Говорят и показывают женщины...

Фото: Bundesarchiv, Bild 183-H13160 / CC-BY-SA / Creative Commons 3.0

Центр «Gender Studies» начал проект «Понедельники с «Gender»», в рамках которого каждую неделю в городской библиотеке будут демонстрироваться фильмы, снятые женщинами-режиссерами.

Фото: Bundesarchiv, Bild 183-H13160 / CC-BY-SA / Creative Commons 3.0
Мало кто задумывается над тем, что и на экран телевизора мы смотрим глазами мужчин, поскольку именно они всегда являются операторами и зачастую режиссерами. А вот Павла Фридлова, нынешний директор центра «Gender Studies», задумалась об этом еще в середине 90-х годов и выступила руководителем проекта «Память женщин». В ее архиве около 500 интервью с самыми разными женщинами - чешскими, словацкими, немецкими, польскими, украинскими:

- Эта была идея основательницы нашего центра Йиржины Шикловой, она профессор-социолог. Было интересно сравнить, как приходят к эмансипации женшины восточных стран. Ведь совсем иначе, нежели на западе...

В России понятие феминизма практически дискредитировано и у многих ассоциируется с образом кухарки, управляющей государством, а вот чешки, по словам пани Фридловой, с такими проблемами не сталкиваются:

Йиржина Шиклова
- Конечно, мы феминистки и этого не скрываем. Просто кто-то думает, что у феминисток должны быть усы и что они ненавидят мужчин. Нас это не касается, мы - феминистки в том смысле, что боремся за права женщин. У нас всех при этом хорошие отношения с мужчинами. Мы не из тех, кто ненавидит мужчин. Это смешно.

Проект начался демонстрацией фильма «Война глазами женщин», к которому Павла Фридлова написала сценарий, а Дагмар Смржова выступила в качестве режиссера. В центре картины шесть женщин, шесть разных судеб, искореженных войной. Катерина Пошова до сих пор винит себя за то, что ее мать погибла в латвийском концентрационном лагере. Хельга Вильмс вспоминает своего отца, который выступил против нацизма в Германии. Вера Захоуркова помогает отцу бороться за мир и на свободе, и в крепости Терезина. Есть даже любовная линия - Дорис Доновалова встретила любовь своей жизни в Терезине и добровольно поехала за избранником в Освенцим. Фильм был снят в сотрудничестве с чешским телевидением и при помощи Комиссии по жертвам нацизма, чешско-немецкого Фонда будущего и Фонда жертв Холокоста. Режиссер Дагмар Смржова рассказывает о своей работе:

- Это был заказ, за который я взялась с удовольствием, потому что я давно мечтала снять фильм о второй мировой войне. Мне было интересно, как это можно преподать, ведь тема уже столько раз обыгрывалась во всех возможных формах. Точка зрения женщин? Это показалось мне необычным и занимательным. Найдем ли мы понимание с героинями, это все-таки совсем другое поколение, захотят ли они говорить об этом, откроются ли мне?

- Фильм получился довольно тяжелым. Трудно вам было заниматься такой темой?

- Я была просто шокирована историями этих женщин. Какие драматические судьбы...и как невероятно трудно встречаться с такими людьми. Вся наша съемочная группа слушала их в полном молчании. Было слышно, как упала булавка. И были моменты, когда я понимала, что пора выключить камеру и отдохнуть, так нелегко было выдержать эту исповедь. Когда пани Доновалова рассказывала, как они мочились под себя, потому что было холодно, как женщина, которая родила, спрятала ребенка под дерево, чтобы его не нашли и не убили. Это просто невозможно выдержать.

- Если бы режиссером-постановщиком этого фильма был мужчина, картина получилась бы иной? Чем конкретно отличается женское кино от традиционного, то есть, мужского кинематографа?

- Честно говоря, не знаю, существует ли понятие женского кино вообще. Знаю много женщин-режиссеров, снимающих документальное кино - они все разные! Наверное, режиссер-мужчина делал бы акцент на других вещах, фильм не был бы так эмоционально насыщен. Ведь женщины способны всматриваться вглубь, проникать в суть, расшифровать сюжет, влезать в шкуру героя, о котором снимают фильм. Возможно, мужчина бы обратил внимание на чье-то мужество, на какие-то награды, боевые успехи. А мне было важно показать внутреннюю трагедию этих женщин.

- В Чехии много женщин-документалистов?

- Есть из чего выбрать. Я восхищаюсь Драгомирой Гановой, Геленой Трештиковой, Ольгой Семеровой. Из младшего поколения, пожалуй, вспомню Терезу Копачеву.

- Считается, что женское кино целиком базируется на фигуре автора и поэтому предпочитает жанр документального кино. Это правда?

- Думаю, да. Это обусловлено обостренным социальным сочувствием, что есть у каждой женщины. У вас, я уверена, тоже. Если бы вы пришли в детский дом и к вам бы стали льнуть дети, из которых каждый хочет, чтобы вы были его мамой, вы бы просто заплакали и сняли бы фильм. Обязательно документальный