Беженцы на фоне моравских холмов

Нисан Джазаири, Фото: Прокоп Гавел, Чешское радио

Поток мигрантов, хлынувший в Европу, не обошел и страны, относившиеся раньше к социалистическому лагерю. Возможно ли взаимопонимание между жителями Ближнего Востока и Центральной Европы? Почему мигранты стараются избегать бывших соцстран? В какой степени вчерашние беженцы способны интегрироваться в эту среду? Своим мнением поделился иракский предприниматель, который давно живет и работает в Чехии.

Нисан Джазаири, Фото: Прокоп Гавел, Чешское радио
Недавно Чехия согласилась принять у себя 37 семей иракских христиан, часть из которых уже прибыла в страну. Однако недавно 25 мигрантов отказались от предоставленного им убежища, попросили чешские власти вернуть им паспорта и отправились в Германию. Отказ от предоставленного чешской стороной убежища вызвал негативную реакцию у некоторых чешских политиков. Министр внутренних дел Чехии Милан Хованец приостановил процесс переселения иракских христиан, которое осуществляется силами благотворительного фонда «Поколение-21» (Generace 21). Премьер-министр Богуслав Соботка заявил, что «Чехия не должна работать туристическим агентством, которое перевозит этих людей в Центральную Европу».

Возможно ли взаимопонимание между жителями Ближнего Востока и Центральной Европы? Чешское радио обратилось за комментариями к предпринимателю из Ирака Нисану Джазаири.

Насколько сложно ближневосточным мигрантам приспособиться к жизни здесь?

«Я считаю, многое зависит от социальной среды происхождения, откуда они – из деревни или города. Думаю, именно это – ключевой фактор. Однако не думаю, что тут есть какие-то кардинальные различия. У живут похожей жизнью – тоже ходят на работу, водят детей в школы, у них есть выходные дни. Скорее, им не хватает того, чего здесь нет в привычном им виде – социальных связей, общности людей, крепких семейных уз. Вот этого им может здесь недоставать».

А в какой степени чехи способны понять мигрантов из другой цивилизационной среды? Тем более, беженцев, прибывших из «горячих точек», переживших стресс, потерю дома?

Беженцы из Ирака после прибытия в Чешскую Республику, Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио
«Я думаю, что проблема людей из посткоммунистических стран в том, что они практически не знают иностранцев, а иностранцы не знают их, и между ними существует определенное взаимное недоверие, опасения – кто это такие. И это является достаточно сильным препятствием с обеих сторон, существенно затрудняющим интеграцию».

А как в Ираке воспринимают Чешскую Республику? Как страну, где можно жить, или просто как перевалочный пункт на пути в Западную Европу?

«У людей в Ираке достаточно хорошие представления о Чешской Республике – что это страна, похожая на Германию, богатая, с красивой природой и историческими памятниками. Это место, которое иракцы с удовольствием посетят, где спокойно и чисто. Так что я не думаю, что приезд сюда представляет для них какую-то проблему. Другой вопрос, как здесь обращаются с беженцами. В сущности, их сажают под замок в миграционных лагерях. Эта информация распространяется среди беженцев и среди тех, кто хочет приехать в Европу. Так что в этом отношении Чехия вызывает отрицательные чувства».

Беженцы, направляющиеся в Европу, Фото: CC BY-NC-ND 2.0
А какую роль здесь играют ложные слухи о том, что беженцам в Чешской Республике дают квартиры и деньги? А когда они попадают сюда, их ждет разочарование, что заставляет людей искать счастья в другой стране.

«Думаю, те, кто хотели проехать через Чехию на Запад, которые попали в миграционные лагеря, ничего от Чешской Республики и не ожидали. Те, которые бежали от того, что происходит у них дома, хотели уехать к родственникам или в страны, которые им рекомендовали другие, ничего не ждали от Чешской Республики».

А с чем связано желание части мигрантов из Ирака, получивших в Чехии убежище, покинуть страну? Возможно, их не устраивает то место, куда их поселили? Если это небольшая деревня, то горожанин вряд ли будет себя там комфортно чувствовать. К тому же и местные жители часто дают понять мигрантам, что не в восторге от их появления.

«Я бы на их месте чувствовал себя точно так же. Если бы я приехал из крупного города в другую страну и попал в деревню, где за окном всего раз в день проезжает автомобиль, а жизнь проходит, то тоже почувствую желание уехать. Всегда следует посмотреть на вопрос и с точки зрения противоположной стороны. Если бы я был беженцем из Мосула, то лучше жил бы в большом городе, чем в небольшом поселке в Моравии».