Возвращение церковного имущества

По прошествии 15 лет открывается путь к урегулированию имущественных отношений между церковью и государством. Чешское коалиционное правительство разработало и приняло законопроект, предусматривающий возвращение имущества – зданий и земельных участков, которые были конфискованы у церкви в период коммунистического режима. По действие закона попадает период с 25 февраля 1948 года по 1 января 1990 года. Непосредственно будет возвращена 1/3 имущества, принадлежавшего церкви, а остальная часть будет компенсирована суммой 270 миллиардов крон (10 миллиардов 800 миллионов евро), которую государство намерено выплачивать в течение ближайших 60 лет. При этом цена имущества, которое невозможно будет вернуть владельцам, составляет лишь 83 миллиарда крон (3 миллиарда 320 миллионов евро). Разница между двумя суммами – проценты за длительный срок выплаты.

Мирек Тополанек (Фото: ЧТК)
«Непосредственно после революции авторы всех законов, касавшихся реституции, понимали, что невозможно будет возвратить все имущество. Понимали, что речь идет об отстранении лишь части несправедливости. Это фактическое завершение процесса», - так комментировал стремление разработать закон об урегулировании имущественных отношений между государством и церковью премьер-министр Чешской Республики Мирек Тополанек.

С момента вступления закона в силу чешское государство еще на протяжении 20 лет будет выплачивать 17 зарегистрированным церквям и религиозным объединениям финансовую помощь, необходимую для их деятельности, как и до сих пор. Сумма, сегодня составляющая ежегодно 1,3 миллиарда крон (примерно 52 миллиона евро), каждый год будет снижаться на 5%.

«Дальнейшая отсрочка решения данного вопроса для чешского государства была невозможна, не только с экономической точки зрения, но и по правовым критериям. Еще в начале 90-х в законе о земле было обещано, что решение проблемы будет найдено. Далее уже невозможно ждать и мы решили быстро решить вопрос при помощи соответствующего закона», - накануне передачи законопроекта кабинету заявил министр культуры Чешской Республики Вацлав Йегличка.

«Различные церкви уже должны понять, как обстоят дела. Неопределенность царит уже слишком долго, что плохо, как церкви, так и для государства. Для государства данная ситуация неприемлема, так как до сих пор действует коммунистический закон № 218, принятый в 1949 году, содержащий в себе множество недостатков.

Йиржи Пароубек
Все хорошо знают, что в настоящее время к традиционной христианско-еврейской цивилизации присоединяются другие группы и церкви, которые ранее здесь не действовали и начали появляться лишь после революции. В настоящее время не существует законного механизма этот процесс каким-либо образом регулировать. С течением времени государство оказалось бы в большой невыгоде», - считает председатель Экуменического совета церкви Павел Черный.

Сумма 270 миллиардов крон, которая по планам правительства будет выплачена в качестве компенсации, не удовлетворяет социал-демократическую оппозицию. В связи с этим социалисты намерены требовать подробных объяснений методики оценки имущества, которое невозможно вернуть. Председатель социал-демократов Йиржи Пароубек уже заявил, что намерен выдвинуть иной законопроект, а в случае, если ныне предлагаемый закон будет принят Парламентом, то будет добиваться изменений, как только его партия выиграет выборы. Министр финансов Мирослав Калоусек утверждает, что иной вариант выплаты компенсации обошелся бы государству минимально в два раза дороже. Для того чтобы гарантировать церкви выплату определенной суммы, будет заключен частноправовой договор.

Мирослав Калоусек
Почему же столь длительное время государство не могло найти способ компенсировать церкви утраченное имущество.

«Я думаю, что существует несколько причин. Главная причина – политическая. Чешское государство с самого начала не хотело решать вопрос компенсирования ущерба церкви, главным образом католической, потому, что большая часть конфискаций церковного имущества относилась к периоду до 1948 года, но после окончания Второй мировой войны. То есть проблему невозможно было связать исключительно с коммунистическим режимом.

Это было связано с сильной волной возвращения имущества группам населения, которые подверглись конфискации до 1948 года, судетским немцам и другим», - считает политолог Йиржи Пеге.

По его словам, политики просто не знали с чего начать решение столь болезненной проблемы и предпочитали идти по пути отсрочки.

«Одновременно, я думаю, существовала определенная культурная проблема. Политики знают, что церковь, и в частности католическая церковь, не является для чешских избирателей главной темой. Я бы даже сказал, что католическая церковь не пользуется большой популярностью у чешской общественности. Политики, возможно, в неприятии обществом имущественных претензий церкви, видели возможность заработать политические баллы».

Причиной проволочки можно считать и малое число верующих среди граждан Чешской Республики.

«Я думаю, что это играет большую роль. Факт, что в Чешской Республике малое число верующих, которые, вдобавок, сосредоточены в определенных регионах, главным образом в Моравии, очень важен. Политики не чувствовали необходимости идти на встречу желаниям столь маленькой группы населения. Естественно, что христианские демократы и Чехословацкая народная партия располагают избирателями в этой среде. Но данная партия никогда не обладала реальной силой, чтобы самостоятельно добиться принятия закона о возвращении церковного имущества».

Социально-демократическая оппозиция опасается, что отстранение несправедливости прошлого может вызвать новые обиды.

«Если чешское государство однажды уже приняло решение о необходимости вернуть имущество, то оно должно быть последовательным до конца. Решение о реституции было политическим, с которым выступило новое демократическое правительство сразу после падения коммунизма. Чехословакия, а позже Чешская Республика стала пионером в максимальном объеме реституций. Уже тогда было сказано, что осуществление реституций может стать причиной новой несправедливости. Но, очевидно, новые обиды будут меньшими, нежели при конфискации имущества коммунистическим режимом или режимом до 1948 года. Я согласен с социал-демократами, что определенная несправедливость может возникнуть, но вижу несомненную пользу в том, что данная проблема будет решена тем или иным способом. Так как имущественная неопределенность также может стать причиной несправедливости».

Под действие будущего чешского закона о возвращении имущества церкви не попадают конфискации, осуществившиеся до 1948 года. Однако, например, Немецкий орден, являющийся приемника Ордена немецких рыцарей, и не намерен отступать от своих требований возвратить, например, чешские крепости Боузов и Совинец, замок Брунтал и курорт Карлова Студанка, которые ему некогда принадлежали. Выше названные замки и крепости у ордена были конфискованы фашистами еще в октябре 1939 года, одновременно распустив орден. Уже в течение многих лет Немецкий орден неуспешно судится с Чешской Республикой по поводу своего бывшего имущества. В 1948 году Верховный административный суд отменил вердикт, по которому имущество ордена было переведено во владение государства. Однако в связи с приходом к власти коммунистов, решение суда не было вручено ни представителям Ордена немецких рыцарей, ни государственным инстанциям.