Чешская позиция по Чечне и русским в Латвии взвешенная - считает Л. Слиска

Джордж Робертсон и президент Вацлав Клаус (Фото: ЧТК)

В Праге проходит заседание Парламентской Ассамблеи НАТО. В этом органе НАТО представлены кроме стран-членов НАТО также все кандидаты на вступление в североатлантический альянс, а также Россия и Украина. В понедельник на ассамблее обсуждались сразу две темы, непосредственно касающиеся России - ситуация в Чечне и таже жалоба России на несоблюдение прав русского населения в Латвии и Эстонии. На заседании притсутстовал и наш корреспондент Либор Кукал.

Джордж Робертсон и президент Вацлав Клаус (Фото: ЧТК)
Максимальное внимание уделили в понедельник в Праге европейские и американские парламентарии обсуждению чеченской проблемы. В качестве докладчика по этой теме в Прагу была пришлашена корреспондент «Новой газеты» Анна Политковская. Российская журналистка нарисовала в Праге весьма печальную и пессимистическую картину ситуации в Чечне. Чечня - это страна, полная людей ненавидящих Россию, страна отчаянных людей, на которых кремлевские власти не перестают ставить эксперименты. По словам Политковской, к ним относятся проталкивание ненавистного Кадырова и невыполнимые обещания перед референдумом.

Помогает ли в настоящее время Европа хоть как-нибудь решению чеченской проблемы - это был мой первый вопрос к Анне Политковской.

Какова вероятность того, что уровень чеченской ненависти достиг такой степени, что теракты по всей территории России могут продолжаться еще несколько десятилетий после формального окончания войны?

- Вы знаете, конечно, гарантий, что уже не будет, - нет. Безусловно. Я не могу сказать, - дать гарантии - если остановите войну - не будет терактов. Нет! Потому что очень много жертв уже за спиной. И очень много людей, которые уже имеют свою личную программу мщения. Их уже мало чем убедишь.

Когда закончится ненависть на обеих сторонах? Нельзя ведь скрывать, что и у русских есть уже много поводов для неприязни к чеченцам?

- Я не знаю. Я даже не знаю, может ли вообще кто-то что-то сказать по этому вопросу. Только время все покажет. ВЫ знаете, если сейчас спрашиваешь наших солдат «Вы почему сюда по контракту пришли воевать?» «Я пришел отомстить за Васю, Петю, Машу». Никто не произносит в поле слов об антитеррористической операции. Это тоже люди мстят за своих погибших товарищей. То есть - все мстят. Пора поставить между ними заслон в виду международных сил или посредников и прекращать это.

Официальную российскую делегацию, возглавляемую вице-спикером Государственной думы Любовью Слиской, выступление Политковской оставило более-менее равнодушной.

- Наша делегация отнеслась к докладу Политковской абсолютно умеренно и нормально. Я, когда читаю статьи Политковской, я еще никогда не читала от нее ничего позитивного. Она живет в нашей стране, но если ей там так плохо, зачем там тогда жить. Пусть идет работать в европейский суд, и там тогда нападает на свою страну.

Дипломатической битвой можно назвать обсуждение в Парламентской ассамблее проблемы прав русскоязычного населения в Латвии и Эстонии.

- Что касается второго вопроса, по которому я сегодня делала доклад, это положение наших соотечественников в Латвии и Эстонии, по Литве эта проблема была снята, потому что там не проживало столько русскоязычного населения. А вот с Латвией у нас все как-то не получается. Все какие-то амбиции. Это маленькое государство, и им не хочется, чтобы 800 тысяч населения, которое говорит по-русски и имеет какое-то отношение к России, к российской культуре ... Может быть, они предполагают, что эти слои населения могут иметь большое политическое влияние, - я думаю, что все это уже пора перестать подвергать ревизии, потому что уже Россия другая. Но, к сожалению, наши коллеги по НАТО ... Когда мы ведем переговоры в двустороннем порядке, да, мы находим очень много точек соприкосновения и сотрудничества. Но когда они вместе, они все равно показывают, как им не нужна сильная Россия. Мы говорим о демократических принципах, о реформах, но все делается для того, чтобы эти реформы затормозить. Ну как будет молчать Россия? На всех уровнях наши представители ведут переговоры. Но ведь так не может быть, чтобы 520 тысяч человек по 59 пунктам имели ущемление в правах. Ведь это страшно! За что можно так наказать гражданина, вернее, негражданина, - 12 лет уже негражданин, и еще нам говорят, пусть еще 8 лет подождет, - это уже 20 лет? Почему с 1995 года подписана Конвенция о правах национальных меньшинств, а ее не ратифицирует латышский сейм? Вот на эти вопросы нам сегодня никто не ответил.

Доклад, с которым выступила сама Любовь Слиска, сразу же категорически отвергли представители всех прибалтийских стран и Грузии, мнения парламентариев из западных стран разделились.

- Мне очень понравилась позиция англичан, позиция немцев, они нас поддержали, румынов. А Норвегия поддержала полностью точку зрения Латвии, что все идет нормально, что все это - естественный процесс, что до сих пор они не могут отойти от советской оккупации. Кто-то спросил, это что - месть что-ли, что вы говорите о так называемой советской оккупации, вы сейчас на этих людях вымещаете что-ли? А ответа не услышал.

Представитель Чехии не присутствовал во время заседания. Однако Любови Слиске позиция чешской стороны известна.

- Вы знаете, сегодня, да, от Чехии никто не присутствовал, но мы достаточно часто обостряем эту тему, и я должна вам сказать, что и по Чеченской Республике и по проблемам соотечественников у Чешской стороны всегда очень взвешенная позиция. Проблемы Чечни, они считают внутренними проблемами России, и нам это очень понятно и приятно. Чехия не спекулирует на этой теме.

Любовь Слиска во время своего выступления перед парламентариями, между прочим, пожаловалась, что России очень тяжело договариваться с представителями тех стран, которые раньше входили в состав Варшавского договора, еще хуже с теми, которые даже были частью Советского союза. Насколько это в настоящее время касается Чехии - это был мой последний вопрос Любови Слиске.

- Нет, Чехии это не касается. Не касается Словакии, и даже стран бывшей Югославии. Но такое вот наблюдение сделали коллеги, которые с нами не были ни в Варшавском договоре, ни жили с нами в Советском Союзе: то есть с теми, кто жил на том, далеком Западе, а не на близком, мы сейчас гораздо быстрее находим общий язык, точки соприкосновения.