Автографы советских солдат в моравском костеле и спортзал на кладбище

Фото: Lenka Kratochvílová, Чешское радио

«Ставрополь-84», «Грозный-86», «Иваново», «Алтай»... Стены костела святой Анны в Моравии испещрены надписями на русском языке. Некоторые нацарапаны прямо на фресках. Военный полигон Либава многие годы использовался советской армией, следы пребывания которой отчетливо видны до сих пор.

Стара Вода, фото: Radoslava Kvasničková, Чешское радио

У поселка Стара Вода – непростая судьба. После Второй мировой войны, в 1946 году, населенный пункт должен был исчезнуть с лица земли, поскольку территорию решила занять армия, которая превратила район Либава в огромный военный полигон. В 1950 году церковные здания были переданы чехословацкой армии, религиозное паломничество в эти места прекратилось. Вплоть до 2016 года здесь была закрытая военная зона, однако потом армия отказалась от части территории.

С 1968 по 1991 год здесь базировались оккупационные силы советской армии, рядом размещалась ракетная база «Точка Север». Всего в Либавском районе было создано три таких базы.

Фото: Lenka Kratochvílová, Чешское радио

Краевед, активист общества «Лубавия» Индржих Махала показывает «Чешскому Радио», что здесь находилось тридцать лет назад: «На холме растянулся огромный военный лагерь, который называли "Маленькая Москва". Советских сил тут было очень много, и из лагеря они перемещались на полигон как раз через Старую Воду. Костел святой Анны стоял у них на пути, так что проще было его взорвать, однако сотрудники отдела по охране исторических памятников смогли его отстоять. Взорваны были только остатки монастыря».

«Нельзя все валить на русских – в разорении участвовали и чехи»

Паломнический костел св. Анны – изящный однонефный храм, возведенный в XVII веке итальяно-швейцарским архитектором Джованни Пьетро Тенкалло в стиле барокко. Его стены испещрены надписями на русском языке – некоторые нанесены краской, другие выцарапаны на штукатурке. Их не убрали, оставив как памятник эпохи советской оккупации.

Фото: Miloš Hlávka

При этом Индржих Махала напоминает: «Мы постоянно говорим о том, что уничтожили русские, однако, что касается поселка Стара Вода, тут несут ответсвенность и чехи. Все видят эти надписи на кириллице и говорят: "Смотрите, что наделали эти русские!", однако крали и растаскивали строительные материалы чехи. Русские раскопали кладбище – это правда. Они искали там золото, которого там не было. Однако наши похищали могильные плиты, увозили их в камнетесные мастерские, где их переделывали в новые надгробия, кто-то делал из них у себя в доме ступени. Так что нельзя все валить на русских – чехи тоже немало участвовали в разорении».

Внутреннее убранство костела св. Анны – алтарные образы, колокола и орган – было вывезено в 1950-е годы. Храм начали реставрировать в 1990-е годы. Сейчас над его возрождением работают волонтеры, там вновь проводятся богослужения и восстановлена традиция паломничества.

Еще один храм в здешних местах – Крестовоздвиженский костел был превращен в склад, где советские войска хранили оборудование для полевых кухонь.

Костел св. Анны, фото: Архив Чешского Радио

Сегодня в поселке Место Либава, где живет более 500 человек, нет кладбища, на котором жители хоронили усопших на протяжении трех столетий. После того как его территория оказалась частью полигона, советские солдаты срыли погост.

Индржих Махала показывает это место «Чешскому Радио»: «Сейчас мы находимся на месте бывшего кладбища. К сожалению, мы не знаем его точных очертаний. В 1968 году сюда пришли советские силы и заняли Либаву. Кладбище они просто срыли, отодвинув землю в виде огромного вала к тем деревьям, а тут построили спортивный зал. Восстановить кладбище на прежнем месте, вероятно, будет сложно».

Фото: Lenka Kratochvílová, Чешское радио

«Я хотел бы узнать, куда русские вывезли кости моих предков»

Фото: Doronenko, Wikimedia CC BY-SA 3.0

Фридрих Циппс родился в Либаве в 1941 году в чешско-немецкой семье. На местном погосте были похоронены его дед и бабушка. «Я хотел бы дожить до того момента, когда узнаю, куда русские отвезли кости моих предков», – говорит он. «Когда спустя годы я сюда приехал, то спросил: "Где кладбище? Куда оно подевалось?" Мне ответили, что русские решили построить на его месте спортзал, так что однажды ночью экскаваторами срыли могилы, с костями, черепами, крестами, и куда-то вывезли. Непонятно, почему это нужно было делать именно на этом месте, когда вокруг столько пустующей земли», – недоумевает Фридрих Циппс. Здание военного спортзала сегодня уже не существкет.

Пенсионер Ян Гнятек, который ездит навещать родные могилы не чаще одного раза в месяц, поскольку они находятся в 30 км, в Оломоуце. объясняет. «Теперь мы хороним в Оломоуце, что, конечно, достаточно далеко. У нас было кладбище, но армия его уничтожила. У меня есть автомобиль, но пенсионеры, у которых его нет, попасть туда не могут. Автобус ходит редко, это поездка на целый день», – сетует он.

Фото: Jiří Komárek, CC BY-SA 4.0

Староста поселка Штепанка Тиха готовит внесение необходимых изменений в план поселка, где должно появиться новое кладбище. «У меня, конечно, есть намеченные места, однако конкретные заключения должны делать соответствующие органы, такие как санитарно-гигиеническая служба и церковь. Поселок, где живет более полутысячи человек, имеет право на место, куда они могут ходить навещать своих почивших близких».

На месте исчезнувшего кладбища активисты общества «Лубавия» планируют поставить двухметровый деревянный крест.