Количество жителей Чехии растет, но чехов становится все меньше

Чешские города и села «поправляются» исключительно за счет иностранцев. Однако в понедельник Чешское статистическое бюро обнародовало некоторые обнадеживающие факты - число новорожденных в текущем году пока превышает число умерших, да и детей родилось больше, чем в прошлом и позапрошлом году.

Тем не менее, в целом ситуация по-прежнему вызывает опасения. На одну чешку по статистике приходится 1,3 ребенка. Более тревожный результат показывает только Словакия. И, во-вторых, в Чехию действительно переезжают иностранцы, но не так уж много. 17 тысяч человек в течение полугода.

«Иностранцев больше всего привлекает столица и Среднечешский край. Если же посмотреть по национальностям, украинцы, русские и словаки предпочитают Прагу, но, например, вьетнамцы чаще всего выбирают Карловарскую область, что неудивительно, так как это приграничная область, где идет бойкая торговля», - говорит Терезия Кречмерова из Чешского статистического бюро.

Ilustrační foto: archiv Radia Praha
Интересно наблюдать и иммиграционные потоки внутри страны. Почти во всех странах люди в большом количестве покидают свои дома и стремятся переехать в столицу, где больше возможностей для трудоустройства и где самые большие зарплаты. Это касается и Чехии, и Праги. Зажиточные пражане, наоборот, из столицы переезжают в пригороды, которые административно входят в состав Среднечешского края. Медленно пустеет Моравскосилезийский край с областным городом Остравой. Острава теряет примерно тысячу жителей в год.

«Самая выскокая рождаемость в Праге, Среднечешском и Устецком крае», - подсчитала статистик Терезия Кречмерова.

За рост рождаемости, который сейчас в Чехии наблюдается, можно поблагодарить бывшего коммунистического генсека Густава Гусака. Именно он в семидесятые годы резко повысил детские пособия, после чего произошел настоящий всплеск рождаемости. Пик пришелся на 1974 год. Эти «дети Гусака» теперь обзавелись семьями и начали рожать детей. Но после «урожайных» семидесятых пришли бедные восьмидесятые и кризисные девяностые, которые, как бумеранг, скоро вернутся. Демографический кризис только впереди.