Чехословацкие «стройбаты»

Подсобные технические батальоны (Фото: Чешское Телевидение)

После прихода к власти компартии в Чехословакии начал активно внедряться принудительный труд. 70 лет назад в армии появились так называемые подсобные технические батальоны, куда в годы сталинизма отправляли «неблагонадежные элементы» – священников, интеллектуалов, «кулаков», крупных землевладельцев, отпрысков дворянских фамилий, причем не только призывного возраста. Оружия им в руки не давали, а вручали кайло и лопату и заставляли работать в тяжелейших условиях на шахтах и стройках, в том числе не имеющих военного характера.

Фото: ČT24

С 1950 по 1954 год в подсобных технических батальонах, которые, по сути, являлись военными трудовыми лагерями, перебывало около 60 000 граждан Чехословакии, из которых около четырехсот погибло, однако точное количество смертей и увечий не установлено до сих пор. Только за 1952 год зафиксировано 40 несчастных случаев со смертельным исходом и более 500 тяжелых ранений. Наиболее опасной была работа на шахтах в районе Остравы.

В 1952 году в батальонах одновременно служило 35 000 человек, что составляло 10% всего личного состава чехословацкой армии.

«Слишком интеллигентный»

По-чешски словосочетание «подсобные технические батальоны» звучит как Pomocné technické prapory, сокращенно PTP («ПэТэПэ»). Так что человека, который там оказался, называли «пэтэпак».

Фото: ČT24

«Старший лейтенант Ржегоржик "приветствовал" нас в таких выражениях, которые нельзя воспроизвести, поскольку там была одна брань, с помощью которой он донес до нас, что живыми мы отсюда не уйдем», – вспоминал о своем первом дне в таком подразделении Владимир Секанина, чей рассказ хранится в архиве проекта «Память народа».

Владимир был сыном крупного землевладельца, а после коммунистического путча февраля 1948 года принял участие в студенческой демонстрации протеста против компартии. Этого оказалось достаточно, чтобы новые власти внесли его в список политически неблагонадежных. Когда у Владимира Секанины появилась возможность пролистать личные дела своих товарищей, он прочитал там, например, такую характеристику: «Вызывает приязнь у окружающих, работящий, но очень интеллигентный. Если бы захотел, то мог бы наносить ущерб народной демократии».

Молодые люди, многие из которых успели получить хорошее образование, стать врачами, юристами, инженерами, оказывались во власти малограмотных начальников, которые брались за «перевоспитание врагов народа».

В лагерь без суда и следствия

Прокоп Томек, фото: Яна Пржиносилова, Чешское радио

– Общим у этих солдат было то, что на службу в эти батальоны их отправляли фактически в качестве наказания, хотя никто из них не был осужден в судебном порядке, – рассказывает сотрудник Военно-исторического института Прокоп Томек.

– Знал ли чехословацкий призывник, когда уходил служить, что попадет в такой «стройбат»?

– Обычно он этого не знал – понять это можно было только по номеру части или месту, куда направляли новобранца. Прямо им об этом не говорили, и часто такое распределение оказывалось сюрпризом. Осенью 1950 года о такой практике было мало что известно, однако потом люди начали догадываться, что их ждет подобный батальон, если у них было соответствующее происхождение, например богатая семья – их называли «семьями врагов режима».

 Алексей Чепичка, фото: CC0

Вскоре стройкам народного хозяйства Чехословакии стало не хватать 20-летних призывников с «плохим классовым происхождением». Поэтому в 1951 году тогдашний министр обороны Чехословакии Алексей Чепичка выпустил приказ, позволяющий призывать политически неблагонадежных граждан на внеочередные военные сборы.

– Известно, что возрастная категория была установлена очень широко – попасть под такой призыв мог любой мужчина в возрасте от 17 до 60 лет.

– Некоторые находились там два года, а кто-то и больше. В 1951 году туда призывали мужчин на внеочередные военные сборы, которые могли продолжаться и более двух лет – почти три года. Это был грязный трюк, а также, кстати, и нарушение действующих тогда законов, поскольку на внеочередные военные сборы мужчину могли призвать максимум на десять недель, а их призывали на несколько лет, – поясняет историк Прокоп Томек.

«Черные бароны»

Бойцы технических батальонов работали на стройках и угольных шахтах. Широкую известность это явление тоталитарного режима получило благодаря сатирическому роману «Черные бароны», который написал Мирослав Швандрлик, сам оказавшийся в одном из таких подразделений, однако в более мягкие времена, когда первые вспомогательные технические батальоны уже ликвидировали. В первой половине 1990-х годов по мотивам книги был снят фильм, в котором роль глупого и высокомерного майора Галушки по прозвищу Теразки сыграл легендарный чешский актер и драматург Павел Ландовский.

– Откуда взялось прозвище «черные бароны»?

– Здесь существует несколько теорий, но самая правдоподобная связана с тем, что на форме у них были петлицы черного цвета, которые они «унаследовали» от саперов. Свою роль играло и то, что у них была возможность подзаработать, прежде всего у тех, кого отправляли в глубокие шахты. Хотя их нещадно эксплуатировали, но выдавали больше денег на еду, жилье и т.д. А если в шахтах они перевыполняли норму, то получали дополнительные премии, то есть были «богаче» по сравнению с обычными солдатами. Наверное, поэтому их и прозвали «баронами», – объясняет историк.

Далибор Цоуфал, который попал в «ПэТэПэ» после того как по политическим мотивам был исключен из учебного заведения, уточняет: «"Баронами" мы были потому, что в отличие от срочников, чье солдатское жалование составляло около 80 крон в месяц, получали две сотни».

Владимир Лопатюк, фото: ČT24

Историк Прокоп Томек не один год занимается историей этих формирований. После «бархатной» революции люди, прошедшие через жернова такой структуры, основали свою организацию, которую назвали аббревиатурой PTP.

– Чья судьба  оказалась особенно примечательной?

– Одним из самых известных «пэтэпаков» был Владимир Лопатюк, который возглавлял союз PTP с 1992-го вплоть до своей смерти в 2012 году. Он родился в богатой семье, занимался богословием, в 1950 году учился в Литомержице, готовясь принять сан священника. Сначала его отравили за решетку, а потом направили в технический батальон в Комарне, который перебрасывали на разные стройки по всей территории республики. Интересно, что это полностью изменило его судьбу, поскольку по окончании службы он подписал трудовой договор с военно-строительным предприятием – это позволило ему выйти из армии на свободу. Там он проработал до пенсии и так и не стал священнослужителем.

Фото: ČT24

Подсобные технические батальоны прекратили свое существование 1 мая 1954 года. Свою роль здесь сыграло то, что в 1953 году умер Сталин, а вслед за ним и Клемент Готвальд.

Клеймо политической неблагонадежности оставалось на тех, кто прошел через «ПэТэПэ», и после армии – за такими людьми следила госбезопасность, им редко удавалось получить высшее образование или занять высокую должность. Реабилитации они дождались лишь в 1990 году.

Чехословакия стала единственной страной соцлагеря, которая выплатила компенсации своим гражданам, которых режим использовал на принудительных работах в подобных армейских формированиях.

Фото: Ondřej Žváček, CC BY 2.5