Алесь Михалевич: «В Праге я ничего не боюсь»

Алесь Михалевич

Алесь Михалевич, экс-кандидат в белорусские президенты, находится в Праге, где получил политическое убежище. Сегодня мы говорим с ним о его дальнейших планах.

Алесь Михалевич
Алесь Михалевич был кандидатом с собственным стилем. Ставку он делал на умеренность. Он хотел подталкивать власть к демократизации, без крови, без революций, но – неуклонно. Создавая эту новую политическую силу, Михалевич не конфликтовал с властью, не использовал истошные слоганы, не говорил о победе, не критиковал Лукашенко и не гулял строем с другими кандидатами. И все таки получилось так, что с именем Михалевича связан международный скандал. После выхода из белорусской тюрьмы, где он отсидел два месяца, Михалевич дал пресс-конференцию, на которой рассказал, что его выпустили из тюрьмы, потому что он завербован чекистами. Рассказал о том, что КГБ пытает заключенных, о том, как пытали его. После этого он покинул страну через неохраняемую границу Беларуси и России и направился в Украину, где оставаться не мог, потому что опасался, что белорусские власти обратятся к украинским за его экстрадицией. В Киеве он подал заявления в несколько посольств стран ЕС. Чехия откликнулась быстрее всех. В Чехии он находится с 16 марта. Алесь Михалевич отказался от программы интеграции, потому что уверен, что выучит чешский язык сам. От чешских властей он получил разовое денежное пособие в размере трех тысяч крон.

«В любом случае я сюда приехал не за социальными программами, я приехал, потому что мне очень важно было иметь официальный статус. Тем более он нужен, если я буду дальше пересекать границы ЕС, есть большая вероятность, что я сейчас буду в списке Интерпола, что Беларусь официально подаст на мою экстрадицию. Короче, для меня важно, что у меня есть статус политического беженца».

Министр Карел Шварценберг
- Я слышала, что за вас хлопотал министр иностранных дел Шварценберг лично?

- Буквально на следующий день после того, как я сюда прилетел, один из российских Интернет-ресурсов дал подробную информацию о том, когда и каким образом я пересек какую границу, стало известно, что я прилетел сюда Чешскими Авиалиниями, и даже конкретный рейс, на котором я летел. Это был уже момент, когда не имело смысла скрывать, где я нахожусь, и министр Шварценберг публично высказался. Сказал, да, Михалевич находится в Чехии, он просит убежища и должен его получить. Не знаю, хлопотал ли он лично, но публично он это сказал, потому что он меня лично знает.

- Вы же не первый белорусский политический беженец…

- Да, я контактировал с многими людьми, которые приезжали ранее. С Ильей Глыбовским, с бывшим руководителем партии любителей пива Ромашевским… Много с кем из белорусов. Я был на нескольких белорусских мероприятиях. Попал сюда на день объявления белорусской народной республике 25 марта. Приятно, что в Праге есть достаточно большое белорусское сообщество.

Жена Михалевича, Милана (Фото: ЧТ24)
Семья Михалевича, жена Милана и две дочери остались в Минске.

- Официально жену задержали еще когда я находился в следственном изоляторе. КГБ задержало ее прямо на трассе, до того, как она доехала до границы и проинформировало, что ей запрещен выезд за территорию Республики Беларусь. Будем смотреть. В милиции ей сказали, что никакого запрета на выезд нет. Но это может измениться в каждую секунду. Так ей сказали.

- Скажите, вот в Беларуси пишут о том, что Михалевич договорился со спецслужбами и ведутся такие дискуссии… они в Чехии тоже откликаются?

- Нет, не могу сказать, чтобы кого-то это здесь интересовало. Чешское государство сделало то, что оно декларировало и делало много раз. Мое уголовное дело – бывший кандидат в президенты, который даже не выступал на площади и не призывал ни к каким действиям. Я обвиняюсь в организации массовых беспорядков, по этой статье предусмотрено наказание от пяти до 15 лет тюремного заключения. Поэтому Чехия, как и весь мир, не имела никаких сомнений, что это дело в чистом виде политическое, заведено для того, чтобы наказать конкурентов. Чехия просто предоставила убежище и дальше я могу жить своей жизнью.

- Как Беларусь отреагировала на то, что вы получили этот статус?

Алесь Михалевич (Фото: ЧТ24)
- Сложно сказать. Конечно, для комитета госбезопасности это было очередное поражение. Ну а люди отреагировали абсолютно по-разному. Но большинство знакомых и незнакомых мне людей высказываются о том, что я правильно сделал. Не имеет никакого смысла проводить несколько лет в тюрьме только для того, чтобы показать, что я готов исполнять любые самые дикие и ненормальные приговоры белорусского суда.

- А вы боитесь?

- Честно говоря, после того, что я прошел в следственном изоляторе, я уже ничего не боюсь, хуже, чем там было, уже точно не будет. С другой стороны, как любой нормальный здравомыслящий человек, конечно, я стараюсь не нарываться на ровном месте. Есть вещи, которые просто не хочется проходить снова. А в Праге я ничего не боюсь. Прага очень безопасный город, здесь мне ничего не угрожает.

- Чем вы планируете заниматься здесь?

Алесь Михалевич (Фото: ЧТ24)
- Пока что я делаю все возможное, чтобы в Беларуси остановились пытки, про которые я рассказал, и пробую использовать все международные правовые механизмы. Поэтому у меня очень большие планы по поездкам. Мне обязательно надо в Лондон, мне обязательно надо в Берлин. Буду работать с уполномоченным ООН по вопросам пыток. Прага будет основным моим местом жительства, но я буду очень много ездить. Идей у меня очень много. Ну и то, что Прага дает дополнительные возможности. Прага географически находится в удобном месте – близко от других важных мест.

Самые разные аналитики проводят. О том, что Вацлав Гавел был отпущен на свободу чехословацкими властями, предупредив его, что он вернется в тюрьму, если будет активничать. Спустя несколько дней Гавел написал обращение к народу, и власти сдержали свое слово – вернули обратно. Оттуда он вышел практически признанным президентом. Не знаю, что будет с Михалевичем. Он не создает впечатления правдоруба, но скорее – правдолюба.