Чешский премьер защищает свое доброе имя

Мирек Тополанек (Фото: ЧТК)

Обвинения в кредитном мошенничестве, исходившие из лагеря оппозиционных социальных демократов, попытался в среду опровергнуть новый чешский премьер Мирек Тополанек. Лидер гражданских демократов ответил на вопросы, заданные ему журналистами газеты MF DNES о покупке им квартиры за деньги, вырученные от продажи предприятия, не погасившего взятый кредит. Ответил, чтобы в будущем уже к этой теме не возвращаться. Но у газетчиков еще остаются вопросы...

Мирек Тополанек (Фото: ЧТК)
Как и следовало ожидать, обвинения своего предшественника на премьерском посту и злейшего соперника Йиржи Пароубека Мирек Тополанек разнес в пух и прах. Премьер утверждает, что его предпринимательская деятельность в остравской фирме VAE не является сомнительной ни с точки зрения закона, ни с точки зрения предпринимательской этики. Тополанек сыпал сложными экономическими терминами, был до геллера точен, когда речь шла о взятом фирмой кредите, и пытался убедить собравшихся на брифинг журналистов, что речь идет об очередной попытке социальных демократов дискредитировать его. Коротко о сути дела. В 1999 году фирма VAE, в которой Тополанеку принадлежала четверть акций, берет кредит «на инвестиционные цели» на сумму 67,5 миллионов крон. Однако расчеты владельцев VAE не оправдались, и в итоге фирма смогла заплатить только часть своего долга - 16 миллионов она осталась должна. После этого с долговым требованием происходят не очень понятные вещи: пражская мэрия, вместо того, чтобы взыскать сумму задолженности с предприятия-должника, перепродает долговое требование за 5,5 миллионов крон. В результате еще одной перепродажи право взыскать долг переходит к фирме Eltodo, работавшей с фирмой-должником на ряде заказов. Далее все покрыто мраком. Тополанек вышел из правления VAE в 2002 году, и, по его словам, не располагает информацией о том, как договорились между собой Eltodo и VAE. Фирмы со своей стороны тоже отказываются сообщить подробности о погашении долга: это уже коммерческая тайна. А Тополанек в прошлом году продал свои акции и использовал деньги для покупки квартиры. Подозрения в том, что этот шаг не был законным, Тополанек опровергает. Премьер доказал, что на момент продажи акций уже не действовал залоговый договор, который ограничивал его право распоряжаться выручкой от продажи акций по собственному усмотрению.

Мирек Тополанек (Фото: ЧТК)
«Действие залогового договора было прекращено в 2003 году, а я свои акции продал в 2005 году».

В начале недели появилась информация, что, реагируя на анонимное заявление, полиция приступила к расследованию деятельности фирмы VAE. Как прокомментировал это Тополанек?

«Эти нападки повторяются перед каждыми выборами, но все расследования, начатые полицией, заканчивались приостановлением дела. Меня в связи с деятельностью в фирме VAE ни разу не вызывали на допрос, ни разу не просили дать объяснения».

Премьер не сомневается, что его предпринимательское прошлое неспроста заинтересовало политических противников.

«Я знаю, что существовал политический заказ со стороны ЧСДП представить мою предпринимательскую деятельность в VAE как преступную. И причины здесь основные две: приближающиеся коммунальные выборы и выборы в Сенат и тенденция избавиться от Мирека Тополанека до конгресса ГДП».

Если все-таки вернуться к вопросу о кредите, то получается вот что. С одной стороны, вся цепочка перехода долга фирмы VAE выглядит законно. Но, как замечают журналисты MF DNES, как ни крути, все равно выходит, что фирме Мирека Тополанека простили 10-миллионный долг. Разве это может быть случайностью в наше время?