17 ноября - День боя за свободу и демократию.

Ноябрь 1989

17 ноября в Чешской Республике отмечается День боя за свободу и демократию. День начала Бархатной революции, которая привела к распаду коммунистического режима. День, когда граждане Чехословакии восстали против режима, полного лжи и ненависти.

Ноябрь 1989
Бархатную революцию 17 ноября 1989 года называют также Студенческой революцией. Так как именно представители молодого поколения, учащиеся высших учебных заведений, стали основой целого ряда оппозиционных общественных движений, которые начали создаваться в Чехословакии во второй половине 80-х годов 20 века. В 1987 году была организована Демократическая инициатива. В октябре 1988 года появляется Движение за гражданскую свободу. В начале 89-го Клуб за социалистическую перестройку - Возрождение. Начинают появляться движения за мир, различные церковные и экологические движения, костяком которых становится молодое поколение. Молодые люди чувствовали, что они отличаются от своих отцов и во многом их идеалы идут вразрез с идеалами старшего поколения.

В рамках различных семинаров, учащиеся и студенты встречались с молодыми людьми, которым существовавший режим препятствовал в получении образования. Студенты, участвовавшие в подобных семинарах, где обсуждались актуальные вопросы, должны были обладать большой долей отваги, так как за свою деятельность они могли быть в любое время задержаны полицией, отданы под суд и заключены в тюрьму.

Постепенно пробуждалась и общественность. Об этом свидетельствует появление общественных движений, собиравших подписи под разного рода петициями: за всеобщую либерализацию системы, за освобождение политических заключенных, за решение экологических проблем и другие. Порядка 600 тысяч граждан поставили свои подписи под петицией за религиозную свободу. В связи с жестокими действиями репрессивных подразделений режима во время демонстраций, проходивших с 15 по 21 января 1989 года, и последующим арестом драматурга, одного из авторов Хартии 77, диссидента Вацлава Гавела, возникла петиция Инициатива работников культуры. Все чаще в стране проходили демонстрации, открыто направленные против режима. В течение года, с сентября 1988 до ноября 1989 года только в Праге состоялось более десяти крупных демонстраций.

Вратислав Доубек в 1989 году учился на философском факультете пражского Карлова университета и работал в студенческом забастовочном комитете.

- То, что произошло - не было вызвано только атмосферой общества. Эта атмосфера изменялась под влиянием обстоятельств не только в Чехословакии, но обстоятельств европейских и мировых. Постепенно коммунистические партии и в других странах теряли свою силу. Именно это помогало изменениям в атмосфере общества. Не хочу сказать, что эти изменения были вынуждены историческим опытом. Чехи и словаки не революционеры, но все таки они ожидали каких-то изменений. Конечно, разные люди хотели видели в этих изменениях разное. Это отразилось на удовлетворенности и неудовлетворенности происшедшими изменениями.

Студенты в этой ситуации становились радикальным политическим субъектом. Организовывались дискуссионные форумы, на которых велась острая полемика по поводу закона о ВУЗах, о членстве в Социалистическом союзе молодежи, о свободе слова и собраний.

Студенты говорили о необходимости создания вузовских союзов и органов студенческого самоуправления. 6 ноября 1989 года состоялся студенческий форум, на котором впервые прозвучало предложение об отмене 4 статьи Конституции ЧССР, закрепляющей в обществе ведущую роль Коммунистической партии Чехословакии. На студенческие форумы приглашались и представители правительства, которых призывали к открытой дискуссии. Нетрудно догадаться, что никто из «государственных мужей» на студенческих форумах никогда не появился.

И мы вновь обращаемся к участнику событий 1989 года Вратиславу Доубку: Почему именно студенты стали вождями революции?

- Это совсем логично. Студены - это молодые люди, которые всегда и везде склонны разрабатывать свои представления о мире. Добиваться их. Они хотят видеть свои мир, своими глазами и хотят подчинять этот мир своим представлениям. Для меня и моего поколения это было огромной жизненной возможностью соединить личные представления всех молодых людей с огромными политическими изменениями в нашей стране. Поэтому студенты из высших и средних учебных заведений стояли впереди революции. И то, что у них не было никакой политической власти, что они были идеальными революционерами, что у них, честно говоря, что у нас не было никаких политических программ - это вторая страница. Но все таки понятная. Просто мы ожидали изменений и хотели добиться их. Хотя мы не знали чем изменять, и какими людьми изменять коммунистические политические кадры. Мы знали, что мы, что студенты не могут быть этими людьми. Мы можем только работать в революционных комитетах. Необходимо было искать других, опытных людей. Постепенно эти люди появлялись.

Самой значительной акцией студентов чехословацких высших учебных заведений стала манифестация 17 ноября 1989 года, которая из-за жестокой акции сил государственной безопасности стала детонатором революции.

Ян Оплетал
В этот день в Чехословакии отмечался Международный день студентов, который в 1989 году совпадал с 50-й годовщиной смерти студента-медика Яна Оплетала - жертвы фашистских репрессий. Для привлечения большего числа участников было решено идти официальным путем. Однако власти не утвердили маршрут демонстрации, который проходил через центральную площадь города, Вацлавскую площадь. В соответствие с разрешением колонна студентов должна была пройти в стороне от площади, по набережной и закончиться на Вышеграде у могилы кумира всей чехословацкой молодежи поэта Карла Гинека Махи

Но пятидесятитысячная колонна демонстрантов, которые были воодушевлены призывами подняться на охрану свободы и независимости, свернула по направлению к площади, носящей имя покровителя чешских земель Святого Вацлава. На Национальном проспекте их встретили отряды сил государственной безопасности. Примерно двухтысячная группа демонстрантов была отрезана от общей массы и оказалась между двумя кордонами полиции. Точно никто не знает, кем был отдан приказ. Несмотря на то, что у демонстрантов не было оружия, а девушки раздавали полицейским принесенные с собой цветы, акция по разгону демонстрации осуществилась. Людей разгоняли по маленьким улочкам, где жестоко били, нападая по одиночке. 568 человек было ранено.

Не бархатное начало Бархатной революции шокировало общество. Далее события развивались, как снежная лавина. Студенты организовали Забастовочный комитет пражских ВУЗов, который выдвинул предложение объявить недельную забастовку, кульминацией которой должна была стать всеобщая двухчасовая стачка, назначенная на 27 ноября.

Какая атмосфера царила тогда между студентами? Не было страха? Был 1968 год, когда стреляли, и когда на улицах Праги были танки. Не было страха? Или была готовность сделать все, что угодно - лишь бы были изменения, хотя студенты и не знали какие конкретно?

- Конечно, царил страх. Именно в эти первые дни, когда мы не знали, что последует в результате того, что мы остались на факультетах. Мы не знали, если придут солдаты, если придет милиция, если они окружат нас. Мы не знали ничего. С нашей точки зрения это была огромная авантюра, которая не имела никакого известного конца. А у многих даже никакой известной цели. Этой целью было что-то вроде всеобщего демократического изменения. Но, что такое демократические изменения по своей сути, может быть большинство из нас, не знало. В течение первых дней мы были только в ожидании. Позволит ли коммунистическая власть продолжить эту революционную работу, дадут возможность продолжать ее. Я не хочу говорить за других, но, по моему, если бы дошло к какому-нибудь сражению, то большинство из нас оказались бы не героями. Для какого-то вооруженного выступления, тогда, даже у студентов не было отваги.

Идею поддержали студенты театральной академии, чешские и словацкие актеры. Студенты и актёры ездили по деревням и селам, в самые отдалённые части Чехословакии, чтобы информировать людей о том, что происходит в Праге. В результате чего все больше и больше людей выражало поддержку идее генеральной стачки. Однако не все давалось просто.

Ноябрь 1989
Правительство старалось удержать ситуацию под контролем, но этого не получалось. Говорит премьер-министр федерального правительства Владислав Адамец.

- Я лично убеждён в том, что для проявления собственного взгляда не надо бастовать два часа, а вполне хватит только несколько минут.

Эти слова не очень понравились рабочим, но последующий призыв к объединению граждан для достижения взаимопонимания был встречен положительно. А вот секретаря пражского комитета Коммунистической партии Чехословакии Мирослава Штепана рабочие объединения CKD просто освистали.

- Ни в одной стране. Ни в развивающейся, ни в социалистической, ни в капиталистической. Не было того, чтобы пятнадцатилетние дети диктовали, когда должен уйти один президент, а прийти другой. А, это, к сожалению, произошло.

Гражданский форум, организованный уже 19 ноября, объединил все независимые инициативы и движения, представителей художественных союзов и представителей церкви. Особое значение имела поддержка всеми уважаемого кардинала Франтишека Томашека, который три года своей жизни провёл в коммунистическом рабочем лагере.

- В это важное время борьбы за правду и справедливость в нашей стране я и католическая церковь стоим на стороне народа. Никто из нас не должен остаться в стороне, когда речь идёт о лучшем будущем народа. Мы должны вспомнить, по примеру святой Анежки Пржемысловны, молитву, которая сопровождает десятилетия духовного возрождения нашего народа: Боже, освободи нас правдой и возобнови лицо нашей Родины и всего мира.

Ноябрь 1989
Гражданским форумом была потребована отставка восьми главных представителей коммунистического правительства, освобождение политических заключенных и организация специальной парламентской комиссии, которая занималась бы расследованием актов насилия над студентами со стороны полицейских во время демонстрации 17 ноября. Все это стало началом целой серии демонстраций, переговоров и забастовок, в результате которых коммунистический режим пал. Первым президентом новой Чехословакии стал Вацлав Гавел. Пять лет спустя он так вспоминал об атмосфере 1989 года.

- Атмосфера такой общности, самоотверженности, сплочённости, которая была характерной для этих революционных дней, такая атмосфера уже не вернётся. Это были особые моменты огромного подъёма общественной воли, которых в истории не бывает много. Но, тем не менее, об этом не надо забывать. Наоборот, я думаю, что именно о таких моментах мобилизации того лучшего, что в человеке находится, мы должны вспоминать и вдохновляться ими. Чтобы они нам напоминали то хорошее, что содержится в нас, о чём мы часто забываем.

- Мы, студенты и студентки всех ВУЗов, пришли сегодня на Чехословацкое радио, чтобы в эти очень важные для нас моменты всех поблагодарить. Наконец-то пришло время, когда по прошествии 20 лет мы перестали друг друга толкать в бока, чтобы могли все обняться.

- Мы хотели бы сказать еще несколько слов тем, кто еще не понял наших стараний. Пожалуйста, поймите, что мы будем жить в абсолютно другом мире, чем тот, в котором жило ваше поколение. Вы жили для своих идей 19 столетия. Мы будем жить для природы и человека века 21-ого. Мы будем жить в информационном обществе. Вы воевали с природой и между собой, мы будем должны взаимно и себя и природу спасать.

И вновь слово Вратиславу Доубку.

Вы были студентом, который прожил революцию 1989 года. Сейчас у Вас есть собственные студенты, которым Вы преподаете. Какие они? Интересуются ли они политикой?

- Я думаю, что они интересуются политикой менее чем мы в свое время. Не то, чтобы политика для них была не интересна, но они не вынуждены интересоваться политикой в такой мере. У них есть различные подходы к проблемам и различные проблемы. Мы все проблемы перерабатывали на политической платформе. Мы видели все проблемы в первую очередь как проблемы политические. Сегодня студенты прорабатывают проблемы в самой своей сути. А не в первую очередь, как проблемы политические, которые надо решить политическими изменениям, политическим переворотом. Сегодня студенты могут решить проблемы прямо в их корнях. В этом различие между их и моим поколением.

- Те студенты. Те дети. На себя, на свои плечи, взяли чаяния нас, родителей.

Так, со слезами благодарности на глазах, актер Ян Пржеучил позже скажет о роли студентов в 1989 году.

- Однажды мы будем дальше. Я это знаю. Только миру мир. Надеяться и идти. Однажды будем дальше.