"Дворники ушли в подполье": 15 лет тому назад в Чехословакии была распущена тайная коммунистическая полиция

r_2100x1400_radio_praha.png

1 февраля 1990 года в Чехословакии были распущены все подразделения тайной коммунистической полиции StB. Организация, 42 года служившая интересам компартии, занимавшаяся слежкой за неблагонадежными и вербовавшая информаторов, перестала существовать, но в системе Министерства внутренних дел Чехии до сих пор работают сотрудники коммунистической тайной службы.

В чешской StB, аналоге советского КГБ, к 1989 году работало 12 тысяч человек. Кроме этого с тайной службой, в соответствии с официально опубликованными списками и документами, сотрудничало свыше 75 тысяч завербованных разными способами информаторов. Многие чешские граждане о том, что они числятся в списках доносчиков, узнали лишь недавно, после опубликования официальных документов. И теперь они вынуждены судебным путем смывать с себя всю грязь, которую в прошлом на них вылили профессиональные агенты StB. Должны доказывать, что никогда не давали согласия о сотрудничестве и не были «стукачами».

Все, кто оказался в опубликованных государством списках информаторов StB, находятся под микроскопом общественного мнения и средств массовой информации, однако одновременно многие профессиональные агенты тайной коммунистической службы до сих пор работают в системе сегодняшнего МВД.

- В прессе приводится конкретное число - в системе сегодняшнего Министерства внутренних дел работает 1100 бывших сотрудников коммунистической государственной безопасности. Это лишь предположения или точные данные? На наш вопрос отвечает пресс-секретарь Министерства внутренних дел Радка Коваржова:

«Данное число бывших сотрудников StB - реально. Сегодня в рядах Полиции Чешской Республики работает 870 бывших сотрудников StB. Но хочу подчеркнуть, что это люди, которые в начале 90-х прошли через проверочные комиссии, которые оценивали, могут ли эти люди далее работать в рядах полиции»

- В каких подразделениях эти люди сегодня служат?

«В большинстве случаев на рядовых постах. А если занимают высшие функции, то должны соответствовать требованиям так называемого «люстрационного закона»».

Мы обращаемся к политическому обозревателю Яну Петранеку:

- По вашему мнению, насколько адаптировались к демократическому режиму бывшие агенты госбезопасности, что с ними - с большинством - произошло?

«Это тоже самое, когда дворники уходят в подполье. Самое главное зло, существовавшее здесь, была компартия, а госбезопасность была хоть и очень важным, но лишь второстепенным звеном того отвратительного времени. Мне кажется, что никто из нормальных людей, которых вы встретите на улице, об этом вспоминать не будет. Все очень рады, что здесь распахнулись окна в мир, это очень сильно чувствует молодое поколение. А люди постарше, если это были диссиденты, вспоминают о многих приключениях той поры. Нормальный же человек как-то стесняется об этом вспоминать, поскольку в то время, когда госбезопасность следила за каждым, все старались уезжать на свои дачи, чтобы не чувствовать страшного давления того времени».

В качестве примера присутствия бывших работников StB на высших постах газета «MLADA FRONTA DNES» называет заместителя директора полиции Южной Моравии Мартина Котлана и руководителя Национального центра по борьбе с наркотиками Йиржи Комороуса. Это допустимо, так как в Законе «О люстрациях» существует два уровня критериев.

«Так называемые «люстрационные законы» возникли в первой половине 90-х годов. Они определенным способом регламентируют возможность работы в полиции, на высших постах полиции или в Министерстве внутренних дел. Если говорить только о полиции, то на всех высших постах необходимо люстрационное свидетельство и оно должно быть чистым. Правда также то, что для гражданских работников «люстрационный закон» строже, чем для полиции. Но, снова подчеркиваю, что это законы, возникшие в 90-х, однако мы должны их соблюдать».

Мы вновь обращаемся к Яну Петранеку.

-В 90-х принятием Закона «О люстрациях» пытались свести счеты с агентами госбезопасности. Как вы думаете, насколько велико было число действительно проштрафившихся, ведь мы знаем немало случаев, когда люди, попавшие незаслуженно в подобные списки, хотели покончить жизнь самоубийством... «Я знаю такие случаи и скажу вам прямо: люстрационный закон - это что-то отвратительное, он ничего не решит, это не оружие против госбезопасности. Все эти агенты сейчас спокойно работают, они превратились в предпринимателей, а предполагать, что десятки тысяч нормальных людей были стукачами, просто немыслимо. И самое главное, что это были люди, которые были внесены в списки, хотя и не сотрудничали. Когда я, к примеру, в 60-е годы уезжал в качестве корреспондента в Индию, ко мне пришли наши кегебисты и предлагали сотрудничать с ними, но я отказался. После этого мне запретили взять с собой в Индию мою жену и детей. Потом ко мне в Дели пришли с тем, что в коммунистической партии Индии раскол. Вы должны, - предложили мне, - сказать, кто пойдет за Мао Цзедуном а кто за Хрущевым. А я ответил - идите к черту, я могу это написать как свой комментарий, но ничего секретного для вас. И тогда я был мгновенно отозван из Индии».

Это был личный опыт политического обозревателя Яна Петранека, как можно испортить карьеру, воспротивившись органам госбезопасности.

Stb
Не готовятся ли в ближайшее время изменения в «люстрационных законах», так как многие люди попали в списки информаторов StB необоснованно, они никогда не доносили, но были запятнаны?

По словам пресс-секретаря Министерства внутренних дел, в ближайшее время изменений в законе не предвидится.

«Мы понимаем негодование тех людей, которые на собственном опыте познали существовавший режим, но необходимо задать себе вопрос, если по прошествии стольких лет это еще актуально? Большинство тех, кто, например, сегодня работает в полиции, и раньше служили в специализированных подразделениях, например, пиротехники. Они посвятили своей работе всю свою жизнь. И возникает вопрос, как долго они еще будут активны в своих функциях? В настоящее время изменений в «люстрационных законах» не готовят».

Что является первостепенным для работников системы Министерства внутренних дел: профессионализм или лояльность?

«Ответ прост. В первую очередь важен профессионализм. Но, хочу подчеркнуть, что человек, у которого нет чистого «люстрационного свидетельства», не может занимать какой-либо высший пост. У рядовых работников, в первую очередь, у технических служб, «люстрационное свидетельство» не требуется. Это нам разрешает закон», - поясняет пресс-секретарь МВД Чехии Радка Коваржова.

- Чем отличается коммунистическая госбезопасность от сегодняшних тайных служб?

«Отличие в подходе к работе и в соблюдении законов. Коммунистическая государственная безопасность - StB была полицией, руководимой политическими силами. Сегодняшняя полиция - независима, действует в соответствии с ныне действующими, новыми законами. И, конечно, отвергает какое-либо слияние с политическим спектром и работу по заказу».