75 лет назад, 25 марта 1945 года, американская авиация повторно бомбила Прагу

Požár průmyslového areálu v Libni, foto: IPR Praha

После случайного, как считается, налета союзнической авиации на Прагу 14 февраля 1945 года, чешской столице в конце Второй мировой войны пришлось пережить еще один весьма разрушительный налет. На этот раз запланированная атака бомбардировщиков, осуществленная 25 марта 1945-го, превратила в груду развалин в оккупированной нацистами Праге военные заводы, которые каждый день отправляли на фронт сотни полностью смонтированных истребителей танков типа Hetzer. Авиаудар пришелся также и по столичным аэродромам в Кбели и Летнянах.

Заводы Колбен-Данек, фото: IPR Praha

Налеты осуществляли почти пятьсот самолетов, отправленных для выполнения задачи командованием 15-ой армии ВВС США.

В пражских районах Либень и Высочаны в этот день было полностью уничтожено или же серьезно повреждено 60 производственных объектов. В развалины превратились Чешскоморавские машиностроительные мастерские, заводы Колбен-Данек и Aero, Высочанская молочная фабрика, склады Julius Meinl, завод братьев Прашилов, химический комбинат, паровые мельницы Франтишека Одколека, автомобильный завод Praga и ряд других фабрик и заводов.

«В Вербное воскресенье я получил задание на велосипеде съездить за яйцами в Дубечек, там жила семья Кратошеков. Пока хозяйка их готовила мы с Пепиком Кратошкой побежали в каменоломню, откуда видели «черные тучи» бомбардировщиков, а внизу облака пыли – это бомбили завод ČKD в Высочанах. Я помню оба налета на Прагу. Я вам скажу, что во время войны по поводу гудящих сирен воздушной тревоги даже шутили. Но после этих двух налетов такого уже не происходило.

Aвтомобильный завод Praga, фото: IPR Praha
Конечно же, мы потом об этом помнили всю жизнь», – вспоминал в эфире «Чешского Радио» восьмидесятилетний пражанин, позвонивший в одну из годовщин окончания Второй мировой воны в радиостудию.

Бомбардировку пражских заводов американской авиацией пережила также Анна Скалова. В 1945 году ей было 24 года, вместе с мужем она жила тогда в пражском районе Винорж. Налет начался днем в Вербное воскресенье в двенадцатом часу.

«Я уже подала обед, но никто из нас тогда за стол уже не сел. Как только началась бомбежка, дети спрятались в подвале, залезли под корыто. Мужчины же немедленно начали закладывать подвальные окошечки досками, чтобы к нам не влетели осколки. Это был кошмар. Наш дом находился на краю улицы, а дальше было только поле, где стоял стог соломы. Сначала я хотела в нем спрятаться, но брат моего мужа не пустил. Он и муж затащили меня в подвал. Так мы и спаслись. Никому ничего не стало, только стекла в окнах от взрывов разлетелись.

А потом начала гореть лакокрасочная фабрика. Дышать было абсолютно нечем. Кошмар. На следующий день мы вместе с нашей мамой поехали в Почерницие, так как дома находиться уже было невозможно. А тот стог… Во время бомбежки там действительно спрятались люди. Вся солома была пропитана кровью. Все кто там находился, были мертвы», – вспоминала Анна Скалова в интервью для проекта «Память народа», реализованного обществом Post Bellum.

Высочаны, фото: ЧТ
Без человеческих жертв не обошлось, хотя в этот раз американские ВВС провели бомбардировку в воскресенье, когда заводы не работали на полную мощность. Погибли 250 человек и еще 500 получили ранения.

Эти числа очень хорошо помнит Милена Штолова, которая в 1945 году вместе со своими родителями жила в доме, где сегодня в Праге располагается Министерство юстиции. Она была свидетельницей обоих крупных налетов на Прагу, произошедшего 14 февраля 1945 года, когда горел неподалеку расположенный монастырь Эмаузи, и атаки 25 марта того же года.

Милене Штоловой тогда было всего девять лет, но пережитое оставило в ее душе неизгладимый след:

«Самое странное, что я помню вовсе не сам налет, а отвратительный вкус томатного супа, который мы тогда ели. Это я помню очень отчетливо. А потом еще вспоминаю, как мы во время каникул ездили в город Вышков. Этим летом в один из дней налетела гроза.

Я испугалась так, что забралась под перину и все время страшно плакала. Звук грозы, треск ломающихся под порывами ветра деревьев мне напомнил налет бомбардировщиков и взрывы».

Mонастырь Эмаузи, фото: IPR Praha
ключевое слово:
аудио