«Давай, сходим в театр!»

r_2100x1400_radio_praha.png

Либор Кукал: Добрый день. В эфире программа о секретах чешского языка. И в студии, как обычно, Либор Кукал и Елена Патлатия.

Елена Патлатия: Здравствуйте, дорогие радиослушатели.

Л.К. Лена, ну и как ты себя чувствуешь после вчерашнего?

Е.П. Либор, что подумают радиослушатели?! После вчерашнего! Мы ведь выпили только по бокалу вина.

Л.К. Я не о вине говорю, а о твоих впечатлениях.

Е.П. Дай я сама все объясню нашим слушателям. Вчера мы с Либором решили стать хоть на один день культурными людьми. И пошли в театр. Долго выбирали спектакль, почти час стояли у афиши, прочитали несколько газет о театрах.

Л.К. Лена, давай переходить к теме нашей передачи. Ты же мне вчера обещала, что в прямом эфире перед всеми слушателями будешь каяться…

Е.П. Да, это было ужасно. Вчера я собиралась сжечь свой университетский диплом. Я писала дипломную работу о творчестве Гоголя. А вчера обнаружила, что никогда не слышала о его пьесе «Грачи». Такой позор!

Л.К. Отпаивать Лену валерьянкой мне не пришлось, я объяснил, что пьеса называется не «Грачи», а «Игроки». А грач по-чешски это havran. Вот еще один секрет чешского языка. А ты, Лена, кричишь «Позор!», «Позор!».

Е.П. Это я по-чешски тоже кричу. Позор – это ведь внимание, а то, что в русском позор, в чешском языке – ostuda. Но на «Игроков» мы не пошли. Не пошли и на «Мистера и Маркетку», странное какое-то название.

Л.К. Лена – Мистр – это Мастер, а Маркета – Маргарита. Ведь если бы ты родилась в Чехии, то и тебя бы звали не Елена, а Helena. «Мистр и Маркета» – это пьеса Булгакова «Мастер и Маргарита».

Е.П. Вот ты издеваешься надо мной, а я специально буду во всех передачах называть тебя Либором Гонзовичем. Я Елена .... В русском языке отчества используются, а в чешском – нет. Так несправедливо. Будешь Либором Гонзовичем.

Л.К. Елена ..., а как вы вчера побежали в книжный магазин за словарем, чтобы понять, кто такой «Рацек»?

Е.П. Не день, а сплошные переживания. «Рацек» – это чайка. С «Шипковой руженкой» пришлось сложнее. Я подумала, что это шипящая руженка. Полезла в словарь. Получилось шипящая красавица. Пыталась вспомнить, не снимал ли Хичкок по этой пьесе фильм.

Л.К. Сама ты Хичкок. Шипящая красавица. Это ведь балет Чайковского «Спящая красавица».

Е.П. А ты – лоускачек! Так громко грызешь ногти, что приходится микрофон выключать.

Л.К. Такое иногда случается. Особенно в те минуты, когда я вижу, как моя русская коллега Лена Патлатие пугается названий в театральных афишах. С тем же лоускачеком… Лена отказывалась покупать билеты, пока ей лично пресс-секретарь театра не объяснит, кто это такой. Лена очень боится ужасов, в детстве до полусмерти перепугалась на спектакле «Три поросенка», теперь обходит все страшные театральные названия стороной.

Е.П. А Лоускачека я не напугалась. Это просто милый, маленький, смелый Щелкунчик, победитель мышиного короля. Мой любимый герой. И мой любимый балет Чайковского.

Л.К. Лена так аплодировала после спектакля, что у нее до сих пор руки болят.

Е.П. Когда человеку больно потому, что до этого он получал удовольствия – это не так уж и страшно. А балет – это чудо. Главное – понимать названия. Но, ты Либор Гонзович, знай – на следующей неделе на этот авангард пойдешь сам.

Л.К. Какой авангард?

Е.П. Я человек консервативный, и танцующую пепельницу смотреть отказываюсь. Представляете, балет Прокофьева переделали в «Пепельницу». Кто, интересно, на такое ходит?!

Л.К. Лена, пепельница – это popelnik, a балет называется popelka. То есть Золушка, от слова popel – то есть пепел. В русском «зола», а в чешском пепел.

Е.П. Тогда срочно заканчиваем передачу и звоним в театральные кассы. Заказывай на «Золушку» не один, а два билета.

Л.К. А перед тем, как сказать вам до свидания, повторим новые чешские слова:





Здесь Вы можете послушать лекцию чешского языка: