«Чего ради тратил Пржемысл время на демократическую фразеологию?»

Прежде чем ответить на вопрос нашего слушателя Михаила Кольцова, завершим сегодня знакомство с отрывками из лучших конкурсных работ, поступивших в русскую редакцию Радио Прага.

Вначале в сокращенном варианте зачитаем работу Владимира Ильяшенкоиз пос. Советское, Саратовской области. Благодарим Вас, уважаемый Владимир, заодно и за потрясающее письмо, датированное 1 июля. Мы хотели бы зачитать это послание в ближайшей передаче.

И еще одна из отмеченных нами работ. Оксана Тычинскаяиз Москвы сосредоточила свое внимание на роковом для Чехословакии значении Мюнхенского договора.

Версия о «коварном плане» предполагает, что западные державы осознанно принесли Чехословакию в жертву, чтобы направить Гитлера на Восток, на СССР. Но вместе с тем надо понимать, что англо-французский договор с Германией, независимо от того был ли он заключен по глупости или злому умыслу, стал возможен только потому, что Британия, Франция и сама Чехословакия даже перед лицом прямой угрозы опасалась фашистов меньше, чем большевиков. Президент Эдуард Бенеш в своей резиденции в Пражском Граде получал неоднократные официальные заверения Москвы в поддержке и принимал их с немалой опаской. «Дружеская помощь» могла оказаться в данном случае не лучше вражеского нападения.

Гитлер в Праге
Когда в марте 1939 года немецкие войска заняли Прагу, страна оказалась в центре нацистской паутины. Но, кроме чехов и словаков, этого практически никто не заметил. Мюнхенское соглашение отдало судьбу страны в руки Гитлера – чехов и словаков ждала национальная трагедия. Германия получила недостающее звено промышленного потенциала, который позволил ей быстро завершить программу перевооружения. Большой войны избежать всё равно не удалось. В то время как правительство призывало в этих обстоятельствах сохранять спокойствие, в Прагу торжественно въехал Гитлер. Фюрер подписал декрет о создании так называемого «Протектората Богемия и Моравия» - государственного образования с неясным международным статусом. Так ликвидация независимой Чехословакии была оформлена документально.

В один час Чехословакия лишилась значительной части территории и населения, двух третей энергетики и тяжелой промышленности, всех десятилетиями создававшихся заградительных валов. Мало того - воспользоваться таким тяжелым положением, как водится, поспешили соседи и внутренние сепаратисты. При прямой поддержке или молчаливом одобрении Германии национальную карту с успехом разыграли словаки и русины, венгры и поляки.

Договор Молотв  (слева) - Риббентроп  (в центре)
Особенно примечательна та роль, которую в этом сыграла Польша, впоследствии - жертва Германии, в этот момент сама ставшая «агрессором на час». Правительство этой страны питало немало иллюзий, надеясь играть самостоятельную международную роль, балансируя на противоречиях между Германией, Западом и СССР, а может быть, и заключить союз с нацистами.

Имело ли пражское правительство в таких тяжелейших обстоятельствах - на фоне измены союзников, агрессии соседей и внутреннего сепаратизма - возможность сопротивляться? Война была проиграна в тот момент, когда чехи согласились на посредничество великих держав и приняли мюнхенские условия, отказавшись самим определять свою судьбу. Условия Мюнхена о неприкосновенности урезанных границ Чехословакии, точнее, теперь уже Чехии и Словакии, были формально соблюдены. Никакой оккупации вроде бы и не произошло.

Эдвард Бенеш
Спустя годы Бенеш, который вскоре после Мюнхена «добровольно» ушел в отставку и эмигрировал в Англию, признался в мемуарах, что не решился обратиться за помощью к СССР, чтобы «не скомпрометировать страну в глазах Запада», который воспринял бы ее как «орудие большевизации Европы».

А теперь мы, как и обещали, ответим нашему слушателю Михаилу Кольцову. Житель Благовещенска спрашивает, «как чехи и конкретно пражане относятся к планам проведения в Чехии летних Олимпийских игр 2016 или 2020 года?».

До периода отпусков мы, хоть и вскользь, но затрагивали тему подготовки олимпиады в Праге.

На вопрос мы попросили ответить нашего спортивного комментатора Димы Лычёва.

«Восторг от этой идеи испытали, на мой взгляд, только предприниматели, а именно те, кто занят в области туристического бизнеса: хозяева отелей, ресторанов и прочих предприятий, в кассу которых перекочевывают привезенные гостями страны денежные знаки. Основная же часть населения недовольнo бурчала, опасаясь, что Олимпиада может съесть еще больше средств, чем гонка вооружений в не так уж и далёком прошлом. В Праге до сих стоит памятник безудержному желанию партийных боссов догнать и перегнать «загнивающий» Запад. Я веду речь о Страговском стадионе, построенном на 250 тысяч мест. Ранее его пользовали в основном для проведения спартакиад, универсиад и прочих массовых-премассовых мероприятий, а ныне… ныне Колизей римский по сравнению с ним выглядит куда свежее.

Нет никакой гарантии, что олимпийские объекты, которые бы в спешном порядке возвели в городе в массовом количестве, потом не превратились бы из-за ненадобности в руины. Чехи понимают это. Активистами из рядов молодежи даже собирались подписи под петицией, призывавшей пражских градоначальников отречься от этой авантюры. То ли те услышали глас народа, то ли наконец-то обзавелись калькуляторами, но в этом деле была поставлена точка: Олимпиады в Праге не будет. Столичный мэр Павел Бем сослался на экономический кризис и отдал Игры на растерзание более рисковых своих коллег.

Прага
Кстати сказать, Прага уже успела потратить на исследования мест для строительства спортивных арен и пропаганду самой этой идеи среди горожан ни много ни мало 70 млн. крон (немногим меньше трех миллионов евро). Хорошо, хоть вовремя остановились».

Остановиться вовремя придется также нам и поделиться эфирным временем с «прибауточными» лекторами чешского языка.