Купите Айвазовского! Всего за миллиончик!

r_2100x1400_radio_praha.png

Сегодня русское искусство на самых престижных аукционах мира переживает настоящий бум. Совсем недавно экспертов Sotheby's и Christi's удивлял бешеный спрос на советский агитфарфор и русские иконы, сейчас не меньшим успехом пользуются картины Ивана Айвазовского и Константина Сомова. Недавно Прагу посетили эксперты русского отделения аукционного дома Christi's Камилла де Винтер и Сара Мэнсфилд, нам удалось задать им несколько вопросов.

Российский бизнесмен Виктор Вексельберг купил десяток яиц (императорских пасхальных) на сумму 100 миллионов долларов. Предприниматель Рустам Тарико приобрел картину Пикассо «Дора Маар с кошкой» за 95,2 миллиона. Российские нувориши готовы тратить деньги на арт-рынке, потому как в советские времена торговля предметами искусства была фактически запрещена, а коллекционер приравнивался к фарцовщику. Теперь богачи вовсю коллекционируют. Кто Фаберже и Пикассо, а кто отдает предпочтение родным передвижникам. Однако самое неожиданное открытие последнего сезона - это Айвазовский. Тем, кто еще ни разу не удосужился посетить музей мастера в Феодосии, впору съездить туда специально, ибо в последнем сезоне Иван Константинович бьет рекорды по продажам - его «Исааковский собор в морозный день» ушел с молотка за 2 миллиона 125 тысяч долларов. Основные (но не единственные) покупатели русского искусства - конечно же русские: быть патриотом и покупать работы Маковского или Малевича сегодня очень модно. Сами заказчики на аукционах не светятся - посылают байеров, но по их выбору становится понятно, кто за чем стоит. То Елена Батурина пополняет коллекцию Саврасовскими «Грачами», то Зураб Церетелли выбирает что-то из русского авангарда.

- Известно, что российские бизнесмены предпочитают покупать художников, знакомых им по советским букварям - Шишкина, Репина, Васнецова. Изменилась ли ситуация сейчас?

- Это слишком огульное неосторожное утверждение. Будто бы им образования не хватает. Люди действительно покупают то, что они узнают. Такая же самая ситуация на любом рынке. Например, в Англии, когда люди решают инвестировать в произведения искусства, они могут купить, например, Лоуренса Лоуэри только потому, что они его где-то видели. Обычно люди не начинают с самого дорогого, а стараются купить то, что им известно и близко. Так что любой развивающийся рынок развивает и вкусы покупателей. Я думаю, что здесь уровень культуры и образования не при чем.

- Какие еще открытия минувшего сезона сделал аукционный дом Christi's ?

- Сейчас еще становятся популярными такие даже в России малоизвестные художники, как Мария Якунчикова. Она входила в объединение «Мир искусства», тоже редко кому известное, была весьма уважаема в академических кругах. Стилистически ее работы напоминают живопись Левитана, многие работы хранятся в Третьяковской галерее.

- Основываете ли вы свои суждения на заключениях российских экспертов?

- Мы сотрудничаем с российским государственным музеем и Третьяковской галереей. Но с другой стороны у нас много своих экспертов. Например, глава русского отделения Алексис Тизенхаузер и Камилла де Винтер работают в этой области больше 25 лет. Так что опыт такой работы есть и у нас самих.

- Часто ли разрыв между художественной ценностью картины и ее рыночной ценой довольно велик?

- Очень трудно ответить на этот вопрос. Я могу часами спорить о том, как именно нужно оценивать произведения искусства. Но в итоге речь идет о конъюнктуре, люди покупают то, что им по душе и не нам указывать, что им должно нравится. Бывает так, что картины из наилучшего периода художника продаются хуже, чем его другие работы, которые вдруг попались на глаза нужным покупателям.

- То есть в первую очередь на аукционную цену влияет рынок, а не художественная ценность картины?

- Нет, все же основным фактором является качество картины, но аукцион - это такое волшебное действо, очень редко возможно вообще что-то предсказать. Сам процесс аукциона очень важен. Часто люди, не собираясь покупать конкретную картину, начинают сражаться за нее неожиданно для самих себя. Есть, конечно, «прикиды», оценки, которые служат нам ориентиром, но все же довольно размытым ориентиром.

- Мировые рекорды принадлежат французским импрессионистам. Готовы ли любители русского искусства отдавать такие же деньги за работы отечественных мастеров?

- Русским художникам пока еще далеко до Ван Гога или Климта. Цены на их работы пока несравнимы с российскими. Ни один из российских художников не перешагнул еще 50 -миллионный рубеж, это вообще не та категория. Например, «Портрет доктора Гаше» Ван Гога был продан за 82,5 миллионов долларов, «Мальчик с трубкой» Пикассо - 104 миллиона 168 тысяч долларов. Самой дорогой русской картиной стал «Натюрморт с цветами» Ильи Машкова, проданный аукционом Sotheby's за 3,6 миллиона долларов.

- Откуда на западе появляются русские произведения искусства?

- Большинство вещей, которые мы продаем на Кинг-стрит, из Западной Европы и Америки, потому что из России очень трудно что-то вывезти. Там совсем другие экспортные законы, а вот ввезти туда очень легко.

- Займется ли ваш аукцион какой-либо недокументированной вещью без провенанса? Если кто-то, скажем, обнаружил интересную вещицу у бабушки на чердаке?

- Без необходимой экспортной документации, если эта вещь попала к вам нелегально, мы продавать ничего не можем. Так или иначе, вы можете послать нам фотографии найденной вами вещи согласно стандартной процедуре, с историей ее возникновения и всеми имеющимися данными. Мы вас поздравим с находкой и посмотрим, что можем сделать.

- Как вы относитесь к виртуальным торгам типа e-bay?

- Это свободный выбор. Люди, выставляющие работы на e-bay, не обязаны снабжать их сертификатами. Поэтому теоретически у вас есть шанс случайно купить настоящего Айвазовского за фунт, но гораздо больше шансов заплатить большие деньги за подделку.