Чехословацкая Варфоломеевская ночь. Из истории гонений на церковь

Jména 464 duchovních internovaných v letech 1950-1956 v klášteře v Želivi, foto: Paměť Národa

Пасхальный понедельник, отмечаемый в этом году в Чехии в условиях ЧП, совпадает с днем 70-летней годовщины попытки коммунистических властей разбить ковчег, сохранивший дух Церкви – монашество. В ночь с 13 на 14 апреля 1950 года началась так называемая «Акция К», направленная на установление жесткого контроля над церковью и ликвидацию монастырей – вначале мужских, а позже и женских.

Имена 464 представителей духовенства, интернированных в 1950-1956  гг. в монастыре  в Желиве, фото: Память народа

Tрудно найти большего недруга коммунистического режима в Чехословакии, нежели тот, которoго видели его приспешники в католической церкви. В сфабрикованных процессах коммунисты «обличают» священников в шпионаже, сотрудничестве с вражескими силами. Подвергают их пыткам и даже убивают, закрывают монастыри и упраздняют духовные семинарии. Кроме преследования, власть предержащие стремятся поддержать возникновение коллаборирующих с нею католических объединений, которые наделяются властью и становятся обычными вассалами компартии. Все это должно было подорвать доверие верующих к институту церкви и христианским общинам.

Историк Вацлав Вашко, фото: Редакция Post Bellum
Монашеские ордена издавна хранили уникальное материальное и духовное наследие, связанное с этим регионом, занимались социальной, просветительской и образовательной деятельностью, издавали философские и богословские труды, вестники, газеты и журналы, опекали немощных и сирот. К моменту прихода коммунистов к власти в стране насчитывалось около двух тысяч членов различных орденов. Монастыри были духовной твердыней, куда коммунисты просто не могли проникнуть.

В архиве Radio Prague International сохранилось интервью, предоставленное бывшим чешским политзаключенным, дипломатом, католическим активистом Вацлавом Вашко. Aвтор ряда книг об истории католической церкви в коммунистической Чехословакии скончался в 2009 году на 89 году своей многострадальной, но полноценной и содержательной жизни.

«То, о чем вы вспоминали, ночь с 13 на 14-е апреля 1950 года, стало одним из самых страшных ударов против католической церкви в Чехословакии. Этот удар мы назвали чешской Варфоломеевской ночью. Удары, и не только в отношении католической церкви, но вообще против религии как таковой, начались уже в феврале 1948 года, когда произошел коммунистический путч. Он разрушил традиционную демократию в Чехословакии, пришел террор.

Клемент Готвальд: католическaя церковь — враг номер один

Клемент Готвальд, фото: Archivní a programové fondy ČRo
В стране к тому времени сложилась следующая ситуация. Католическое духовенство никогда не признало легальность путча. Поэтому Клемент Готвальд, лидер тогдашней компартии, назвал католическую церковь «врагом номер один». Коммунисты якобы пытались начать диалог с представителями католической церкви, но, по сути, это был монолог. Духовенству было ясно, что церковь обречена на ликвидацию. Напряжение росло, обнаружилось стремление коммунистов, во-первых, отторгнуть Чехословацкую католическую церковь от Рима, а во-вторых, преобразовать ее в национальную церковь, что, например, удалось властям в Китае, в отличие от нашей страны. В октябре 1949 года были приняты так называемые церковные законы, в результате чего церковь оказалась в услужении у государства, став полностью от него материально зависимой, а священники были приравнены к государственным служащим.

Ватикан экскомуницировал католиков, сотрудничавших при преследовании церкви

Позже государство приняло множество различных мер в том же духе, против чего представители церкви возражали. Ватикан даже экскомуницировал всех католиков, сотрудничавших в рамках преследования церкви. И с начала 1950-го года начался террор. Мы считаем эти годы самыми страшными, временем гнета.

Йозеф Тоуфар – точка отсчета

Фото: ЧТ24
В Чехословакии произошло одно важное событие. В деревне Чигошть в конце 1949 года якобы случилось чудо. Мы, конечно, не считаем это каким-то чудом, не знаем, каким образом это произошло, но коммунисты воспользовались событием для провокации. В это дело были якобы вовлечены Ватикан, представители монашества, а главным действующим лицом стал приходской священник Тоуфар, который служил в деревне.

– Во время проповеди Тоуфара, напомним, в чигоштьском храме Успения Пресвятой Девы Марии в движение пришло полуметровое алтарное распятие. Знамение засвидетельствовали девятнадцать верующих, пораженные увиденным. Объяснения этому не нашли до сих пор, в том числе эксперты Управления документации и исследований преступлений коммунистического режима, которые после 1989 года долго анализировали обстоятельства. Сам священник не заметил произошедшего и узнал об этом лишь из уст верующих.

– Тоуфара арестовали за то, что якобы он сам, манипулируя веревками, приводил в движение большой крест. А поскольку он не сознался в «содеянном», – как же он мог – его убили! Так что это – наш первый мученик в эпоху коммунистического режима.

Монахи-новомученики

Фото: ЧТ24
– Как официально было сформулировано обвинение в отношении священника?

– Его обвиняли в том, что он, находясь под влиянием монашества и Ватикана, хотел продемонстрировать чудо, иллюстрирующее, что Бог – против коммунистического режима. Это был совершенный абсурд! Вследствие этого ватиканскому дипломату пришлось покинуть Прагу. Были арестованы и предстали перед судом представители некоторых монашеских орденов. Они были осуждены в инсценированном правоохранительными органами монстр-процессе. Десять представителей орденов, можно сказать интеллектуальная чешская элита – среди монахов были иезуиты, премонстраты, доминиканцы, францисканцы. Их обвинили в том, что они изменники народа, осудив на большие сроки; для двоих пожизненные, один потом умер в тюрьме. Это наши новомученики.

Монахинь также обвинили в шпионаже и хранении оружия

Акция К, фото: официальный сайт Moderní dějiny
Это послужило поводом для ужасной пропаганды против монашества, против самой церкви и Ватикана. И когда уже пропагандисты полагали, что народ в достаточной мере настроен против монахов и католической церкви, произошло то, о чем вы говорили в самом начале. Ночью с 13 на 14 апреля, точно в полночь, началась военная операция: все монастыри были окружены милицией и госбезопасностью, которые ворвались в монастыри. Всех монахов, а их было более двух тысяч, отправили в монастыри, превращенные в концентрационные лагеря. Там они находились под надзором, как в тюрьме, и, может быть, еще хуже. Все происходило без суда и следствия. Монахи не знали, как долго они там будут находиться. Не было правил, которые все-таки должны существовать в тюрьмах. Они были зависимы от настроения главного надзирателя. Позже то же самое произошло с женскими монашескими орденами. Монахинь обвинили в том, что они якобы скрывали оружие, готовили переворот и осуществляли шпионаж. С правдой это не имело ничего общего.

Псевдоверующих статистов привозили на съемки из Праги

– В то время даже появился короткометражный пропагандистский фильм о так называемом чигоштьском чуде. 13-минутную киноленту выпустили в массовый прокат по всей Чехословакии на 300 копиях.

– Только не в том районе, где это произошло. В фильме снимался якобы осуществивший лже-чудо священник, но это был не реальный священник (роль Тоуфара хотели заставить сыграть самого священнослужителя, однако он в то время уже находился в тюрьме; поэтому госбезопасность распорядилась использовать в фильме несколько минут из полицейской «реконструкции дела», кадры дополнительно вмонтировали в ленту – прим. ред.). К съемкам привлекли псевдоверующих. Этих статистов привезли из Праги для участия в массовке. То, что было показано в фильме, вызывало смех: от креста натянута веревка к монастырям, а оттуда – к пражской нунциатуре. От нунциатуры – в Ватикан и через океан на Уолл-Стрит, где сидел какой-то паук, тянущий за эту веревку. Вместо того чтобы поддаться такой пропаганде, зрители смеялись, поэтому фильм сравнительно быстро сняли с экранов. В 1968 году, когда повеяло свободой, монахов освободили, но монастыри им не вернули. Пришлось ждать до 1989 года, когда к нам опять пришла свобода и демократия.

Выкорчевывание древа духовности. Хроника притеснения верующих глазами очевидца

«Незамалчиваемая: хроника католической церкви в Чехословакии после Второй мировой войны»
Вацлав Вашко рассказывает об этих трагических событиях родины в своей книге «Неумалчиваемая: хроника католической церкви в Чехословакии после Второй мировой войны», «Дом на скале: церковь борющаяся, 1950-май 1960 года» и в других изданиях, подготовкой которых он занялся еще во времена строительства коммунизма.

– Это было опасно, но мне удалось окончить эту работу, и через несколько месяцев после «бархатной» революции, в 1990 году, книга могла появиться в основанном мной издательстве. Позже я написал автобиографию, а сейчас возвращаюсь к этой теме, так как уже могу воспользоваться архивом, что раньше было невозможно. Могу дополнять написанное, узнавая, что ситуация на самом деле обстояла гораздо хуже, чем то, что я знал по своему собственному опыту.

– Что именно вам удалось выяснить?

– Это были, скорее, детали и некоторые имена. Случались и печальные разоблачения: например, кого-то считали героем, но оказалось, что «герой» сотрудничал с госбезопасностью. Прежде источником получения информации для меня были беседы с друзьями; мне доверяли, потому что я тоже был в тюрьме, где познакомился со многими замечательными людьми. Другие источники были из сферы самиздата. Сейчас, конечно, я могу доказать реальность происходившего с помощью архивов – это уже более обоснованная и научная работа. Вышел первый том трилогии Dům na skale («Дом на скале»), где я пишу о том, что предшествовало февральскому путчу. Коммунисты ведь стремились к захвату власти уже с 1945 года. Потом следует период до 1950 глда, а во второй части я описываю эти страшные процессы 1950-х гг.

Греко-католиков хотели скомпрометировать

Вит Тайовский, фото: Enemy, CC BY-SA 4.0
Рассказ Вацлава Вашко дополнит историк Ярослав Шебек. Предвестием «Акция K», как ранее упоминалось, стало необъяснимое событие в деревне Чигошть, гибель священника Йозефа Тоуфара, арест многих людей из его окружения, в том числе аббата монастыря премонстратов в Желиве Вита Тайовского. Тайовский вместе с другими представителями самых больших в то время монашеских орденов предстал перед судом в упомянутом инсценированном монстр-процессе, известном под названием «Machálka a spol.» и проходившем с конца марта по 5 апреля. Августин Махалка был редемптористом, представителем конгрегации Святейшего Искупителя, аббатом монастыря западной Моравии, которой он был торжественно возвращен лишь в 1991 году.

– Почему процесс был назван по имени Августина Махалки?

– Это произошло, скорее всего, по той причине, что суд приговорил Махалку к пожизненному заключению. Он стал подходящим кандидатом на роль жертвы и по той причине, что был греко-католиком, этот факт якобы обнажал и другие взаимосвязи, которые коммунистическая пропаганда хотела использовать. Например то, что греко-католики поддерживали бандеровцев, укрывали бандитов, а в принадлежавших им монастырях хранилось оружие и так далее.

Членов монашеских орденов пытали. В дело также шли наркотики и другие испытанные средства, с помощью которых у послушников выбивали признания в совершении антигосударственной деятельности и оказании подрывного влияния на общество. Целью процесса было скомпрометировать представителей монашества в глазах общественности и подготовить почву для последующего террора. «Акция К» началась через восемь дней после вынесения приговоров осужденным. «K» обозначало на чешском kláštery, то есть монастыри. Вторая акция обозначена буквой «Ř» (от слова řeholnice, т. е. монахини, и была направлена против женских монашеских орденов.

Места заточения — Желив, Гейнице, Броумов

Вторая волна репрессий последовала через две недели, 27-28 апреля, когда госбезопасность и отряды народной милиции, используемые для борьбы с оппонентами КПЧ, заняли оставшиеся монастыри. Монахов увозили из их обителей ночью, не сказав, куда; окна в автобусах были заклеены. Бежать удалось лишь считанным единицам. Некоторые послушники позже развили активную подпольную деятельность. К концу лета 1950 года ликвидации подверглись также женские монастыри. Монахам разрешили взять лишь вещи первой необходимости. Их свозили, прежде всего, в Желив, бывший монастырь, и в Гейнице, монастырь францисканцев на севере Чехии. Монахинь выдворили в Броумов. Интернированные монахини не имели права общаться друг с другом, интернирование напоминало тюремное заключение. Некоторые из них работали.

Moнастырь Желив, фото: Dendrofil, public domain

Словаки, в отличие от чехов, протестовали против упразднения монастырей

– Насильственное перемещение продолжалось до 1953 года, когда волны массовых репрессий пошли на спад. В отличие от Чехии, в Словакии, однако, народ открыто возмущался и протестовал против упразднения монастырей?

– Да, в Словакии все действия против церкви сопровождались народными волнениями, были и столкновения с народной милицией. Это было, конечно, связано с гораздо более высоким уровнем религиозности словацкого общества по сравнению с чешским.

Большинство монастырей использовали для военных целей

Бржевновский монастырь, Фото: Яна Шустова
– Арестованы были около двух тысяч монахов, многие отправлены на принудительные работы. Монашеские ордена лишились в 1950–м свыше двухсот церковных объектов. Как они позже были использованы?

– Большинство использовали для военных целей, под казармы. Например, монастырь в местечке Тепла близ города Марианске Лазне очень пострадал из-за использования военными. Монастырь в моравском селении Велеград использовали как здание для предоставления социальных услуг. В некоторых оборудовали склады. В стенах бенедиктинского монастыря в пражском Бржевнове даже обосновалась госбезопасность.

Женским монашеским орденам пришлось после ликвидационного периода удалиться в пограничье. Под всевидящим оком ревнителей атеистического порядка они служили здесь в больницах для престарелых или в детских приютах. Например, конгрегация Школьных сестер святого Франциска, основанная на территории Чехии еще в 1888 году, возобновила свою деятельность после 1989 года так же, как и многие другие ордена.

ключевое слово:
аудио