Когда поспели черешни...

r_2100x1400_radio_praha.png

Подготовил Михал Лаштовичка.

Вы слушаете веселую, шуточную песенку про влюбленного ковбоя, который настолько любит свою девушку Крейси, что из-за нее откажется от любви богатой дамы с дорогой машиной, которая ему предлагает сладкую жизнь. Все это происходит на фоне прекрасных голубоватых гор, и спеющих черешен. Песенка это веселая, как говорится, летняя. Ее слова на американскую народную мелодию сочинил один из лучших чешских авторов текстов популярных песен Иво Фишер. Когда певец Вальдемар Матушка в 1964-м году ее впервые спел, эта песня стала сразу очень популярной, и сохранила свою популярность много лет. До сих пор этот эвергрин исполняют по радио и по телевидению. Вальдемар Матушка с Фишером стали любимцами публики, но история возникновения чешского варианта этой песни не так проста.

В Чехии в начале 60-ых годов приоткрылся „железный занавес" и в связи с политической оттепелью в Чехию начали пробиваться некоторые вещи и общественные явления из Запада. Так получилось, что подающий надежды автор текстов популярных песен Иво Фишер получил при помощи разных друзей из Америки магнитофонную ленту с записью как раз этой американской песни. Но лента была уже настолько стерта, что невозможно было разобрать слова песни, исполняемой на английском. Но Фишеру веселая маршевая мелодия понравилась, и он подумал, что содержание, вероятно, будет такое же веселое. И сочинил текст о черешнях и любви, который стал широко популярным. Однако время шло, политическая оттепель продолжалась, и уже весной 1968-го года Чехословакию могли посещать бывшие эмигранты. Это помогло Иво Фишеру встретиться с одним американцем чешского происхождения, который был хорошо ознакомлен как и с оригинальной американской народной песней, так и с парафразом Иво Фишера. И он Фишера ужасно обругал.

Оказалось, что на самом деле речь шла о неимоверно грустной балладе со времен американской гражданской войны Севера с Югом. Главный герой, военнопленный, которого ведут под расстрел, просит своего тюремщика подать ему простой воды. Всю жизнь он предпочитал спиртное, и теперь, в качестве последнего желания хочет напиться простой холодной воды, которую он до сих пор презирал. Сам Фишер тогда написал, что он уже не помнит точно, о чем собственно шла речь, только он запомнил, что эта песня должна была быть очень трогательной, и что он к ней написал текст весьма противоречивый.

Однако делать было нечего, в 1968-м году песня „Да, черешни спели..." уже давно входила в число самых популярных чешских песен, и осталась между ними до сих пор. Вполне возможно, что если бы Фишер точно перевел оригинальный, грустный вариант, она бы такую широкую популярность не приобрела.