Бас-баритон Адам Плахетка: «Опера – это искусство для душевно зрелого человека»

Адам Плахетка, фото: Adam Kebrt, Чешское радио

Звезду чешской оперной сцены и солиста Венской государственной оперы Адама Плахетку непросто застать в родных пенатах – плотное концертное расписание практически не оставляет такой возможности. Однако вот уже третий год он является резидентом летнего фестиваля классической музыки «Литомышль Сметаны», и в город Бедржиха Сметаны возвращается, по его словам, с большим удовольствием.

Корреспондент «Radio Prague International» Александра Баранова побеседовала с Адамом Плахеткой в вечер открытия фестиваля.

Адам Плахетка, фото: Martin Salajka, SOČR

Адам, какое из произведений композитора Бедржиха Сметаны вам ближе всего?

– Мне сложно выбрать. Мне очень нравятся его оперы, но также и симфонические произведения и хоральные сочинения. Среди опер мне непросто выбрать какую-то одну. Прежде всего, это, конечно, «Тайна», «Далибор», «Либуше».

Вам часто задают вопрос, ощущаете ли вы себя на вершине карьеры или вы пока на пути к ней. А что для вас является этой самой «вершиной», как вы это для себя определяете?

– Сложно сказать. Я думаю, что большая часть творческих людей это не осознает. Наоборот, они полагают, что находятся на пути к своему расцвету, тогда как в реальности уже давно прошли точку творческой кульминации. Непросто дать однозначное определение «вершине» еще и потому, что в разном возрасте человек по-разному это воспринимает. Когда я только начинал свой путь, я тоже недооценивал многие нюансы касательно интерпретации произведений, меня интересовала только красота голоса. Мне нравились другие исполнители и другие произведения у конкретных авторов. Поскольку искусство – это не та дисциплина, где можно оперировать с цифрами, то мы и не должны доказывать, что в данный момент находимся на пике, каждый может выбирать себе те произведения разных авторов, которые ему больше всех нравятся.

Адам Плахетка, фото: Tomáš Vodňanský, Чешское радио

Из ваших слов следует, что оперный исполнитель взрослеет и зреет вместе с музыкой?

– Пока у меня совершенно точно присутствует ощущение, что я могу все больше и больше дать, рассказать публике. Об интерпретируемых произведениях я имею гораздо лучшее представление и исполняю их точно интереснее и глубже, чем десять-пятнадцать лет тому назад.

Вы когда-нибудь испытывали страх перед выступлением? Когда вы находитесь на сцене, то выглядите настолько спокойно, будто вас нисколько не тревожит присутствие нескольких сотен зрителей.

– Мне повезло, что я начинал петь в юном возрасте, когда человек еще не ощущает боязни или груза ответственности, а просто наслаждается тем, что он стоит на сцене. А сейчас, когда я начинаю подумывать о том, что пора бы и появиться ответственности (улыбается), у меня уже за плечами большой опыт. Я пришел к рациональному выводу: мой страх никому и ничему бы не был полезен. Люди, которые приходят меня послушать, покупают билеты потому, что им нравится, как я пою, как интерпретирую те или иные произведения из репертуара. И если мы все будем воспринимать это спокойно, то и они не будут в стрессе от того, как я выступлю, и я не буду переживать, все ли у меня получится. Однако есть два момента, очень разные, но при этом взаимосвязанные между собой. Во-первых, нельзя недооценивать подготовку к выступлению, во-вторых, человек должен быть строг и придирчив по отношению к самому себе во время репетиций произведения или подготовки к концерту.

Адам Плахетка, фото: Filip Jandourek, Чешское радио

К вопросу о подготовке: как вы поддерживаете свой голос в форме?

– У каждого свои методы. Я не прилагаю в этом направлении каких-то чрезмерных усилий: мне кажется, когда голос «изнеженный», то потом сложно его напрячь в нужный момент. Так что я его особенно не «балую», но при этом и не делаю того, что мне может навредить. Например, не хожу по шумным местам, где человек невольно начинает повышать голос, не курю, алкоголь употребляю умеренно. В общем, стараюсь избегать всего, что может позволить голосу «износиться».

Как повлиял на ваши творческие планы неожиданный и затянувшийся карантин?

Изменилось абсолютно все. В марте не состоялось ни одно запланированное мероприятие; летом я должен был быть в Зальцбурге, но и этого не произойдет. Однако должен сказать, что я даже получаю удовольствие от карантина, потому что я никогда раньше не проводил столько времени с семьей с того момента, когда у нас родились дети. После десяти лет, которые я практически без перерыва провел «на чемоданах», я вдруг четыре-пять месяцев могу побыть дома. У меня есть вера в будущее. Посмотрим, когда концертная и оперная жизнь войдет в свою обычную колею.

Мы беседовали с бас-баритоном, оперным певцом Адамом Плахеткой.