение было лучше, можно было бы о чем-то говорить», - отвечает молодая жительница нового микрорайона.

По словам историка архитектуры Мартины Коукаловой из Пражского института планирования и развития, отсутствие тротуаров, инфраструктуры и других общественных удобств вначале было большой проблемой для социалистической строительной отрасли в целом.

Мартина Коукалова | Фото:  Univerzita Karlova

«У нас есть опыт шестидесятых годов, из которого мы знаем, что инфраструктура всегда догоняла жилищное строительство, это было реальностью социалистической стройиндустрии. К сожалению, размер проблем увеличивался пропорционально размерам Южного Города», - рассказывает архитектор.

Первоначально предполагалось, что Южный Город будет выглядеть абсолютно по-другому, нежели мы знаем его сейчас. Победивший в архитектурно-градостроительном конкурсе проект предусматривал, что самые высокие дома будут располагаться в центре жилого массива, высота остальных домов уменьшалась бы по направлению к окраинам.

«Однако, наступает 1968 год, нормализация, которая сильно все перевернула, поскольку впоследствии этот район стали использовать и в политических целях. И в итоге он превратился в то, что мы знаем сегодня», - продолжает Мартина Коукалова.

 О спальных районах снимают фильмы и слагают песни

Panelstory | Фото:  Bontonfilm

Самый большой чешский спальный район стал и своеобразным культурным феноменом, напоминающим о реалиях чехословацкого общества 1970-х годов. Истории, происходившие в так называемых «человеческих крольчатниках» изобразила чешский режиссер Вера Хитилова в фильме Panelstory. Ну, и кому же еще, как не рэперам, поэтам проблематичных окраин мегаполисов, рассказать о жизни в панельных трущобах. Так Южный Город «засветился» и на рэп-сцене, благодаря группе PSH.

Прага - Южный Город | Фото: Барбора Немцова,  Radio Prague International

Первоначально предсказывалось, что после революции 1989 года некоторые люди, особенно более состоятельные, покинут жилые массивы спальных районов и, таким образом, они превратятся в гетто. Именно такой процесс субурбанизации произошел в ряде стран  Западной Европы. Однако прогнозы не оправдались, поскольку квартиры выделялись семьям из различных социальных слоев – бок о бок в них жили рабочие и инженеры, врачи, учителя. Другая причина заключается в том, что на момент «бархатной» революции средний возраст жителей этих районов составлял около 40 лет, поэтому они еще не успели заработать достаточно, чтобы купить семейный дом или лучшее жилье.

Перепись населения, прошедшая в Чешской Республике в 2020 году показала, что к концу года в Южном Городе проживало почти 77 тысяч человек.

11
50.03178024740943
14.512590548068061
default
50.03178024740943
14.512590548068061
ключевое слово: