Королевский ликбез

Мария Терезия
0:00
/
0:00

Терезианской эпохой назовут четыре десятилетия, когда во главе Австрийской империи стояла эта незаурядная женщина. Избрав своим девизом слова Iustitia et Clementia – «Справедливость и Милосердие», она твердо держала в своих маленьких руках бразды правления государством, которое энергично перестраивала в духе просвещенного абсолютизма. Трехсотлетие со дня рождения Марии Терезии, которое отмечается 13 мая 2017 г., дает повод странам, входившим некогда в состав Дунайской монархии, еще раз вспомнить о том, как эта правительница изменила жизнь своих подданных.

Мария Терезия
Особое место среди реформ Марии Терезии занимает введение всеобщего обязательного образования – более чем прогрессивное для середины XVIII века решение – например, в России заниматься всеобщей грамотностью пришлось уже в ХХ веке большевикам …

Об этой важнейшей главе наследия Марии Терезии «Радио Прага» беседует с сотрудницей Педагогического музея им. Я. А. Коменского Магдаленой Шустовой.

– Мария Терезия взошла на трон в достаточно сложной обстановке, когда в страну вторглись чужеземные войска, началась война. Однако, как это ни парадоксально, именно последствия этих войн помогли осуществить школьную реформу. В результате военных действий большая часть населения утратила возможность себя обеспечивать, немало детей осиротело, появились территории, которые сегодня мы бы назвали социально неблагополучными, среди жителей страны росла бедность. И одним из инструментов по улучшению положения во всех землях монархии стала именно школьная реформа.

– Что могло натолкнуть Марию Терезию на мысль, что именно таким способом можно поднять благосостояние подданных?

Магдалена Шустова, Фото: Катерина Айзпурвит, Чешское радио - Радио Прага
– Существенным импульсом для Австрии стала подобная реформа в Пруссии – несмотря на то что Мария Терезия воевала с этой страной, именно с нее она брала в этом пример и даже пригласила к себе одного из ученых мужей того времени – силезского аббата монастыря в Жагани Йохана Игнатия Фелбигера. Именно он составил так называемый Всеобщий школьный закон, согласно которому и проводилась эта реформа.

– Как обстояли дела с грамотностью на момент прихода Марии Терезии к власти? Умело население империи читать и писать?

– Разумеется, все зависело от социального положения – образованными были дворяне, которые много путешествовали и, как правило, знали несколько языков. Горожане из мещанского сословия обычно посылали детей в школы, действовавшие при храмах. Однако это было меньшинство. 85–90% жителей империи жило в сельской местности. Хотя нельзя сказать, что там вообще не было школ, грамотность в этих слоях была низкой. Так что внедрение реформы значительно способствовало распространению образования и общей грамотности, то есть умению читать, писать и считать. В течение первых десяти лет после начала реформы в процесс образования оказалось вовлечено примерно 70% детей соответствующего возраста.

Мария Терезия (13 мая 1717 – 29 ноября 1780)– эрцгерцогиня Австрии, королева Венгрии, единственная женщина, занимавшая чешский трон, она называлась императрицей, хотя корона Священной Римской империи так и не была возложена на ее голову. В возрасте 23-х лет ей пришлось возглавить государство и вступить в борьбу за «австрийское наследство».

– Как мы знаем, Австрийская империя была очень пестрой по национальному составу. Варьировался как-то уровень грамотности в зависимости от того, к какому народу принадлежал тот или иной ее житель?

– Прямой зависимости от национальной принадлежности не было. Более значительную роль здесь играло то, в какой части империи он жил. В развитых землях, таких как Австрия, Чехия, Моравия, и население было более грамотным, чем, например, в Венгрии.

– Аббат Игнатий Фелбигер составил Всеобщий школьный закон лишь в 1774 году. К тому моменту Мария Терезия возглавляла Австрию уже три десятилетия. То есть она занялась реформой образования достаточно поздно…

– Терезианские реформы можно разделить на две основные фазы, и их проведение связано с ведением войн – заниматься внутренними делами монархия могла лишь в периоды затишья. Не следует забывать, что после первых войн, так называемой борьбы за «австрийское наследство», Марии Терезии приходилось браться за решение вопросов, непосредственно приносивших казне доход, например, путем введения Терезианского кадастра, регулировавшего вопросы недвижимости. Ей пришлось заниматься реформированием армии, государственного аппарата, и только в 60-е и 70-е годы XVIII века пришла очередь второй фазы, включая школьную реформу.

– Что конкретно было прописано во Всеобщем школьном законе?

Семья Марии Терезии, полотно работы Мартина ван Майтенса
– Этот закон требовал, чтобы дети в возрасте от шести до двенадцати лет проходили обязательное обучение. При этом они не обязаны были ходить в школу, если их родители были достаточно состоятельны, чтобы оплатить домашнего учителя, имеющего соответствующую государственную квалификацию, которой обладали и учителя в школах. Там детей учили читать, писать, считать, обучали основам религии – на момент выхода закона это был, прежде всего, католицизм. В годы правления Иосифа II уже допускалось также лютеранство и кальвинизм. Всего школьное обучение длилось шесть лет. Там, где школы были лучше, детям преподавали азы немецкого языка, однако в большинстве мест, прежде всего в деревнях, обучение велось только на родном языке, то есть в нашем случае на чешском, в немецкоязычных районах Богемии – на немецком, как и в Австрии, а в Словении – на соответствующих языках проживавших там народов.

В браке с Францем I Стефаном Лотарингским у Марии Терезии родилось 16 детей. Своему сыну – императору Иосифу II она вручит обновленную империю, во многом освобожденную от средневекового наследия.

– То есть Мария Терезия не пыталась повсеместно вводить немецкий язык?

– В начальной школе обучение велось на национальных языках, однако иной была ситуация на следующей ступени, которую мы сегодня назвали бы средней школой. Там немецкий был обязательным языком обучения, а в конце XVIII в. он им стал и в университетах. То есть тому, кто хотел получить дальнейшее образование, без немецкого было уже не обойтись.

– Неужели уже тогда, в XVIII веке, мальчики и девочки имели равные права на получение образования?

– Да, с самого начала закон устанавливал равноправие полов – между мальчиками и девочками не делалось никаких различий. Отличались друг от друга лишь уроки ручного труда – девочки получали такие навыки как шитье, вышивание, а мальчики, особенно в деревнях, – знания в области сельского хозяйства, например, в разведении пчел, уходе за фруктовыми деревьями. Однако правило, что девочки тоже должны ходить в школу, было действительно введено еще при Марии Терезии.

Создателя школьного закона Игнатия Фелбигера вдохновляли идеи Я. А. Коменского, включая равное образование для мальчиков и девочек.

– Как происходила разработка этого закона? Монархиня лично принимала в этом участие?

– Этот закон, конечно, не мог появиться без ее согласия. Интересно, что его автора Игнатия Фелбигера во многом вдохновляли идеи Я. А. Коменского, включая равное образование для детей обоего пола, а также другие педагогические принципы, хотя ни в одном из методических указаний, которые выпускались для учителей, прямо не сказано, что это заимствовано у Коменского, однако его влияние там отчетливо заметно.

– Подобные реформы, однако, требовали значительных ресурсов и, как сказали бы сейчас, инфраструктуры. Откуда в Австрии появилось сразу столько школ?

– В крупных населенных пунктах начали в обязательном порядке открываться школы – до этого не было правилом, что они должны быть везде. Теперь школы открывались в поселках, имевших костел, куда ходили дети из окрестных сел. Такие населенные пункты были обязаны построить школьное здание или арендовать помещение для занятий, чему они далеко не всегда были рады, поскольку это требовало расходов. И Всеобщий школьный закон начал действовать далеко не сразу – потребовалось несколько лет, чтобы он заработал. После этого в Чехии и Моравии появилось приблизительно две с половиной тысячи новых школ – это достаточно большая цифра. Еще одной не такой заметной, но важной составляющей было создание типографии, издающей учебники – так называемая Типография нормальной (то есть образцовой) школы. Учителя должны были на занятиях использовать только изданные ею учебники. Интересно, что это издательство сохранилось до наших дней и под разными названиями работает без перерыва вот уже 300 лет.

– Откуда государство взяло сразу столько учителей?

– Сделать это было непросто. При школах в краевых городах появились так называемые «препаранды» – трех- и шестимесячные курсы для учителей, на которых они получали не специальные знания, например, в области биологии или какой-то другой науки, а изучали исключительно педагогику и дидактику. Прочие знания они уже приобретали сами – большинство училось в гимназиях, оканчивали курсы и в случае успешной сдачи экзамена получали диплом, после чего могли приступать к учительской деятельности. Интересно, что вскоре профессия учителя стала престижной, хотя оплата их труда была невысокой…

Иосиф II
– Помимо практических соображений, Мария Терезия, приступая к выполнению такой грандиозной задачи, по-видимому, руководствовалась и некими высшими идеями. Возможно, христианским долгом?

– Эта реформа была связана не столько с религией, сколько с духом эпохи Просвещения, который требовал всестороннего улучшения условий жизни подданных империи, одной из составляющих которого было предоставление населению возможности получить образование. Это позволяло им проще зарабатывать на жизнь, например, при занятии ремеслом, а сельскому населению помогало увеличивать доходы от хозяйственной деятельности и т.д. Деятели эпохи Просвещения действовали подобным образом во многих областях, например, в сфере общественного здравоохранения. Так, Иосиф II издал закон, которым запрещалось хоронить умерших в городах, а кладбища переносились за пределы городской черты, чтобы препятствовать распространению эпидемий. Или, например, в домах горожан снимали деревянные потолки, чтобы снизить риск возникновения пожаров. То есть мы видим, что государство начинает искренне заботиться о жителях, пытаясь улучшить условия жизни всех социальных слоев населения.