Художник Ян Котик: всегда в оппозиции

r_2100x1400_radio_praha.png

Так уж устроена человеческая память, что она с легкостью избавляется от той информации, которая для нее в данный момент не представляет интереса. Это же правило, возможно, за некоторыми исключениями, применимо и к памяти народной. Попробуйте-ка, спросите у чехов, кто из них знает художника Яна Котика - своего, чешского художника? Большинство в ответ лишь пожмет плечами. И вовсе не потому, что Котик - малоизвестен или недостаточно талантлив - наоборот, он один из немногих чешских художников, известных в Европе, а просто потому, что тот, по стечению обстоятельств, долго жил и работал за пределами страны. Лишь сейчас, спустя год после его смерти, незаслуженно забытое имя мастера начинает все чаще звучать в Чехии.

Пражская галерея Йиржи Швестки подготовила в марте выставку картин, коллажей и графических работ Яна Котика, охватывающую определенный период в жизни художника - 1940-е - 1970-е годы. Интересно, что в том самом здании, где размещается сейчас галерея, проходила и первая выставка работ двадцатилетнего студента Яна Котика. С той лишь разницей, что в 1936 году в этом здании находился театр Е.Ф. Буриана.

Ян Котик родился в 1916 году в Турнове. Сын художника, с самого детства он проводил время в мастерской отца, где царила атмосфера свободной полемики на самые различные темы. И это, наверное, стало основной причиной неприятия им в последующем каких бы то ни было догматов. Во время войны Котик входил в легендарную «Группу 42» - прогрессивное объединение художников, фотографов, поэтов и теоретиков, но и в ее программе он не принимал на веру все целиком и полностью. Рассказывает владелец галереи Йиржи Швестка, лично знавший Яна Котика.

- Я думаю, что одной из основных черт творчества Котика и его личности, было всегда, в любой ситуации, войти в оппозицию, занять критикующую позицию. Несмотря на то, что он был членом группы «42», он как бы держался немного обособленно: был нечистой совестью группы, любил задавать неприятные вопросы. Между тем, каждое объединение людей озабочено тем, чтобы выглядеть в глазах остальных единым целым, он же группу разделял. Может быть, именно эти вопросы Котика в итоге сделали «Группу 42» такой сильной, какой ее видят современные художники.

Во время Второй мировой войны, в период нацистской оккупации, Ян Котик, задавшийся целью противопоставить так называемому «извращенному искусству» модернизм и авангард, впервые понял, как силен может быть конфликт между политикой и искусством. В этом ему предстоит убедиться еще не раз. Мастеру запрещали выставлять свои картины сначала во время войны, потом в сталинский период, и, в итоге, после 1968-го года.

В 1950-е годы, когда чешская культурная жизнь переживала очень тяжелые времена, Котик по-прежнему был бескомпромиссным радикалом и задавал свои неприятные вопросы. Много шума наделала его выставка в 1957 году в Галерее чехословацкого писателя, которую, по словам Йиржи Швестки, можно назвать первым шагом к тому, что произошло в августе 1968 года. О вернисаже много писали, газета «Красное право» громила художника за якобы присущий ему формализм, развернулась общественная полемика по поводу того, запрещать выставку или нет, вылившаяся, в итоге, в дискуссию о праве искусства на свободу. 1968-й год оборвал эту дискуссию.

- Выдающийся вклад в чешскую культуру Котик внес в 1958 году, когда вместе с Рене Роубичком создал для Чехословацкого павильона на ярмарке EXPO в Брюсселе статую стеклянной реки. Этот павильон имел огромный успех и с честью представил позиции чешской культуры в мировом контексте. К сожалению, статуя не сохранилась,

- продолжает свой рассказ Йиржи Швестка. По его мнению, также нельзя недооценивать роль Яна Котика в развитии абстракционизма в чешской культуре.

- Это был здесь первый художник, который начал заниматься абстракцией. Интересно, что элементы абстракционизма мы можем найти в его творчестве еще до его участия в «Группе 42», еще до начала 1940-х годов. У нас на выставке есть его работы 1937-39 года, которые балансируют на грани фигурации и абстракции. Котик очень хорошо ориентировался в европейском контексте, и иногда его в этом упрекали, как будто это что-то неприличное. Он всегда опережал свое время, всегда был в авангарде.

Художественные работы Котика 1960-х годов с очевидностью свидетельствуют о его приоритетах в живописи. Мастера особенно не волновало, что и как он изобразит на полотне, гораздо более важным он находил вопрос о сути картины как таковой. Что это - просто декорация, которую вешают на стену, размышлял он, или составная часть пути мысли, исходящая из ее материальности?

В 1970 году Ян Котик с женой отправляется в Германию по приглашению тамошнего государственного фонда, оказывавшего поддержку художникам. За время их пребывания там, его и жену лишили чехословацкого гражданства. Так Котик остался в Берлине, где и скончался в 2002 году.

Именно там, в Германии, с ним познакомился Йиржи Швестка, чье внимание с самого начала привлек этот неординарный человек.

- Постепенно мы подружились, но были в наших отношениях и бурные фазы, потому что Ян Котик очень любил дискутировать и просто спорить. Мы спорили об искусстве, философии и просто о жизни, и его отличительным качеством было умение всегда занять противоположную позицию. На меня общение с ним производило сильное впечатление, я очень благодарен ему за то вдохновение, которое он мне давал.

Жалел ли Ян Котик о том, что ему пришлось эмигрировать из Чехии?

- Трудно сказать. Он вырос в семье художника Православа Котика, человека творческого. Это было другое время - он себя чувствовал соединенным со всей европейской культурой, он был художником Европы. Он, к примеру, продолжал традиции французской живописи - в красочности его работ видно влияние Боннара. Он уехал в 1969 году, получил в Берлине стипендию от правительственной организации. Вернуться в Чехию он с женой не мог, у них отобрали паспорта. По какой причине - трудно сказать, так делали в то время.

Несмотря на то, что французское искусство и язык были более близки Котику, он решил остаться в Германии, начать практически с нуля. Огромный заряд энергии ему давало общение с молодыми немецкими художниками из общества «Люциоштрассе», с которыми он вместе работал. Им всем было за двадцать, ему - за семьдесят.

- Там возник такой обоесторонний симбиоз. Тех мальчишек Котик учил тому, чему не учат в академиях - своей философии, умению задавать вопросы, они же, без сомнения, давали ему импульс делать что-то новое и смелость для того, чтобы решиться на это. Это был ключевой период в его немецкой жизни.

Котик - один из тех немногочисленных художников, которые вышли за пределы чешской художественной школы и заработали признание в мире, в Европе. Его творения занимают свое самобытное место в немецком искусстве.

- Такого удалось достичь разве что Йиржи Коларжу и Станиславу Колибалу. Поскольку Ян Котик с 1970 года жил в Берлине и активно там работал, то оказал и определенное влияние на творчество ряда молодых художников, которые сейчас известны на весь мир.