Витражных и мозаичных дел мастер Антонин Клоуда

r_2100x1400_radio_praha.png

Могли бы вы вспомнить, когда и где впервые вам довелось увидеть витраж? Вероятно, когда вы были ребенком. Но даже, если вы достигли совершеннолетия, созерцая витраж, вы сталкиваетесь с непостижимостью этой красоты. Заговор цвета и света остается чудом. Сегодня мы хотим познакомить вас с одним из творцов витража и мозаики, чешским мастером Антонином Клоудой.

Будучи еще пареньком, Антонин Клоуда без колебаний определяет направление своего будущего образования - поступает в теологическое училище. Проучиться здесь ему дано лишь до 1950 г., т. к. в этом году училище закрывают. Студенты разбегаются кто куда. Несколько открыток с изображением мозаичных картин и книга Урбана «Душа мозаики», с которыми юный Антонин не расстается, видимо, становятся его проводниками в будущее. Более полувека спустя витражист и мозаикист Антонин Клоуда вспоминает, как, рассматривая в ту пору изображенный в старой книге христологический цикл в итальянской Равенне, он восторженно повторял «это не мог сделать человек». Тогда, в 1950 г., мечта продолжить изучение теологии оказалась нереальной - теологические школы в Чехословакии того времени повсеместно закрывались. Антонин поступает в школу стеклоделов в Железном Броде, где мастер по стеклу, присмотревшись к талантливому ученику, произнесет взаимоосвобождающую формулу будущих отношений с Антонином - «делай, что хочешь». Позже правительство Италии предоставляет подающему надежды художнику государственную стипендию для обучения мозаике в Равенне.

- Определенное невезение стало причиной моего счастья и несчастья одновременно. Я довольно мало исполнял такие заказы как витражные окна или мозаики для государственных учреждений в коммунистическую пору. У меня была работа, позволившая мне сосредоточиться. Мозаика напоминает строительство: работа с бетоном, известью и стеклом и движение наверх. И вдруг наталкиваетесь на зияющий проем окна. Если перенести это на жизнь, то мы, в определенном смысле, тоже карабкаемся наверх, достигаем какой-то точки, когда ответ можно найти только в библии. Человек стремится к достижению высшей точки в жизни и работе одновременно. И, в идеале, достигает состояния, когда жизнь и работа не противоречат друг другу,

- говорит Антонин Клоуда.

Творчество Клоуды представлено как монументальными расчлененными композициями - одно из мозаичных панно приветствует прихожан со стены базилики в Назарете, так и рядом художественных элементов, которые, не стремясь находиться на первом плане, тонко дополняют интерьеры церковных центров.

Произведения чешского мастера можно встретить в костелах и частных собраниях Италии, Франции, Германии и Израиля, а также во многих местах Чехии и Моравии. Тема мозаики зачастую продиктована местом ее возникновения. Например, в Италии существует единственный костел святого Войтеха (Адалберта). По заказу местного епископа Клоуда создал витражное изображение чешского мученика, почитаемого во всей Средней Европе. В основу витража легло изображение святого Войтеха с 13-го столетия.

Антонин Клоуда является также художником, возрождающим почти забытую технику энкаустики. Энкаустика была известна уже в древней Греции и Египте. Это -восковая живопись, выполненная горячим способом. Краски, имеющие первоначально блеклый, как-будто запыленный оттенок, смешиваются с воском. И начинают переливаться как перламутр бабочек.

«Так и человек, - говорит Клоуда, - бывает, выглядит как-то невыразительно и все зависит от того, будет ли ему дана возможность засветиться изнутри».

Витражи Антонина Клоуды светятся. Ловят рубиновыми дланями и изумрудными зрачками лучи зимнего света, преломляют его своей плотью и плотью же одухотворяют. Видеть их можно в костеле святого Михаила и апостольской нунциатуре в Праге, в капелле при доме священников в Чешских Будейовицех. Мозаичные композиции на темы Священного писания находятся также в монастыре ордена святой Уршулы в Лейпциге, в епископской капелле Микулашского костела в Чешских Будейовицех и во многих местах, которых не перечесть. Клоуда изобретает новые приемы восковой живописи и мозаики. В мозаике, кроме традиционных сочетаний, использует и комбинацию цветного и травленого стекла. Данной техникой выполнены огромные больничные окна больницы в Женеве. Возникает впечатление, что из лазурных брызг вырастает нечто снежно-прочное. Витраж здесь дорастает до половины окна и сливается с воздушной периной небес, изменчивость очертаний которой радостно допущена творцом.

Он полагает, что одной из главных причин возникновения мозаики и архитектуры является стремление человека через красоту приблизиться к чему-то возвышенному. А окно всегда есть окном в небо. Порой сам материал становится источником вдохновления. В маленькой мастерской Антонин Клоуда бережно держит в руках одну из таких подсказок природы: кусок халцедона в разрезе открывает вкрапления цвета крови или рябины. Решать в итоге предстоит мастеру.