Итоги конкурса Радио Прага 2010

r_2100x1400_radio_praha.png

Обсудив сотни работ слушателей Радио Прага, жюри выбрало победителя десятого юбилейного конкурса, в котором мы до 15-го июля сего года мы просили вас ответить на вопрос: Какой чешский писатель или книга вам полюбились и почему?

Для награждения победителя нашего конкурса спонсор программы PARKHOTEL предоставил путевку в Прагу на двоих.

Parkhotel Praha – место, где комфорт и удобства соединяются с историей, качеством и современным дизайном в непосредственной близости от центра Праги».


По решению жюри Радио Прага, победителем становится Трейси Андреоттииз США.

«Я хорошо помню тот день. Это произошло в июле 2004 года. В центральной части США было жарко и душно. А я скучала и была немного подавлена после цикла книг немецких авторов, который я только что дочитала. Тогда я решила прислушаться к совету книготорговцев с Амазона, которые уже давно рекомендовали мне прочесть чешского автора Йозефа Шкворецкого. Они уверяли меня в том, что он мне понравится, как это произошло со «Бравым солдатом Швейком».

Тогда я села в машину и поехала к своему любимому книготорговцу, где я передала продавщице помятую бумажку с этим таинственным и труднопроизносимым для меня именем.

Продавщица посмотрела в компьютер и сказала, что сейчас на складе ничего нет, но можно заказать книги Шкворецкого. И когда я покорно протянула руку, чтобы взять очередную книгу Себальда, продавщица улыбнулась и поправилась: «Я все-таки нашла одну его книжку «Инженер человеческих душ». Я радостно закивала – да, я беру ее.

По дороге домой я остановилась в ресторане выпить холодный кофе и решила полистать новую книжку. Это было выше моих ожиданий. Я просто влюбилась в Йозефа Шкворецкого и его альтер эго – Данни Смиржицкого. Это прозвучит, наверное, слишком драматично, но покупка этого романа изменила всю мою жизнь.

У меня было чувство, что я живу там – с Данни и его друзьями. Я не чешка, я никогда не была в Чехии, никогда не жила в условиях тоталитаризма и никогда не эмигрировала. Но то, как он об этом рассказывал – это меня перенесло в то время. Это был совсем другой мир. С пафосом, но и с юмором. Я узнал о страстях будничной жизни во время войны. Как на интеллектуальном, так и на эмоциональном уровнях. Я хотела остаться в том мире и узнать его лучше.

полка. Когда я прочитала всего Шкворецкого, переведенного на английский, я начал читать Богумила Грабала, Ивана Климу, Милана Кундеру, Карела Чапека, Людвика Вацулика и Владислава Ванчуру. Я прочитала все, что смогла достать и в каждого из них влюблялась по-своему. Одна полка, посвященная Шкворецкому, разрослась в целый шкаф книг чешских писателей. Можно сказать, что я одержима этой литературой. И я стала весьма требовательной к качеству перевода.

Мой интерес к чешским книгам привел меня на страницы Радио Прага, откуда я узнаю информацию о жизни, в том числе и политической, в этой стране. У меня уже есть несколько чешских фильмов – опять же благодаря Шкворецкому и его увлекательному рассказу о чешском кино. Проснулось мое старое увлечение чешскими композиторами – в первую очередь Антонином Дворжаком. Я также открыла для себя и новые музыкальные таланты, например, Иву Биттову – благодаря статье о ней на Радио Прага.

Примерно год назад я решила, что пора учить чешский. Каждую неделю я хожу на уроки в местную организацию «Сокол». Продвигаюсь потихоньку, и мне приносит это большое удовольствие.

Друзья называют меня чехофилом, и это хорошо. Это в действительности так – благодаря моему любимому чешскому писателю Шкворецкому».


По уже устоявшейся традиции, в финал конкурса от каждой редакции радиостанции, а это значит, что мы получали конкурсные работы практически со всего света на чешском, английском, французском, немецком, испанском и, конечно, на русском языке, были выбраны несколько лучших работ. Их авторы получат от Радио Прага памятные призы.

В русской редакции одним из победителей отборочного тура стал Михаил Киященкоиз Белгорода.

«Однажды в «Литкафе «Славия» Радио Прага я услышал отрывок из ранней прозы Владислава Ванчуры. Тогда-то и всплыла в памяти давняя история, связанная с его именем…

Отец мой был военным, школы я менял часто. Стыдно в этом признаться, но я не помню, как звали мою первую учительницу. А вот девочку, которая сидела впереди, помню. Потому что был в неё влюблён. Я и сейчас отчётливо вижу её: тоненькая, большеглазая, со светлыми кудряшками. И ещё стоит перед глазами голубая жилка на тоненькой шее.

Владислав Ванчура
Её соседом по парте был толстый, конопатый и на редкость драчливый мальчишка. Он наступал ей на ногу, когда она отвечала учителю с места, толкал локтем в бок, когда она старательно выводила палочки и крючочки, а как только раздавался звонок на перемену, обязательно дёргал за косички. Но когда злодей разорвал аккуратную Любочкину тетрадку, я не стерпел и изо всей силы стукнул его кулаком в ухо. Конечно же, после уроков пришлось драться, и победителем в том поединке стал не я. Но моё мужество заметили. Люба согласилась пойти ко мне в гости, чтобы познакомиться с предметом моей гордости – рисунками. Я лучше всех в классе рисовал войну – в небе летели самолёты, на земле извергали огонь танки и пушки, а впереди них бежали бойцы с винтовками и знамёнами. Я не пожадничал и подарил Любе три лучших своих рисунка, -

пишет Михаил Киященко. Но судьба разлучила два детских сердца. Отца девочки демобилизовали, и она вместе с родителями уехала в Ленинград. На память о детской любви осталась лишь стопочка открыток, подаренная в день расставания.

Открытки были так себе – виды чешских городов, пейзажи. Но одна мне понравилась – памятник писателю Владиславу Ванчуре в Опаве. Позже я пририсовал к вытянутой руке писателя меч, и получилось очень красиво.

- До свидания, - тихо-тихо сказала Люба и положила открытку в мою протянутую ладонь. - До свидания, - ответил я.

Следующая встреча состоялась лишь через десять лет.

Мне неслучайно в юбилейный год окончания Второй мировой войны вспомнился именно этот писатель. Сколько судеб талантливых людей Чехии было оборвано в то страшное время!

«В глуби веков лес покрывал северные границы знаемого мира и тянулся вширь и вдаль по его пределам. Непроходимые чащи ограждали бескрайние пространства. Дремучие леса стеной окружали ту огромную землю. Между бассейном реки по названию Висла и той рекою, чьё имя – Днепр, лежит древняя родина славян…»

После Мюнхенского сговора и оккупации Чехии гитлеровскими войсками, в преддверии мировой войны, на книжных прилавках появились два тома «Картин из истории народа чешского» Владислава Ванчуры. Этим произведением Ванчура защищал честь нации, укрепляя веру в то, что ни язык, ни культура, ни сама жизнь древнего народа не могут быть уничтожены. Именно народу Чехии была посвящена эта книга – в годы едва ли не самой большой вероятности его гибели. «Правдивые повествования о жизни, делах ратных и духа возвышении», - так сказано в подзаголовке эпопеи.

Писатель удивительно современен – он показывает, как прошлое связано с настоящим, как дела предков врастают в сегодняшний день, творят настоящее и живут в нём. Я вижу героев книги - святого Вацлава, и отважного Болеслава, святую Людмилу и княгиню – воительницу Драгомиру: так создают историю святые и воины, мечтатели и безумцы, подлецы и люди высокого благородства.

В романе отечественного писателя Чингиза Айтматова рассказана легенда, соотносимая, по моему мнению, и с эпопеей Ванчуры. Это легенда о том, как в результате чудовищной пытки был сформирован раб – манкурт, не помнящий своего прошлого, не осознающий себя человеческим существом, связанным с предками, ни за что не несущий ответственности. В наши дни этот персонаж стал нарицательным. Таким манкуртом может быть любой, кому безразлично прошлое и будущее своего народа.

Приведу грустный, но весьма типичный пример. Чешские реставраторы вызвались бескорыстно помочь в восстановлении былой красоты дворца в Царицыне. Кропотливо и старательно возвращали они к жизни все архитектурные украшения одного из крыльев дворца. Но однажды утром, приступая к другому участку, они обнаружили, что вся их прошлая работа уничтожена. Разломаны и покалечены башенки и зубцы некогда красивых стен. Всё перебито и изгажено какими-то людьми, которых иначе как манкуртами и назвать нельзя. Чехи уехали, ушли навсегда, оставив на недостроенной стене дворца надпись: «Русские, что вы делаете?» Но у манкуртов нет национальности – они «Иваны, не помнящие родства».

Об опасности современного манкуртизма и предупреждает роман Ванчуры. Чем дольше мы читаем, тем отчётливее слышим «глас народа». Это плач об упадке Чешской земли, её властителей, покорившихся германским императорам, и одновременно – рассказ о неодолимости народа, его силе, о героической борьбе против монголо-татарских полчищ.

Жизнь чешских князей и их подданных ярка и драматична, чувствуется поток и движение самой истории, где переплетаются жизни простолюдина и короля. Пример – судьба королевской династии Пршемысловичей и судьба семейства кузнеца Петра, его жены Нетки – будущей кормилицы королевича, их сына, певца Якоубка. И сегодня читателя волнуют новеллы о гонимой отовсюду и погибающей цыганской семье (проблемы Холокоста и толерантности), о бродячем монахе Бернарде (роль религии в современном мире), о трагической любви Анежки (вечная тема). Чешское войско под предводительством Пршемысла Отакара остановило татарское нашествие и спасло Европу. Народ обрёл мужество, народ жил: «Чехия расцвела и народ, овладевший большей мерой свобод, стал бессмертным».

Ванчура верил, что после ночи всё равно наступит утро. Третий том он писал вплоть до ареста и гибели, книга осталась незавершённой. «Передай, что я держался до конца», - просил он перед казнью товарища по заключению. «Люди не могут жить без веры в благородство», - полагал участник чешского Сопротивления Владислав Ванчура. Свою историческую эпопею, эту летопись прошлого – трагическую и юмористическую, монументальную и поэтичную, исторически точную и романтическую – он оставил нам. И стал бессмертным. «Даже самые древние дела лежат в сети настоящего, ибо мечта – как челнок в руках ткача и как меч, которым отвоёвывают утраченную родину».

Неслучайно много лет назад я, маленький русский мальчик, вложил в руку писателя Ванчуры именно меч».

В следующей рубрике «Я к вам пишу» мы назовем имена авторов, работы которых вошли в десятку лучших, полученных русской редакцией.