Чехия готова к упразднению Домов малютки, отзывчивых опекунов у нас достаточно, уверены инициаторы перемен

Дом ребёнка

Нижняя палата парламента Чехии в пятницу приняла решение об упразднении Домов ребенка (или Домов малютки), где воспитываются дети в возрасте до трех лет. На смену им должны прийти профессиональные опекунские семьи. Одобрено также было повышение компенсаций профессиональным приемным родителям. Найдется ли, тем не менее, в стране достаточное число опекунов, чтобы позаботиться обо всех брошенных на произвол судьбы малышах?

Министерство труда и социальных дел давно ратовало за изменение ситуации. Глава тогдашнего ведомства Яромир Драбек пообещал упразднить центры по уходу за детьми до 3 лет до конца 2013 года, однако консенсуса по этому вопросу политики не достигли. Почти десять лет сменяющие друг друга чешские правительства говорили о том, что необходимо положить конец Домам малюток, однако лишь 6 августа депутаты приняли поправку к действующему законодательству о социальной и правовой защите детей, которая направлена на упразднение учреждений этой категории к 1 января 2025 года. Чешское законодательство, если поправку одобрит Сенат и подпишет президент, будет с 2025 года действовать в соответствии с практикой ЕС.

Поправка получила широкую межпартийную поддержку, за нее проголосовали 99 депутатов из 113. Наиболее резкая критика упразднения Домов ребенка прозвучала из уст депутатов-коммунистов, подчеркнувших, что эти центры «часто являются последним шансом для нежеланных детей найти дом», и что в Чешской Республике наблюдается «хроническая нехватка приемных родителей».

Первый центр по уходу за маленькими детьми был открыт в Праге в 1922 году, в период Первой республики. Институт приемной семьи был упразднен в стране в 1950-х, и около 6000 детей были отправлены в Дома малютки или детдома. В 1970-е годы в учреждениях находилось около 3500 детей в возрасте до трех лет.

«Ряд краев существенно сократил число маленьких детей, которых приходится забирать из семей»

— Готова ли Чехия к упразднению таких домов?

Ольга Рихтерова | Фото: Czech Pirate Party/Flickr,  CC BY-SA 2.0

— Я также задавала себе этот вопрос и хотела собственными глазами увидеть, какова ситуация в детских учреждениях. В 2018 году я начала объезд Домов ребенка и сразу же связалась со многими опекунами, органами опеки и попечительства, чтобы посмотреть, как все выглядит на практике. С информацией по итогам этих посещений можно было ознакомиться в пресс-релизах, мы также проводили большую конференцию по заместительной опеке, когда дети воспитываются в семье. Уже очевидно, что ряд детских учреждений совершенно преобразовался и в настоящее время они являются меньшими учреждениями, где заботятся лишь о нескольких детях с очень серьезными нарушениями здоровья. Они служат и как место временного пребывания детей-инвалидов, чьи родители таким образом получают передышку. Учреждения такого типа также оказывают поддержку несовершеннолетним матерям, воспитанницам детдомов, чтобы научить их уходу за малышом.

То есть, часть Домов ребенка уже осуществила преобразования, и края, поддержавшие их инициативу, сумели сократить до минимума число маленьких детей, которых приходится забирать из семей. В числе таких «отличников», оказался, например, и Пардубицкий край, но передовых в этом смысле областей у нас очень много. Что касается нежеланных детей, от которых отказались, они могут быть усыновлены, и в усыновлении заинтересованы многие граждане,

— отмечает в интервью «Чешскому Радио» Ольга Рихтерова, первый зампредседателя Пиратской партии. Поправка в значительной мере является детищем группы депутатов вокруг Рихтеровой, которая занимается вопросами социальной политики.

– По вашему утверждению, многие края существенно продвинулись в преобразовании учреждений и добились хороших результатов. Однако можно ли быть твердо уверенными в том, что к 1 января 2025 года удастся совершенно гладко перейти к бесповоротному упразднению Домов малютки по всей Чехии, и что от нововведения не пострадают дети-сироты и дети, оставшихся без попечения родителей?

– После того как я поездила по республике, я убеждена, что главная суть здесь — в отношении чиновников к проблеме, насколько они систематически поддерживают тех, кто заинтересован в опекунстве, как и биологические семьи в целом…

«Две трети детей из Домов малютки вернутся в биологические семьи»

— Вы полагаете, раз закон принят, чиновники в краях, до сих пор тормозивщие процесс, сумеют наверстать упущенное?

Иллюстративное фото: Beeki,  Pixabay,  CC0 1.0

– Да, именно это я хочу сказать. Передовую практику из многих регионов нашей страны придется перенять и остальным. В Чехии большие Дома ребенка остались только в городах Мост и Пльзень. 228 детей, две трети из которых возвращаются в свои биологические семьи. Именно с такой цифрой мы имеем дело в рамках всей республики. Это число детей, для которых есть опекуны. Необходимо только улучшить сотрудничество между отдельными краями, должна быть оказана большая поддержка тем, кто заинтересован стать опекуном. В некоторых регионах наблюдается неадекватный подход к проблематике, когда потенциальных приемных родителей отговаривают от их намерений, и с этим я столкнулась. Я не имею права назвать такие администрации, так как этой информацией поделились друг с другом кандидаты в опекуны.

Словения справилась с этой задачей, так же как и, например, Сербия; согласно статистике, семьдесят пять детей в год в Чехии оказываются лишенными родительской опеки, это нам по плечу, говорит зампредседателя Пиратской партии Рихтерова.

Ряд сотрудников и сотрудниц детских учреждений также стали приемными родителями в прошлом. Речь идет о своевременной помощи семьям, чтобы у них не забирали детей, а когда родители о детишках не заботятся, чтобы отзывчивые опекуны и кандидаты в усыновители получили «зеленый свет».