Еще один замок уплывает из рук государства

r_2100x1400_radio_praha.png

В миллиардах крон оценивается имущество, которое будет в порядке реституции возвращено потомкам моравского дворянского рода Салмов-Райфершайдтов. Конституционный суд страны признал, что последний хозяин родовой собственности Хьюго Салм скончался в 1946 году как гражданин Чехословакии. Поэтому на Салмов не распространяются декреты президента Бенеша.

Министерство внутренних дел Чехии и Высший административный суд от решения Конституционного суда не в восторге: они отказывались признавать чехословацкое гражданство Хьюго Салма и таким образом право его потомков на получение миллиардного наследства. Формально Салм подпадал под действие декретов Бенеша, поскольку во время нацистской оккупации он признал себя немцем и, как утверждают историки, был членом трех нацистских организаций. Но Конституционный Суд пришел к заключению, что Салм под давлением принял немецкое гражданство. Во время оккупации он был прикован к постели, но, несмотря на это, укрывал у себя участников антифашистского сопротивления и материально помогал семьям людей, которых нацисты держали за решеткой.

Кроме того, выяснилось еще одно важное обстоятельство, рассказывает адвокат рода Салмов Феликс Невржела.

«Суть дела в том, что в 1946 году Хьюго Салму было выдано временное свидетельство о сохранении чехословацкого гражданства, которое являлось результатом тщательных проверок и опросов его современников».

Этот документ перевесил на весах Фемиды декреты о национализации имущества коллаборационистов. Дочь Хьюго Салма Мария вступит в право владения 7 тысячами гектаров земли и замком в Райце на Свитаве, который ежегодно посещает до 30 тысяч туристов. Хотя адвокат Невржела полагает, что произойдет это еще не скоро.

«Я думаю, в течение пяти лет. Управление лесным хозяйством Чехии, конечно, будет обжаловать каждое решение Земельного управления о выдаче земли, мы к этому готовы. Каждое решение будет опротестовываться. Как все будет проходить с другими собственниками имущества рода Салмов, пока сказать не могу».