Историк Ян Рыхлик: «Чешскому обществу нужен новый Гавел»

Jan Rychlík, photo: Šárka Ševčíková

5 октября исполнилось бы 80 лет человеку, который не нуждается в представлении не только в Чехии, но и за рубежом. Вацлав Гавел не дожил до своего 80-летия, но его наследие живо по сей день – произведения, театральные постановки, но главное – его мысли о справедливом обществе, главными идеалами которого являются правда и любовь.

Ян Рыхлик, Фото: Шарка Шевчикова, Чешское радио
В день 80-летнего юбилея, до которого не дожил Вацлав Гавел, о его наследии и его роли в современном чешском обществе мы беседуем с историком, профессором Философского факультета Карлова университета Яном Рыхликом.

- Что означает наследие Вацлава Гавела для чешского общества сегодня?

«Я не могу говорить за все чешское общество, поскольку я живу в определенной среде. Но я думаю, что для интеллектуальной среды и для образованных людей традиция Гавела – это традиция гуманизма и демократии. Он помог нам освободиться от коммунизма, и благодаря ему у нас теперь есть демократический капитализм. И это немало для моего поколения. Я до 35 лет жил при социализме, и освобождение от коммунизма – это просто per se, значительно само по себе, и лишь за это мы должны быть ему благодарны. Конечно, есть у нас люди, тут нечего скрывать, которые многое потеряли, прежде всего, свой статус. Возможно, сейчас они живут хуже, чем до так называемой «бархатной революции». Но так уж бывает в истории – все просто не могут быть богатыми и счастливыми. Я считаю, что мы живем лучше, и в этом заключается наследие Гавела, его идей гуманизма, демократии и свободы».

- Почему в тот момент именно Гавел оказался во главе «бархатной революции»?

Вацлав Гавел со своей первой женой Ольгой, Фото: ЧТ24
«Я думаю, что это проблема выдающихся людей в обществе и в истории. Когда случаются такие моменты, как перевороты, перемены, революции, то всегда находится сильный человек, у которого есть программа, который обладает такой харизмой, что может обращаться к народу. Приходит его время, и он становится во главе движения, и это как раз случай Гавела. Из всех людей из оппозиции, из диссидентов, пожалуй, Гавел был самым известным. При этом общественность практически не знала, как он выглядит, потому что 20 лет он был табу. Но его имя было известно, и, с моей точки зрения, это была огромная ошибка коммунистической верхушки, что после появления «Хартии 77» они открыли пропагандистскую кампания против Гавела, сделав, таким образом, ему рекламу. Так что он был, в сущности, единственным, кого люди у нас знали. Наверное, его знали больше в Чехии, чем в Словакии. Хотя, в Словакии его имя тоже было известно, однако, если бы тогда проходили президентские выборы, не через Парламент, а голосованием народа, то, вероятно, в Словакии бы победил Александр Дубчек. Он был словак, и среднее и старшее поколение его знало еще с событий Пражской весны 1968-69 годов».

- Какие из идей Вацлава Гавела реализовались и укоренились в чешском обществе, а каким было не суждено воплотиться в жизнь?

«Так бывает. Оказалось, например, что его идея неполитической политики нереализуема на практике. Может быть, не осуществились его идеи более широкого политического движения без политических партий. Оказалось, что трудно строить демократию без оформленных политических партий. Как всегда, там, где происходит революция, переворот, где меняется общество и право собственности, к сожалению, всегда есть возможности для различных мошенников, для коррупции. Я знаю, что для Гавела это была личная проблема. Гавел не был экономистом, он был драматургом, режиссером, человеком из сферы искусства, интеллектуальной среды. Но, например, его идея открытого общества, которое будет связано с Западной Европой, она осуществилась. Его лозунг – «Чехословакия должна вернуться в Европу» - осуществился. Может, не так как все хотели, но так бывает, потому что мечты и реальность никогда полностью не совпадают».

Вацлав Гавел на Вацлавской площади, ноябрь 1989 г., Фото: ЧТ24
«Давайте не допустим, чтобы кто угодно, как угодно очернил прекрасный лик нашей мирной революции. Правда и любовь должны победить ложь и ненависть», - эти слова произнес Вацлав Гавел на демонстрации 10 декабря 1989 года по случаю избрания первого послереволюционного правительства – так называемого «правительства национального понимания».

- А если говорить об идее, что правда и любовь победят ложь и ненависть. Сегодня многие над этим лозунгом даже подсмеиваются…

«Я думаю, что когда случается революция или переворот, всегда необходим лозунг, который может мобилизовать широкие массы. Потом может оказаться, что люди разочарованы, так бывает после каждой революции, и могут даже над этим лозунгом подсмеиваться. Лично я никогда не смеялся над лозунгом, что правда и любовь должны победить ложь и ненависть. Это принцип гуманистического общества, который на практике является недостижимым идеалом, но это не означает, что мы не должны стремиться к нему. Но, с другой стороны, мы должны понимать, что это только идеал, а такие идеалы в реальной жизни никогда полностью не осуществляются».

Мысль о том, что правда и любовь победят ложь и ненависть была развита Гавелом из слов «Правда побеждает», украшавших президентский штандарт со времен первого президента Чехословакии Т. Г. Масарика. Сам Вацлав Гавел неоднократно упоминал о своем особом отношении к личности первого президента:

Лозунг «Правда побеждает» на президентском штандарте, Фото: Филип Яндоурек, Чешское радио
«Мое отношение к Масарику можно разделить на три фазы. Я вырастал в окружении, которое можно было бы назвать масариковским. Можно сказать, что мой отец тяготел к так называемому «крылу Пражского града» того времени. Мальчишкой я жил в масариковской атмосфере. Тем не менее, позже, когда я достиг тинэйджерского возраста, пришел период бунта против Масарика. Он мне казался проповедником, который не понимает искусство. Мне не нравились его эстетические взгляды и анализ. Но позже пришла третья фаза, когда меня все больше и больше затягивала общественная жизнь, а потом непосредственно оказался в практической политике. Вдруг, снова и снова я начал осознавать, в каком количестве аспектов Масарик был прав. Только собственный опыт участия в общественной жизни мне открыл множество сторон, с которыми я могу полностью согласиться».

- Как вы считаете, сегодняшнему чешскому обществу нужен новый Гавел?

«Я убежден, что нам нужен новый Гавел. Я бы сказал так: есть политика революции, и есть такие моменты, когда мы нуждаемся в сильной личности. Но, кроме того, есть повседневная политика. Нельзя постоянно делать революцию, нужно также работать. И для такой ежедневной политики нет необходимости в столь сильной личности. Но я уверен, что если бы настали худшие времена, то этот девиз дождался бы своей реабилитации, и появился бы новый Гавел. Я хотел бы дожить до этого момента, но не знаю, наступит ли он еще при моей жизни».

«Я думаю, что этого достаточно. Нам не нужны новые памятники, потому что иногда они становятся впоследствии пустыми символами. Сейчас люди зачастую не хотят переименования улиц, потому что это стоит денег – нужно менять паспорт, получать новые документы. Раньше просто ставили новую печать в паспорт, и все. Может быть вам кажется, что это маленькая площадь у Национального театра, но я вижу в этом символику, потому что это имеет отношение к Национальному театру. Сейчас, когда отмечается 80-летний юбилей Гавела, интерес к его личности и его политическому наследию достаточен. Как будет обстоять дело через 10, 20, 30 лет – я не знаю. Это уже вопрос к следующим поколениям».

Вацлав Гавел, Фото: Томаш Адамец, Чешское радио
«Дорогие сограждане, когда-то на одной из крупных манифестаций я сказал, что правда и любовь должны победить ложь и ненависть. Сегодня я хотел бы добавить, что разум, смирение и ответственность должны победить недальновидность, высокомерие и своеволие».

Собственно, и сам Вацлав Гавел, спустя 3 года после «бархатной революции», понял, что знаменитому лозунгу нужна корректировка. Учитывая, сколько прошло времени с тех пор, пожалуй, все идет своим чередом – добро борется со злом, правда с ложью, а любовь с ненавистью. Эта борьба, скорее всего, продлится столько, сколько будет существовать наш мир, но в сознании чешского народа она навсегда останется связана с именем Вацлава Гавела.