Театральный фестиваль немецкого языки и Фестиваль театра пластики

r_2100x1400_radio_praha.png

В Праге в эти дни проходят два интересных театральных фестиваля. Один из них посвящён инсценировкам, которые возникли в странах, говорящих на немецком языке, а другой фестиваль – совсем без слов. В его рамках показывают спектакли невербального театра пластики. Марина Фелтлова решила посмотреть, что интересного предлагают эти два фестиваля.

Итак, Марина, скажи нам, что ты готовишься посмотреть?

Что касается театрального фестиваля немецкого языка, моё внимание привлекли, прежде всего, два спектакля, которые скорее известны как фильмы или как книги. Я лично их уже раньше смотрела в виде фильма, и поэтому меня интересовало, как они будут выглядеть на театральной сцене. Это «Пороховая бочка» югославского режиссёра Горана Паскалевича, и «Семейный праздник» датского режиссёра и автора сценария Томаса Винтерберга. Театральную инсценировку «Пороховой бочки» в Праге представил австрийский театр Шауспилхаус из города Грац и её режиссёром был Димитер Готшеф, болгарин, который в настоящее время работает в немецких и австрийских театрах. «Семейный праздник» в исполнении немецкого театра Штатшауспил из города Дрезден я пока не видела.

Ну, и как,понравилось сравнение фильма и театрального спектакля?

Честно говоря, не очень. Фильм Паскалевича очень профессионалый и сильно эмоциональный. Он раскрывает тёмные стороны балканского характера – чрезмерную гордость, вспыльчивость, ревнивость. И знакомит зрителей с послевоенной ситуацией в стране, которая почти разорена, где многие человеческие ценности потеряли свой смысл, где люди пытаются снова жить нормально, но им это не удаётся. Всё это – очень сильно и трогательно показано в фильме Паскалевича. Наоборот, в австрийской инсценировке Димитера Готшефа слишком видно, что это всё искусственно. Это скорее шоу, или кабаре, если хотите. Спектакль длился два часа и пятнадцать минут без перерыва, а в конце, думаю, большая часть зрителей уже смотрела на часы и не могла дождаться конца. То, что мне тоже очень мешало, было, что режиссёр пользовался такими дешёвыми и даже очень вульгарными способами стилизации. Может, он хотел быть экспрессивным или не знаю, чего он хотел этим достигнуть. Но на самом деле человека тошнило, когда он смотрел на эти анальные и половые извращения. По-моему, всё это не выражало сути.

А вот, что касается театра пластики, у тебя были более приятные впечатления?

Да, пока я смотрела только одну часть фестиваля, которая посвящена именно движению, то есть пластическому театру. Там участвовали не только чехи, но и актёры из Дании, Швейцарии и Исландии. Меня ещё ждёт вечер, посвящённый танцу, мастерству клоунов и импровизации. Из того, что я видела, мне больше всего понравился спектакль чешского актёра Петра Крушелницкого, названный «Кот». Ты знаешь, что у меня дома – кот, так что мне было любопытно, насколько актёр сумеет справиться с кошачьей пластикой, движением и психикой. И в этом Крушелницки, наверное, показал своё мастерство – он просто превратился в настоящего кота.