Староверы глазами режиссёра Яны Шевчиковой

r_2100x1400_radio_praha.png

Подготовила Марина Фелтлова.

Дорогие радиослушатели, сегодняшняя рубрика «Богема» посвящена одной из интересных картин, с которыми можно было познакомиться в рамках Семинара русских фильмов в городе Весели-над-Моравой. Кинокартина, которая привлекла большое внимание всех участников семинара, несёт название «Староверы». Режиссёром этого документального фильма о жизни староверов, живущих в Румынии, в дельте Дуная, является Яна Шевчикова. Она любезно согласилась рассказать нам о своих воспоминаниях и впечатлениях, связанных со съёмкой этого фильма.

Почему Яна Шевчикова решила посвятить свой последний фильм именно староверам? Ведь в Чехии о существовании этого вероисповедания почти никто ничего не знает.

- Я снимала несколько фильмов, точнее два фильма, в Румынии. Один был о чешском меньшинстве, которое тут живёт в Пемуле. Второй, который я снимала на севере, около Марамуреша, был о закарпатских русинах. В это время я много путешествовала с рюкзаком по Румынии, и моя первая встреча со староверами, о которых я до тех пор вообще не знала, произошла около дельты Дуная. Я гуляла по маленьким деревенькам, и однажды я увидела чудесную картину, как будто из живописи Репина. На пыльной дороге сидел старый человек с длинной белой бородой, одетый в чёрный кафтан, и из его кармана выглядывала сушёная рыба. Я не имела малейшего представления, откуда он происходит, он совсем не выглядел как румын...

Как нам Яна рассказала, после того, как она осмелилась и своим псевдо-русским языком спросила у этого человека, откуда он, старик начал ей рассказывать о староверах. Вот так и произошла первая встреча Яны Шевчиковой с представителями этого вероисповедания. После того, Яна начала регулярно посещать румынские деревни староверов и знакомиться с их населением. Несмотря на то, что она носила длинную юбку и на голове платок, как у староверов принято, сначала они к ней относились недоверчиво. Но, постепенно, Яна успела завоевать их доверие, и староверы начали ей открывать свои души.

- Больше года я туда ездила без камеры, проводила среди староверов каждый раз около месяца, жила с ними в их домах, вместе с их семьями, ходила с ними на свадьбы, похороны, крестины. И всё время я пыталась, чтобы они меня не воспринимали как нежеланного пришельца, чтобы они мне доверяли, и не опасались кинокамеры. Когда мы их потом снимали, мы старались не нарушать их личную жизнь, мы всегда стояли где-то в стороне и спрашивали, можно ли их снимать. Когда человек что-то снимает в большом городе, где люди привыкли к телевидению, и знают, как себя вести перед камерой, это что-то совсем другое. Здесь так поступать нельзя. Например, для того, чтобы они вам показали свой крест и пояс, необходимо долгое время и терпение.

- Когда я попала в деревню Сарикой, я случайно познакомилась с человеком, сын которого уехал в Америку. Я была поражена, когда этот мужчина мне сказал, что в США в штате Орегон – четыре деревни староверов, и он дал мне адрес своего сына. Мне повезло, потому что, американцы меня пригласили на несколько фестивалей, один из которых проходил в Сан-Франциско. Оттуда, опять с рюкзаком на спине, я отправилась в Орегон и нашла эти староверческие деревни. Через некоторое время, когда они мне начали доверять, они мне посоветовали поехать на Аляску, где, по их словам, живут самые правоверные староверы.

Очень хорошо можно себе представить, каково было восхищение и, одновременно, изумление Яны Шевчиковой, когда в лесах Аляски она наконец-то обнаружила маленький указатель с надписью «Николаевск». В деревне жили староверы, которые не очень то говорили по-английски, но по-русски общались без проблем. Кроме румынских и американских староверов, Яна Шевчикова посетила и русских, живущих около Новосибирска, в Семёново и других местах. Нам было любопытно узнать, насколько отличаются староверы в разных частях земного шара, как влияет среда, где они живут, на их жизнь.

- Я думаю, что самые строгие правила соблюдаются среди староверов на Аляске. Конечно, некоторые молодые люди, которые ходят в американские школы, пробуют и другое, например, курят марихуану. Но это нормально в школьные годы. Всё-таки аляскинские староверы мне показались самыми закрытыми и строгими. В России, наоборот, они жили, по-моему, более свободно. В Румынии, подобно Аляске, они сохранили старый быт. И поскольку в Румынию ездить намного легче и дешевле, чем на Аляску, я решила снять свой фильм именно о румынских староверах.

А что вас больше всего поразило или удивило в течение Вашего пребывания среди староверов?

- Порядок, по которому они живут, и остановка времени. В отличие от румынских чехов, которые путешествуют или даже возвращаются в Чехию, румынские староверы никуда не ездят, они остаются там, где живут. И они не нуждаются в том, чтобы кого-либо убеждать принять их веру. Это мне нравится.

- Я думаю, что так или иначе, независимо от того, занимаетесь ли восточной религией или вера вас вообще не интересует, основа христианского вероисповедания где-то глубоко в нас. И для меня было очень красиво, когда я могла этого коснуться посредством ангелов, чёртов и так далее. И то, что люди называют правоверным, что нельзя перешагнуть, меня, наоборот, погладило по душе. У меня возникло такое ощущение принадлежности к чему-то, что даже словами нельзя описать.

У Яны Шевчиковой многие планы на будущее. Но, о чём будет её новый фильм, она не хотела рассказывать, поскольку, по её словам, она суеверна и считает, что если она будет говорить об этом заранее, то ничего не получится. Единственное, что она согласилась открыть, - это тема фильма: опять что-то с Востока. Главное, по мнению Яны Шевчиковой, чтобы это приносило новые знания, чтобы человек постоянно чему-то учился. Но с другой стороны, как она призналась, это постоянно об одном и том же. Как будто человек снимает один длинный фильм в течение всей своей жизни.