Карловарский кинофестиваль продолжает поддерживать европейский кинематограф

r_2100x1400_radio_praha.png

Вот и завершился 38-ой Международный кинофестиваль в Карловых Варах. Это были девять дней, наполненных незабываемыми впечатлениями, открытиями, встречами с любимыми режиссерами и актерами. Обширная и разнообразная сопроводительная программа совсем не оставляла времени на сон у всех участников и гостей фестиваля.

Главный приз - «Хрустальный глобус» - и премия за лучшую режиссуру достался итальянскому режиссеру турецкого происхождения Ферзану Оцтепеку за фильм «Окно напротив». Кинокартина, созданная в копродукции Италии, Великобритании, Турции и Португалии, повествует о необычном знакомстве, произошедшем между молодой замужней женщиной и восьмидесятилетним мужчиной, судьба которого отмечена трагическими событиями Второй мировой войны. Работа в этом фильме стала последней ролью легендарного итальянского актера Массимо Джиротти.

Бабуся, фото: www.kviff.com
Специальной премии жюри была удостоена кинокартина российского режиссера Лидии Бобровой «Бабуся». Француженка Сильвия Тестуд и итальянка Джиованна Меццоджиорно получили Премию за лучшую женскую роль. Сильвия Тестуд - за роль в фильме Алена Корно «Страх и оцепенение», Джиованна Меццоджиорно - за роль в одержавшем победу фильме «Окно напротив». В номинации «Лучшая мужская роль» победил шведский актер Бьорн Киелманн в фильме «Старый, новый, взятый напрокат и синий». В категории документальных фильмов до 30 минут приз достался шведскому режиссеру Эзаиашу Байтелу за фильм «Зона», а в конкурсе документальных фильмов свыше 30 минут - австрийскому режиссеру Ульриху Зайдлу за фильм «Иисус, Ты знаешь».

Ееди, фото: www.kviff.com
В секции «East-West», в которой демонстрируется современное киноискусство государств бывшего социалистического блока, премии «Philip Morris Freedom Award» удостоились две кинокартины: фильм «Эди» польского режиссера Пиотра Трзаскальского, повествующего о судьбе человека без определенного места жительства, и российский фильм «Коктебель», рассказывающий о пути отца и сына, оставшихся без крыши над головой, из Москвы в Крым. Вот как комментирует вердикт жюри один из его представителей, российский кинокритик Сергей Лаврентьев:

Коктебель, фото: www.kviff.com
- Мы решили разделить призы, потому что нам казалось, что и в «Коктебеле» и в «Эди» это соотношение практически идеально - соотношение языка, которым изъясняются режиссеры и цели посыла, который они хотят, чтобы дошел с экрана к зрителю.

Фильм «Коктебель» является совместной работой двух режиссеров, один из которых является психологом, а второй - киноведом, Алексея Попогребского и Бориса Хлебникова. А вот каково мнение об этом фильме Сергея Лаврентьева:

- Я считаю этот фильм надеждой российского кинематографа.

Дом дураков, фото: www.kviff.com
Представить во внеконкурсной программе свой фильм «Дом дураков», получивший «Гран-при» на старейшем в мире Венецианском кинофестивале, приехал в Карловы Вары и известный российский режиссер Андрей Кончаловский. Вот как определил режиссер свое отношение к войне в Чечне сквозь призму своего фильма:

- Собственно, это и есть моя позиция, желание понять человека, который молится Аллаху и носит бороду, и который не носит бороды и служит в русской армии.

Главную роль в фильме исполнила супруга Андрея Кончаловского - актриса Юлия Высоцкая:

- Мне кажется, что мне повезло очень сильно. Наверное, раз в жизни бывает такая роль. Потом мне очень помогли 2 месяца, которые я провела в той клинике, где проходили съемки, с теми же пациентами. Я думаю, что если удалось найти какую-то правду, то именно благодаря этому периоду времени, потому что рядом с этими людьми врать невозможно, они вам не дадут.

Есть фильмы эффектные, а есть проблемные, рассказывающие о повседневной жизни. Скорее всего, такие фильмы вряд ли привлекут внимание массового зрителя. Вот что по этому поводу говорит Андрей Кончаловский:

- Поскольку зритель в мире выбирает между одной американской картиной и другой, эта картина вряд ли будет иметь успех у зрителя. Сумасшедший дом, война, Чечня, я не думаю, что у нее будет зритель, тут важно, наверное, качество восприятия, а не количество зрителей, во всяком случае для меня. Конечно, надежды бывают, но в данном случае, это - не главное.

По мнению чешского кинокритика Галины Копаневой, «за последние 10 лет в стиле проведения Карловарского фестиваля произошло принципиальное изменение:

- Раньше слабым местом Карловарского фестиваля были зрители. Великое дело сделал Йиржи Бартошка, который открыл этот фестиваль для широкой общественности.

И какова концепция нынешнего Карловарского кинофестиваля? На этот вопрос мы попросили ответить его арт-директора Еву Заоралову.

- Концепция этого фестиваля такова, что с одной стороны, он должен предоставить зрителям возможность посмотреть самое интересное из того, что появляется в мире киноискусства, к примеру, фильмы, которые получили премии на других кинофестивалях. С другой стороны, мы стремимся показывать работы кинематографистов из стран Центральной и Восточной Европы. Отсюда возникла идея создания секции «East-West», в которой ежегодно демонстрируется порядка 20-25 фильмов из государств, которые раньше относились, к так называемому, «социалистическому блоку».

Чем отличается кинофестиваль в Карловых Варах от других фестивалей категории «А», то есть, тех, которые Международная Федерация Ассоциаций Кинопродюссеров (ФИАПФ) признает в качестве «конкурсного неспециализированного кинофестиваля»?

- Разумеется, наш фестиваль, не такой большой, как в Каннах, Берлине или Венеции. Но нам удается постепенно укреплять свои позиции. К сожалению, нам приходится сталкиваться с такой проблемой, как недостаток мест в гостиницах и небольшое количество кинозалов. Это - обратная сторона медали. Что же касается всего остального, то на днях находящихся здесь председатель ФИАПФа, в задачи которого входит проверка соответствия уровня проведения фестиваля его категории, заверил меня, что все просто отлично.

Как Вы оцениваете уровень работ, предоставленных в этом году на конкурс?

- Прежде всего, я довольна, что мне и моим коллегам удалось подобрать очень хорошую конкурсную программу, хотя я должна подчеркнуть, что это было очень сложно. Дело в том, что фильмы-претенденты не могут участвовать в конкурсных программах других Международных кинофестивалей. В этом году почти во всех случаях речь шла либо о международной, либо о всемирной премьере.