Испанский грипп – смертоноснее, чем война

Фото: National Museum of Health and Medicine, Armed Forces Institute of Pathology, Washington, D.C., United States, CC BY 2.5

Французский поэт Гийом Аполлинер, австрийский график Эгон Шиле, чешский художник Богумил Кубишта – как и многих других, их свела в могилу «испанка», погубившая больше жизней, чем все пушки и газовые атаки Первой мировой войны вместе взятые. Испанский грипп считается самой сокрушительной пандемией в истории человечества – с 1918 по 1920 год им переболела почти треть населения планеты, и даже приблизительное количество жертв этой эпидемии не известно, ученые называют цифры от двадцати до ста миллионов.

Фото: National Museum of Health and Medicine, Armed Forces Institute of Pathology, Washington, D.C., United States, CC BY 2.5

На знаменитом полотне «Семья» умирающий от «испанки» 28-летний Эгон Шиле изобразил себя, свою беременную жену и их нерожденного ребенка. Пневмония, вызванная эпидемией, оборвала и жизнь Густава Климта, учителя Шиле. Осенью 1918 года от гриппа скончался родоначальник чешского кубизма 34-летний Богумил Кубишта. Автор «Моста Мирабо» Гийом Аполлинер не дожил до 39-ти.

Эгон Шиле, «Семья», 1918 г.
Смерть была «поставлена на конвейер» – кладбища не успевали хоронить трупы, могильщики и священники также становились жертвами эпидемии, а покойников закапывали в братских могилах, вырытых паровыми экскаваторами.

Весь мир надел марлевые повязки

Хотя весь мир надел марлевые повязки, в госпиталях массово заражались и умирали медики и сестры милосердия – в некоторых городах не осталось ни одного здорового врача. За первые двадцать пять недель пандемии в мире скончалось двадцать пять миллионов человек.

«Интересно, что, согласно некоторым научным исследованиям, если бы пандемия испанского гриппа произошла в наше время, она унесла бы примерно такое же количество жизней, что и в начале ХХ века, хотя сегодня нам известны гораздо более совершенные превентивные методы и способы лечения», – напоминает сотрудник Института эпидемиологии медицинского факультета Остравского университета Растислав Мадяр.

В сегодняшней Европе «испанку» все чаще вспоминают в контексте бушующей эпидемии коронавируса. В Брюсселе говорят о зловещем совпадении – ровно сто лет спустя европейцы вновь столкнулись с бедствием, напрямую угрожающим жизни обитателей Европейского континента.

Фото: U.S. Army, public domain

Эпидемия пришла одновременно с провозглашением независимой Чехословакии

Фото: Alberta Board of Health, University of Calgary Press Sept 2016, public domain
Чешские земли, как и другие части распадавшейся Австро-Венгерской империи, попали под удар. По некоторым оценкам, с 1918 по 1920 год в Чехии и Моравии умерло до 75000 гражданских лиц. Что касается военных, то точных данных у историков нет до сих пор. Очаги находились в крупных городах – в Праге и Пльзене, а также в Моравской Валахии. Эпидемия пришла в октябре и практически совпала с провозглашением независимости Чехословакии.

Летальность «испанки» оценивают по-разному – от 3% до 5%; некоторые исследователи называют 10%. Тогда отчаявшиеся европейцы даже ошибочно говорили о том, что к ним «вернулась чума». Австрийский историк медицины Харальд Заллфеллнер объясняет: «Это был не тот грипп, который мы знаем сегодня, – он действовал максимально жестоко. Вирус постоянно мутирует, и когда меняется генетическая информация, появляется абсолютно новый вирус, к которому у людей нет иммунитета, как это было при появлении «птичьего гриппа». Хуже всего, когда вирус получает способность передаваться от человека к человеку – тогда он приобретает лавинообразный характер. Именно это и произошло в 1918 году – у людей не было иммунитета, и поэтому «испанка» имела такие катастрофические последствия».

Реконструированный вирус испанского гриппа, фото: CDC/ Dr. Terrence Tumpey/ Cynthia Goldsmith, public domain
Растислав Мадяр напоминает, что в начале ХХ века, как и сегодня, люди умирали не от гриппа как такового, а от пневмонии и бактериальных болезней. Кроме того, антибиотики тогда еще не изобрели. «В то время человечество было очень восприимчиво к подобным инфекциям. Большую роль играло и то, что это были послевоенные годы, когда многие возвращались домой, перемещались по миру. Люди были истощены после нескольких лет мировой войны. Все это привело к трагическим последствиям. С научной точки зрения, интересно отметить, что грипп часто убивал молодых и здоровых людей, что до сих пор полностью объяснить не удалось».

Ученые считают, что «испанка» вызывала в организме так называемый цитокиновый шторм, или гиперцитокинемию. Когда организм впервые сталкивается с вирусом или бактерией, иммунная система активизируется и начинает бороться с «интервентом». Как правило, чем сильнее иммунный ответ, тем больше шансов победить инфекцию, однако у некоторых, преимущественно молодых, людей иммунная система продолжает бороться и после того, как вирус уже обезврежен. Цитокины продолжают высвобождаться, атакуя собственные органы и истощая организм вплоть до летального исхода.

Постельный режим, обертывания, алкоголь

Фото: Edward A. Doc Rogers, 1873-1960, public domain
Медицина тогда была на куда более низком уровне, чем сегодня, и лишь в 1930-е годы выяснилось, что «испанка» не является бактериальной болезнью, то есть в ходе самой эпидемии врачи воевали с вымышленным врагом. Хотя они знали, что болезнь передается воздушным путем, однако штамм вируса был выделен лишь спустя полтора десятилетия после окончания эпидемии.

На людей того времени ужас наводили сами признаки «испанки». Заразившиеся начинали задыхаться, у них болел желудок, поднималась температура. Затем синело лицо, начиналось внутрилегочное кровотечение и кровавый кашель. В среднем болезнь длилась всего три дня и завершалась летальным исходом. Однако часто у инфицированных вообще не было каких-либо ярко выраженных симптомов, а смерть наступала на следующий день после начала заболевания.

Что советовали больным медики, в распоряжении которых сто лет назад не было эффективных препаратов? Постельный режим, различные обертывания и даже алкоголь. Большое внимание уделялось гигиене. Больным не следовало появляться в обществе, им рекомендовалось здороваться за руку с другими людьми. Попытки лечить заразившихся «лошадиными» дозами аспирина приводили к отравлению этим препаратом.

«Возможности вирусной диагностики в те годы были весьма ограничены. Причины тогда определили, можно сказать, дедуктивным методом, а реальная причина была обнаружена гораздо позже», – поясняет эпидемиолог Растислав Мадяр.

Что мы вообще знаем об «испанке», которая неожиданно обрушилась на человечество, сразу же охватив территорию, большую, чем Первая мировая война? Эпидемия шла тремя волнами, и когда люди думали, что уже все позади, они вдруг вновь начинали заражаться и умирать. Последняя волна нахлынула уже в 1920 году и опять унесла множество жизней. «Испанка» появлялась до середины 1920-х годов, и лишь потом начала сливаться с обычными сезонными эпидемиями.

Технический прогресс как переносчик инфекции

Фото: Edward A. Doc Rogers, 1873-1960, public domain
«Испанским» грипп назвали потому, что в нейтральной Испании цензура не запрещала прессе писать об эпидемии, и создавалось впечатление, что эта страна больше других охвачена пандемией. К тому же гриппом переболел король Испании Альфонсо XIII. Некоторые историки, однако, полагают, что слово пустили в оборот французы, которые хотели напугать своих состоятельных земляков, эмигрировавших в Испанию.

Считается, что Испании и России эпидемия обошлась в 300 тысяч жизней, Германии – в 600 000, Франции – в 420 000, Соединенным Штатам – в 675 000. В Китае и Индии жертвами стали миллионы.

По одной из версий грипп впервые появился в Канзасе, в военном лагере, где шло обучение новобранцев перед отправкой в Европу на помощь Антанте. По другой, пандемия зародилась в Восточной Азии, то ли в Китае, то ли во Вьетнаме, и быстро охватила весь мир – испанки не было только в Антарктиде.

Как это ни парадоксально, но причиной стремительного распространения инфекции по миру ученые считают именно технический прогресс. Век пара, аэропланов и морского транспорта, связавшего мир воедино, сократил расстояние между континентами, и вирус добирался бы до самых отдаленных уголков планеты, даже если бы не разразилась Первая мировая война. Грипп собирал свою жатву от Бразилии до Новой Зеландии. «Испанка» убила 60% эскимосов Аляски. Благодаря сохранившемся тканям алеутки, похороненной в вечной мерзлоте, в 2002 году ученым удалось воссоздать генную структуру вируса 1918 года.