Карел Рихтер: Власов не имел права вступать в сговор с дьяволом

r_2100x1400_radio_praha.png

Прошло 60 лет с той поры, когда генерал Андрей Власов, перешедший на сторону гитлеровцев, обнародовал в Праге манифест Комитета освобождения народов России и был избран председателем этого комитета. Манифест призывал к борьбе со Сталиным и коммунизмом.

Генерал Андрей Власов
Несмотря на столь длительный период, прошедший с момента тех событий, cпopы вoкpyг личности легендарного генерала нe пpeкpaщaютcя. В 2003 г. в Чехии вышла книга историка Карла Рихтера под названием «Роковая ошибка генерала Власова» и мы решили побеседовать с ее автором.

- Какими материалами вы пользовались при написании книги о Власове?

- Я стремился читать все, что можно было получить. Наиболее интересным для меня было, когда я в 1994 г. побывал в Москве и встретился с прекрасным русским режиссером Шевцовым. Он тогда окончил фильм о Власове. Шевцов стал посредником, который помог мне познакомиться с документами из дела Власова. Я почерпнул многое из них. В его материалах была звукозапись разговора с женой Власова. «С ним было так хорошо, а без него так плохо», - вспоминала она. Власова рассказывала о том, как была в концлагере, и о людях, которые помогли ей выжить.

- Первая книга, написанная вами о Власове, вышла в 1991 г. Почему вы вновь возвращаетесь к этой теме?

- Меня интересовало то, что можно назвать судьбой. Судьбой, которая определяет жизненный путь человека. Могло случиться, что Власов мог стать вторым маршалом Жуковым - если бы удалось Второй ударной армии победить на Волховском фронте. Он бы вернулся тогда в Москву и стал командующим Волховским фронтом. Но - не удалось, по вине Сталина. Но Сталин не мог этого признать. Вероятно, с ним бы случилось то же самое, что и со многими другими генералами, потерпевшими неудачу - опять же, не по своей вине, и Власова поставили бы к стенке. Так что он чувствовал, что ему нельзя возвращаться и сдался в плен. Я узнал, что он не хотел этого, но, попав, - что же оставалось - лишь дать согласие на сотрудничество. Если он хотел сделать что-то великое, то не было иной возможности, как поднять знамя борьбы за свободу русского народа.

- Думаете ли вы, что Власов не учел конкретной исторической обстановки?

Генерал Андрей Власов
- Он забыл подумать о многом - o том, что вся Европа ведет борьбу против фашистов, против угнетателей демократии и свободы народов. Кто помогает Гитлеру, стоит против этого стремления к свободе - об этом он забыл.

- Западные журналисты часто задают чехам вопрос: «Почему чешский Народный совет в мае 1945 г., когда власовцы воевали на стороне чешских повстанцев, отказались от их помощи?»

- И не понимают, что как же могли не отказаться - это означало бы портить отношения с союзническими странами. Даже американцы не позволили себе рисковать этими отношениями. Жизнь сложнее, чем порой кажется. Власов не имел права вступать в сговор с дьяволом за чистое дело борьбы за свободу. И в этом трагедия его жизни и ошибка, за которую он заплатил жизнью. Причем я верю, что Власов был способный человек, русский патриот - и в это верю, но он не понял всю сложность своего положения.

- Какие из прочитанных книг о Власове вам показались наиболее объективными?

- Например, я читал Казанцева, Стриг-Стригфилда, многих немецких авторов. Читал Краснова, все, что можно было найти, книги советских авторов и было очевидно, что некоторые из них уже выдумывают. К примеру, командующий танковым корпусом, написавший книгу «Как я взял в плен Власова» - имя не вспомню. Конечно, не он лично. Там выдуманы невероятные подробности. Был и корреспондент, который писал в «Комсомольскую правду» о разговорах с Власовым, которые состоялись после его взятия в плен. Конечно, он стремится предстать героем на фоне Власова. Очень ценными для меня оказались мемуары командующего Волховским фронтом.

- Располагает ли Чехия материалами, которые могли бы быть переданы в Россию для пополнения сведений о Власове?

- Есть материалы о Пражском восстании, которыми я воспользовался, документирующие сложность обстановки. Наши повстанцы очень нуждались в помощи, но в то же время не могли ею воспользоваться. Когда Буняченко пришел на повстанческое радио и попросил, чтобы оно передало декларацию - в ней говорилось, что они воюют против Германии и против большевиков, ему ответили, что это невозможно. Никто из наших не мог тогда сказать, что воюет против большевиков. В противном случае Советский Союз бы заявил, что «пражские повстанцы - не наши союзники». Сложное было время.

Своими размышлениями сегодня с нами поделился историк и писатель Карел Рихтер.