Король чешского «самиздата» – Йозеф Шкворецкий

r_2100x1400_radio_praha.png

В нашем лит. кафе «Славия» Вас ожидает встреча с замечательным чешским писателем и сценаристом Йозефом Вацлавом Шкворецким. Его имя ассоциируется в Чехии с понятием «самиздат». А само это слово было заимствовано чешским языком из русского. Рассказывает Олга Калинина.

В связи с обострением внутриполитической обстановки в Чехословакии в 1968 году в стране была ужесточена цензура. Тогда одни из официально запрещенных авторов покинули пределы государства, другие предпочли остаться на родине. Йозеф Шкворецкий и его супруга - актриса, певица и писательница Здена Саливарова эмигрировали в Канаду, где позднее Й. Шкворецкий стал профессором английского языка и кинематографии в Университете в Торонто. В 1971 году Шкворецкие основали чешскоязычное издательство «68», опубликовавшее более 70 книг ведущих чешских писателей: «Шутку» и «Прощальную вечеринку» Милана Кундеры, «Меморандум» Вацлава Гавела и многие другие. В те же годы была издана книга самого Й. Шкворецкого под названием «Бас-саксофон», которая, по мнению ряда критиков, является лучшим романом о джазе всех времен.

Джаз оказал значительное влияние на формирование как жизненной, так и эстетической концепции Й. Шкворецкого, о котором известно, что уже в 14 лет он увлекся свингом и стал играть на саксофоне в джаз - группе кабачка «Порт Артур», который до сих пор существует в городе Наход, расположенном на северо-востоке Чехии. Будущий литератор собирался даже посвятить джазу всю свою жизнь.

Йозеф Шкворецкий родился 27 сентября 1927 года в городе Наход в семье банковского служащего. После окончания войны Йозеф Шкворецкий переезжает в Прагу. Он решает получить серьезное образование, стать врачом, а потому поступает в Карлов университет на медицинский факультет. Однако, уже через год, несмотря на недовольство родителей, он переходит на философский факультет Карлова университета с целью изучения английской филологии. Образование в университете он оканчивает в 1949 году. А в 1951 году Йозеф Шкворецкий получает степень доктора по своей специальности.

Примерно с 1948 года Шкворецкий начал принимать участие в жизни подпольного кружка пражской интеллигенции, с которым были связаны поэт и художник авангардист Иржи Колар, писатель Богумал Грабал, композитор и автор первой чешской книги по теории джаза Ян Рыхлик, теоретик современного искусства Ирдржик Халупецки. Являясь одним из участников кружка и часто посещая наполовину легальные встречи группы пражских сюрреалистов на квартире художника Микулаша Медека, Шкворецкий приобретает известность среди неофициальных писателей начала 50-х годов.

С именем Й. Шкворецкого оказался связан один из самых крупных скандалов в чешских литературных кругах конца 50–х гг., оказавшийся одновременно предлогом для проведения самой основательной чистки в рядах пражской интеллигенции. Свой первый роман «Конец нейлонового века» Шкворецкий собирался издать в 1956 году. Однако, непосредственно перед публикацией, книга была запрещена цензурой. В 1958 году, после издания второго романа «Боязливые», созданного за 10 лет до публикации, Шкворецкого уволили с поста редактора журнала «Всемирная литература». Книга была запрещена, тираж конфискован полицией, ответственные за издание редакторы были уволены вместе с главным редактором и директором издательства «Чехословацкий писатель».

Пять лет спустя Йозефу Шкворецкому все же удалось опубликовать повесть «Легенда Эмеке», которая стала одной из самых значительных его литературных удач середины 60-х годов. Преследования автора, однако, не прекращались. В Чехословацкий Союз Писателей Шкворецкого приняли только в 1967 году – и то, что называется, «обманным ходом». Он был выбран председателем переводческой секции, что на самом деле означало избрание в полноправные члены Союза. В 1968 году он становится членом ЦК Союза Писателей, а несколько раньше этого – членом ЦК Союза Творческих Работников Кино и Телевидения. Последней книгой Шкворецкого, вышедшей в Чехословакии в 1968 году, стал сатирический роман «Прошлое Мисс Сильвер», в котором критикуется чешский издательский мир, приспосабливаемый требованиям коммунистического режима. Восьмидесятитысячный тираж второго издания романа по приказу властей был уничтожен в 1970 г. вместе с еще одним романом - «Танковый корпус».

Йозеф Шкворецкий зарекомендовал себя и как отличный переводчик. В числе авторов, переведенных им на чешский язык, находятся Рэй Брэдбери, Генри Джеймс, Эрнест Хемингуэй, Уильям Фолкнер и другие.

за фильм «Пристально наблюдаемые поезда» (по сценарию Б. Грабала) Шкворецкий написал два сценария, ставшие популярными чешскими комедиями. На Каннском кинофестивале в 1969 году Чехословакию представлял фильм Эвальда Шорма «Конец священника», сценарий к которому был написан Шкворецким.

Признание Шкворецкому принесли также написанные им рассказы, статьи и эссе о джазе, детективные повести и критические исследования о детективном жанре.

Йозеф Шкворецкий стал лауреатом 2-х чехословацких литературных наград: в 1965 году ему присвоили премию Союза Писателей за лучший перевод («Притчи» Уильями Фолкнера), а в 1967 году – премию издательства Союза Писателей за лучший роман «Конец нейлонового века». В Канаде Шкворецкий получил стипендию Совета Старейшин по искусству за создание романа «Инженер человеческих душ». В 1975 году он избирается почетным членом американского Общества Марка Твена за ромна «Прошлое Мисс Сильвер». А в 1978 году его радиопьеса «Новые мужчины и женщины» была номинирована как «Лучшая пьеса месяца» в Германии. В 1980 году он получил Нойштадтскую международную премию по литературе.

Стиль прозы Шкворецкого, автора, пишущего как на чешском, так и на английском языках, отличается поэтичностью. Большое значение он придает игре слов и образов. Язык его литературных произведений является исключительно музыкальным, напоминая бесконечные саксофонные импровизации свободного джаза. Произведения прозаика не потеряли своего блеска и свежести и сейчас, спустя 40 лет. В предисловии к канадскому изданию своей книги «Бас-саксофона» Шкворецкий пишет: «Для меня литература постоянно трубит в рог, поет о молодости, хотя молодость ушла безвозвратно, поет о родном доме, когда в реальной жизни ты находишься в стране, где – как бы гостеприимна или дружелюбна она ни была – нет твоего сердца, поскольку ты приземлился на этих берегах слишком поздно».