Композитор и дирижер Вячеслав Гроховский: «О музыке не надо говорить, ее надо слушать».

r_2100x1400_radio_praha.png

Мы продолжаем нашу передачу. В студии «Радио Прага» вас приветствует Ольга Калинина. У нас в гостях - член Союза композиторов РФ Вячеслав Гроховский. Вячеслав Александрович, можно сказать, что Ваша судьба тесно связана с Чехией. Как произошло Ваше знакомство с этой страной и ее культурой?

- Мои бабушка и дедушка - чехи. В Рихнове над Кнежновом они прожили 46 лет. Я к ним ездил с 1962 года. А в 1978 году режиссер Моймир Ваймен поставил в Остраве мою оперетту «Обыкновенное чудо».

Спустя несколько лет после постановки «Обыкновенного чуда» в Остраве, в Брно началась Ваша совместная работа с очень интересным оркестром, который относился к числу чехословацких биг-бэндов высшего европейского уровня. Расскажите, пожалуйста, об этом этапе Вашего творчества.

- В 1982 году я познакомился с удивительным оркестром Густава Брома. Это был частный оркестр, негосударственный. Бром сам платил музыкантам деньги, сам с ними репетировал. С этим оркестром мы записали 8 компакт-дисков для Англии, два диска для Чехии и 8 черных пластинок для фирмы «Мелодия». Так что мы с ним поработали очень успешно, с этим оркестром, и у меня самые лучшие воспоминания. К сожалению, многие музыканты уже умерли - два трубача, два саксофониста, и это, в общем, конечно, огромная потеря для оркестра, который восхищал меня своей дисциплиной, любовью к музыке и работоспособностью.

Наверное, важно подчеркнуть, что оркестр Густава Брома был тесно связан с «Чешским Радио» в Брно...

- Фактически это был оркестр «Брненского Радио». Он не получал зарплаты, но мог бесплатно там репетировать. За это, когда записывалась программа, одна копия оставлялась радио.

Если не ошибаюсь, то Вы сотрудничали также с другими музыкальными коллективами в Чехии и в Словакии?

- У меня есть записи со Словацкой филармонией, допустим, «Поэма о цыганах». Это, как бы, отголосок моего спектакля «Мы - цыгане», который прошел более 1500 раз в Москве. В этом спектакле рассказывается о том, как цыганское племя через разные страны пришло в Россию. Исполнители - Словацкий симфонический оркестр филармонии, цыганский хор и солисты театра «Ромен». Потом я записал «Еврейскую рапсодию» для оркестра «Чешского Радио» и ряда солистов. Например, мой друг Йиндра Говорка играл на скрипке и альте. Это произведение идет 50 минут нон-стоп, одна тема сменяет другую, но оно - рапсодийного характера, так был задумано.

Наверное, Вы могли бы рассказать нам и о своей работе в России, где Вы сотрудничали со многими театрами, в том числе, такими известными, как Московский театр оперетты, Музыкальный академический театр им. Станиславского и Немировича-Данченко и цыганский театр «Ромен», для которого Вы, в качестве приглашенного композитора, написали 10 спектаклей. Кстати, что привлекает Вас лично в цыганской музыке?

- Цыганская музыка очень интересна, потому что в ней есть какая-то загадка. За простотой скрывается нечто, что пробуждает в композиторе фантазию. Все это вылилось в симфоническую поэму «Очарованный странник» по Лескову, где цыганская тема идет очень ярко, очень образно рассказано о ней Лесковым, и я постарался изобразить это в музыке.

Вячеслав Александрович, вы являетесь учеником Арама Ильича Хачатуряна. Пользуясь возможностью, я не могу не спросить, какой он был человек?

- О Хачатуряне можно рассказывать всю передачу и не одну. Это - уникальный человек и один из лучших наших композиторов. О себе он говорил: «я - армянин, который 30 лет прожил в Москве». Он первый сумел сочетать основы национальной музыки с классической формой. Его балеты и симфонии, рапсодии и концертные арии - все это совершенно неповторимо. Потому что они являются отражением внутреннего состояния его души.

Подобно тому, как некоторые поэты декламируют свои стихи, нередко композиторы сами дирижируют свои произведения. Какую ответственность тем самым они берут на себя?

- Роль дирижера - многогранна. Потому что человек читает произведение и ставит акценты, ставит кульминации так, как считает лучше. И поэтому произведение звучит. Мне приходилось дирижировать свои произведения с хорошими оркестрами. Каждое произведение я читаю по-своему, именно читаю, и кому-то это нравится, кому-то нет. Это все очень субъективно, потому что нет рецептов, тогда бы и дирижерской профессии не существовало. Поэтому мы стараемся дирижировать по-разному, каждый раз - по-другому.

Что, по Вашему мнению, особенно важно для того, чтобы смысл произведения дошел до слушателей так, как это задумал композитор?

- Композитор написал произведение, это - чернила, он положил его в стол. А дальше надо расписать партии, разучить их с оркестром, все это нужно сделать и хорошо в первый раз исполнить, чтобы это произвело впечатление. Например, Сергей Кусивицкий, знаменитый дирижер русского происхождения, когда он жил в Америке, он играл одно из произведений Прокофьева и ему показалось, что публика недостаточно горячо приняла это произведение. Тогда он обратился к публике со словами: « Я вижу, что вы с первого раза не до конца осознали это произведение. Я понимаю, оно сложное, и мы сейчас сыграем вам его еще раз». И когда они сыграли его во второй раз, это был триумф. Кстати, мой незабвенный педагог Арам Хачатурян был того же мнения, что многие произведения нуждаются в том, чтобы они слушались по несколько раз. Вот у него, например, 3 симфонии. Третья симфония - для 15 труб и оркестра. С первого раза ее понять тяжело, но когда я прослушал ее несколько раз, то открыл для себя много нового. Так что, все это совершенно логично и правильно.

Как Вы оцениваете работу чешских музыкантов-исполнителей?

- Я должен сказать, что когда я в первый раз услышал чешские коллективы, прежде всего, я говорю о камерных оркестрах, то был совершенно потрясен. Потому, что таких духовиков, как в Чехии... Возможно, что только в Америке есть такие музыканты. Они уникальны. И не только те, которые играют в оркестре Чешской филармонии, в котором, по словам Кирилла Кондрашина «нет слабых мест», но и оркестр Ф.О.К., и местные оркестры, допустим, в Марианских Лазних или Карловых Варах... Все они дают колоссальную энергию для того, чтобы люди могли слушать хорошую музыку. У нас хороших симфонических оркестров очень мало, может быть, всего 17 на всю Россию, это - ничтожное количество. А ведь необходимо активно общаться с музыкой. Прослушать концерт на компакт-диске и в зале - это совершенное разные вещи.

Какую роль в отношениях между людьми искусства играет политика?

- Обратите внимание: Чайковский дружил с Дворжаком. И когда Чайковский приезжал в Прагу, он был в гостях у Дворжака. В свою очередь, в Москве он способствовал изданию произведений чешского композитора. Все это - общеизвестные факты. Вообще, политика - это сиюминутное дело. Сегодня так, завтра иначе, сегодня потепление, завтра похолодание. А основная линия - это люди. Вот у меня дедушка и бабушка - чехи, как я могу относиться к тем или другим? Да совершенно одинаково...

В 2000 году вы написали симфоническую поэму «Краконош». Что стало импульсом для создания этого произведения?

- В Марианских Лазних, где я отдыхаю каждый год, рядом с отелем есть скульптурная композиция, которая изображает лесного старца. И, когда я спросил, кто это, мне сказали, что это - Краконош - добрая сила, которая оберегает странников в лесу, и не только оберегает, но и выводит их из леса. И вот я написал эту симфоническую поэму, и мне кажется, что она получилась. Во всяком случае, в Москве она была исполнена оркестром Радио, далее, она прозвучала в Германии, Америке. Я переписал ее также для духового оркестра Чешской армии. Посмотрим, что из этого получится... Но, что можно сказать о произведении? Его надо слушать, и только тогда можно будет о нем говорить...

Ну что ж, давайте последуем совету Вячеслава Гроховского и послушаем отрывок из симфонической поэмы «Краконош». Кстати, самое большое количество легенд о Духе леса или, согласно другим толкованиям, Духе гор (порядка 240) было собрано в середине 17 века Паулом Йоханнесем Праэториусом. Во всех этих историях упоминается о способности Краконоша изменять свой облик. То он предстанет перед странником в виде охотника, облаченного в зеленый костюм, то браконьера с ружьем наперевес или зверя. Превратиться Краконош может в кого или во что угодно, даже в камень или в пенек, на который захочет присесть уставший путник, да так и упадет прямо на землю - это Дух гор решил над ним подшутить. Но над собой Краконош насмешек не любит. И когда кому-нибудь из смертных приходит в голову померяться с ним силой - как заведет его неведомая сила не туда, сбросит в овраг или нашлет такую бурю, что бедолаге лишь бы вернуться домой целым и невредимым. Но, в основном, Краконош оберегает странников, помогает бедным и наказывает ленивых. Не только в литературном, но и декоративно-прикладном народном творчестве ему уделено немало места. Почти во всей области Корконошских гор можно найти его изображение в виде старца, одетого в длинную шубу из древесной коры, в широкой шляпе и с длинной трубкой...