К 75-летию окончания Второй мировой в Праге появится памятник власовцам

L’armée Vlassov, photo: Bundesarchiv, Müller, Karl / CC-BY-SA 3.0

Название пражского района Ржепорые российские журналисты теперь произносят без запинки. Бурю не только в чешских, но и в российских СМИ подняло решение местной администрации увековечить память «власовцев» – бойцов Русской освободительной армии, которые в мае 1945 года поддержали Пражское восстание. 10 декабря члены местного совета во главе со старостой Павлом Новотны постановили, что в 2020 году памятник будет поставлен.

генерал Андрей Власов, фото: Bundesarchiv, CC BY-SA 3.0 de

Российские СМИ сообщили лишь о негативной реакции местных жителей, однако в действительности открытое собрание районной администрации проходило несколько иначе. Состоявшаяся перед голосованием дискуссия прошла достаточно бурно и эмоционально, однако следует подчеркнуть, что стороны обошлись без личных нападок и оскорблений.

староста района Ржепорые Павел Новотны, фото: Антон Каймаков
«Собрание городского района выражает свое согласие с реализацией плана по созданию мемориала, посвященного жертвам Пражского восстания в мае 1945 года из рядов Русской освободительной армии и одному из существенных моментов этого восстания, которым стал приказ генерал-майора Буняченко оборонять Прагу, отданный вечером 6 мая 1945 года в Ржепорые. Прошу голосовать. Кто за это предложение? Вижу десять рук в поддержку предложения. Против – никто. Воздержавшихся нет. Решение было принято!»– так завершил голосование по поводу создания памятника погибшим власовцам, помогавшим освобождать чешскую столицу от нацистских оккупантов, староста пражского района Ржепорые Павел Новотны.

Этому собранию предшествовало несколько недель обсуждения темы «Власовцы и Прага» в чешских СМИ и еще более бурные дебаты на российском телевидении и различных российских информационных интернет-порталах, а также протесты со стороны МИД России и Посольства РФ в Праге.

Финальное голосование администрации предвосхищала почти двухчасовое обсуждение темы с жителями Ржепорые и Праги. «Мы хотим почтить память обычных солдат. Ни в коем случае не идет речь о том, чтобы поклоняться памяти генерала Власова или генерала Буняченко. Мы стремимся к тому, чтобы была отдана дань памяти павшим, которые помогли Праге. То, что без их вмешательства Праге пришлось бы значительно хуже, с этим согласны даже те историки, которые вовсе не являются сторонниками этого начинания», – подчеркнул во время обсуждения заместитель старосты района Ржепорые Давид Рознетински.

Против памятника выступил Роберт Вашичек, член районного собрания района Праги-11, который предложила принять на своей территории памятник маршалу Коневу. Монумент намерены перенести на другое место члены администрации района Прага-6.

 член районного собрания района Праги-11 Роберт Вашичек, фото: Антон Каймаков
«Идея старосты пана Новотны мне не нравится. Во-первых, он не говорит обо всех существующих исторических связях. Ни в коем случае нельзя связывать обсуждаемый памятник с личностью генерала Власова. Он был многократным предателем. Этот человек работал на НКВД. Идею, что солдаты РОА могут себя обелить тем, что помогут Пражскому восстанию принадлежит генералу Буняченко.

Судьба солдат РОА трагична, но они добровольно решили покинуть лагеря для военнопленных и вступить в ряды Русской освободительной армии, которая была нацистской организацией, служащей Вермахту, нацистскому режиму. Вступив в РОА они стали предателями и коллаборационистами. За это расстреливали. Об этом помнят и действующие законы Чешской Республики. В случае РОА речь не шла о помощи Праге, а о холодной расчетливости, чтобы спастись и не попасть в советский плен. А американцы потом власовцев выдали русским. Трагическая судьба солдат РОА еще не означает, что мы должны их поднимать до уровня бойцов Красной армии и генерала Конева», – подчеркнул Вашичек.

«Не нам их судить»

Прага-Ржепорые, фото: Милош Турек
Иную точку зрения высказал Карел Петерка, составлявший с 1975 по 1987 год летопись истории Ржепорые. «Во время Второй мировой войны в немецком плену оказалось почти четыре миллиона красноармейцев. Обходились с ними там не по-человечески. Как брошенный скот, они умирали от голода и жажды. Я не хочу судить – предатели они или нет. Однако я не хотел бы видеть предшествующего оратора в таких условиях, видеть, как он выбирает между вступлением во вспомогательные отряды немецких сил, позволяющим ему выжить, и честной смертью за родину, которая послала его на войну с устаревшим оружием, командованием, уничтоженным и ослабленным в результате сфабрикованных судебных процессов, организованных по приказу Сталина. Если их предала собственная родина, то их предал и их Бог. Эти люди пропадали, поступали так, как поступали.

Я бы хотел предложить, чтобы частью будущего памятника стала также и информационная табличка, где было бы четко написано: где РОА возникла, пройденный ей путь, все прегрешения этих подразделений, но обязательно и то, что более 300 из них пали во время Пражского восстания за правое дело».

Одна из присутствовавших в зале жительниц Ржепорые вслед за бывшим хроникером Карелом Петеркой также напомнила, что члены РОА из числа военнопленных были преданы, в первую очередь, советским руководством, когда не была признана Женевская конвенция, и Красный Крест не мог им полноценно помогать.

Во время дискуссии многие вспомнили о рассказах своих отцов и дедов о том, что солдаты РОА, расквартированные в Ржепорые не совершили ни одного преступления, касавшегося местных жителей, вели себя весьма корректно.

Фото: Bundesarchiv, Müller, Karl / CC-BY-SA 3.0

«Помогали нацистам и помогали Праге»

«Здесь прозвучали весьма противоречивые мнения, точно так же, как противоречива история РОА. Я думаю, чтобы памятники не приходилось сначала сооружать, после разрушать, а потом вновь устанавливать, они должны быть вне времени. Я думаю, что памятник в Ржепорые вовсе не обязательно должен называться «памятник власовцам». Он может быть посвящен всем освободителям Праги, и все их фамилии должны быть там написаны. Власовцы действительно совершали неоднозначные поступки. Они не были – «вспомогательными подразделениями», они были ударными отделениями, помогали нацистам, а потом действительно помогли Праге. Я думаю, что все это должно быть на памятнике объяснено», – считает одна из жительниц Ржепорые.

Фото: Антон Каймаков
Непосредственно староста Павел Новотны несколько раз повторил, что члены его администрации хорошо осознают – история РОА под началом генерала Андрея Власова весьма неоднозначна. Соединения формировались из русских военнопленных, согласившихся служить в ее рядах. РОА была частью Вермахта, и там были солдаты, ранее служившие в РОНА (Русской освободительной народной армии, бывшей «народной бригады Каминского»), прославившейся зверствами во время подавления Варшавского восстания. Сколько их точно было в составе РОА, никто не знает.

Однако, как утверждает Павел Новотны, район Ржепорые, в первую очередь, стремится отдать должное тем 300 солдатам из РОА, которые пали именно за Прагу.

«Подразделения, вошедшие в РОА, формировались с 1941 года. Это были СС – дивизия РОНА, об этом уже упоминали. В большинстве своем это были украинцы. Потом еще была 29-я дивизия СС, а к тому 30-я гренадерская дивизия СС. Это были люди, которые воевали уже с 1941 года. Ржепорые очень повезло, что здесь они себя вели хорошо. Однако в других местах они были настоящими бандитами. Например, 30-я гренадерская дивизия СС – спросите, что они творили во Франции с участниками французского Сопротивления! Тогда увидите, какие зверства там они совершали. Они вовсе не были паиньками, вернее, здесь они были паиньками, так как убегали. Им необходимо было спасаться. Ничего другого им не оставалось делать. Русские бы их казнили. Однако американцы их потом все равно им выдали», – заявил еще один житель района.

«Такой памятник должен был стоять еще в 1968 году»

«Я пришел чуть позже и слышал не все, но хочу напомнить, что и генерал Кгуттельвашер, возглавивший Пражское восстание, также говорил, что власовцы серьезно помогли восставшим в Праге. Спасли город от разрушения. На пражской площади Кинского памятник власовцам должен был стоять еще в 1968 году. Потом пришли советские солдаты и, естественно, предложение было отвергнуто. Но так это было. И еще к памятникам. В Праге и окрестностях есть множество могил власовцев. Может быть стоило бы устроить здесь им почетную могилу и именно там поставить этот памятник», – подчеркнул один из присутствующих жителей района.

староста Павел Новотны, фото: ČTK / Michal Kamaryt
Было выдвинуто также предложение провести специальный референдум по поводу памятника власовцам, однако его староста Новотны отклонил его, сказав, что у всех в районе уже была возможность высказать свое мнение с момента, когда в местном журнале напечатали соответствующий призыв. И многие, по словам старосты, действительно воспользовались такой возможностью.

Остается добавить, что в МИДе России инициативу старосты Павла Новотны назвали «реинкарнацией нацизма» и указали властям Чехии, что установка подобного памятника«нарушает Конвенцию о неприменимости срока давности к военным преступлениям». На это министр иностранных дел Чехии Томаш Петршичек ответил, что вопрос памятника находится в компетенции органов самоуправления, а не правительства. Президент Милош Земан, со своей стороны, заявил, что сомневается в целесообразности установки мемориала бойцам РОА, «поскольку ранее они, сотрудничая с нацистами, совершили предательство».

При этом в 2015 году, перед поездкой в столицу России на празднование Дня Победы, президент Милош Земан в интервью Русской службе Radio Prague поделился несколько иным взглядом на историю: «Мое участие в мероприятиях в Москве будет в память обо всех советских гражданах, включая солдат так называемой Освободительной армии... Это как в человеческой жизни. Вы совершите нехорошие поступки, которые Власов конечно сделал, но в конце своей жизни сделаете одно хорошее дело. Солдаты Власова были тоже русские люди».