Гуманитарная организация «Человек в беде» не может продолжать свою работу в России

r_2100x1400_radio_praha.png

Во время визита чешского министра иностранных дел Цирила Свободы в Россию опять был открыт вопрос о предоставлении Россией аккредитации чешской гуманитарной организации «Человек в беде».

Министр иностранных дел Цирил Свобода
Сотрудникам благотворительной организации «Человек в беде» не был продолжен срок аккредитации, необходимой для их работы на территории России, из-за инцидента, произошедшего в Чечне в декабре прошлого года. Тогда в подвале дома, который «Человек в беде» снимал в Грозном, российский спецназ нашёл оружие и приспособления для изготовления фальшивых документов, а также преступника, находящегося в розыске. Российский министр иностранных дел Сергей Лавров сообщил, что пока расследование инцидента не будет закончено, вопрос об аккредитации решён не будет.

Мы спросили у директора гуманитарной организации «Человек в беде» Шимона Панека, на какой стадии находится расследование этого дела.

«Это я не могу точно сказать, потому что у меня нет контакта со следователями уже с лета этого года. Но, по крайней мере, у нас информация такая, что первое заседание суда прошло где-то в сентябре, но судебное разбирательство ещё продолжается. Так что следствие, если я это правильно понимаю, уже закончено, а сейчас идёт судебный процесс».

Мы также хотели узнать точку зрения Шимона Панека по поводу причин этого инцидента. Былo ли это случайностью, или оружие в доме кто-то спрятал с целью навредить организации «Человек в беде»? На эти вопросы у него пока нет ответа, ему известна только более-менее официальная информация. Всё выглядит так, что, действительно, одна женщина спрятала в подвале своего брата. К сожалению, говорит Шимон Панек, такие случаи бывают, на Кавказе это закон - помогать своим родственникам.

logo společnosti Člověk v tísni při České televizi
«Всё выглядит так, что этот вооружённый человек, террорист, боевик, не знаю, какое название правильное, действительно там прятался. С другой стороны, это не был наш объект, мы его только снимали, в течение пяти лет мы работали в 50 различных местах, помещениях, складах, психосоциальных центрах в Грозном. В данной ситуации, круглосуточно, также с точки зрения безопасности иностранцев, никто не может в Чечне гарантировать, что кто-то где-то не прячется. И это касается даже министерства внутренних дел, мэрии в Грозном и всех остальных официальных структур».

Пока у «Человека в беде» нет аккредитации в России, вы продолжаете каким-то образом начатую работу на расстоянии?

«Нет, конечно, мы не продолжаем работу. Там остались местные организации, которые продолжают реализацию части наших проектов. Это было пожелание спонсоров, например, УВКБ и ВПП ООН (Управление Верховного комиссара ООН и Вcемирная Продовольственная Программа ООН) и остальных крупных международных организаций, которые решили или продолжать посредством местных организаций, или закрыть свои проекты. Например, проект психосоциальной работы с детьми, испытавшими психические травмы, в Грозном был, к сожалению, закрыт. И я думаю, что это был один из самых важных проектов, которые мы делали».