Литературное письмо

r_2100x1400_radio_praha.png

Период Второй мировой войны принес человечеству не только неизмеримое количество насилия, зла и убийств, но также много настоящего героизма и на первый взгляд незаметных подвигов, которые на самом деле оказали самое решающие влияние на военные события. Большинство свидетелей вспоминает, что как раз обыкновенные, простые люди, которых мы ежедневно встречаем на улице, во время войны оказались самыми большими героями, и что все настоящие подвиги сперва казались почти незначительными.

Период Второй мировой войны принес человечеству не только неизмеримое количество насилия, зла и убийств, но также много настоящего героизма и на первый взгляд незаметных подвигов, которые на самом деле оказали самое решающие влияние на военные события. Большинство свидетелей вспоминает, что как раз обыкновенные, простые люди, которых мы ежедневно встречаем на улице, во время войны оказались самыми большими героями, и что все настоящие подвиги сперва казались почти незначительными.

В связи с празднованием 60-летней годовщины окончания Второй мировой войны часто вспоминалось значение подпольного освободительного движения, то есть нелегальных объединений, листовок и газет, в которых вопреки фашистской цензуре события описывались правдиво. Остается фактом, что большинство таких активных действий было немцами раскрыто и их актеры казнены, чаще всего вместе с теми, кт оказал им поддержку.

Такова была судьба многих чешских подпольных газет и журналов, однако один из них удалось издавать нелегально почти до самого конца войны, и немцы его не раскрыли. Журнал издавался в Праге, и большинство его редакторов не являлись коммунистами, и это после стало причиной того, что о названном журнале запрещено было говорить целых сорок лет коммунистического тоталитаризма.

Членами редакции были пражские интеллектуалы - бывшие профессора, которым фашисты запретили работать по своей специальности, начинающие поэты и прозаики, но также настоящие профессиональные редакторы, по политическим причинам уволеные с работы. Единственным настоящим марксистом в группе редакторов нелегального литературного журнала был известнейший чешский сюрреалист, заведующий чехословацкой сюрреалистической группой, поэт Вратислав Эффенбергер. И как раз он был марксистом, которого после войны коммунисты назвали ревизионистом и троцкистом, и до самой его смерти запретили ему печататься.

В течение лет много редакторов и авторов журнала скончалось, не дождавшись публикации результатов своего труда из времен войны, однако один из основоположников и редакторов, и также один из главных авторов журнала, профессор Карлова университета Радегаст Паролек, русист и специалист по культуре Прибалтики, до сих пор живет и работает консультантом философского факультета. Мы попросили господина Паролека рассказать о том, как подпольный литературный журнал образовался и как его удалось скрыть от вездесущей немецкой тайной полиции:

"Первый номер вышел в свет в марте 1943-го года. Журнал издавался каждых две недели, и издавался в течение трех лет, с марта 1943-го по март 45-го года. Журнал основал доктор Франтишек Дедек ассистент нашего известного философа, профессора Йосефа Крала. Он был сторонник Томаша Масарика и Карела Чапека и вот его ассистент Дедек был таким же талантливым человеком. Он объединил небольшую группу людей, которые работали в пражском квартале Вршовице на вокзале. Им там пришлось работать после закрытия чешских высших учебных заведений. Это были все очень образованные, творческие люди, и работа на вокзале их полностью не удовлетворяла, они хотели продолжить свою душевную деятельность, что в условиях протектората являлось невозможным, так как вся печать находилась под жестоким гнетом цензуры. Также нельзя забывать, что война уже длилась три года, так что ограничения были исключительно большие. Помимо того наш журнал возник как раз во время кульминации фашистского террора после успешного покушения на протектора Гейдриха, после Гитлера второго человека в нацистской империи. Гитлер же ему доверил ликвидацию всех евреев в оккупированной Европе. В это время жестокого террора, когда сотни людей были почти ежедневно казнены, мы решили назвать журнал «Литературное письмо». По соображению конспирации мы выбрали невинное название. Вторая группа авторов, помимо уже названных железнодорожников, людей с высшим образованием, была сосредоточена на фабрике «Тебас» в квартале Высочаны. В этой фабрике было производство лаков и красок. Здесь было около 66 постоянных авторов, которые посылали свои стихи, свою прозу, эссе, размышления и критику. Жанровое богатство, как вы видите было весьма значительное. Во главе журнала стоял редактор, которого мы, опять по соображению конспирации, называли «скобкосшиватель». Когда наши сотрудники приносили свои работы, он их сшивал. Образовалась тетрадь, которая потом по строгим правилам конспирации передавалась из рук в руки. Все лишь с глазу на глаз, без свидетелей, в какой-нибудь квартире. Журнал размножался в нескольких экземплярах, и после того, как он обошел всех читателей, мы опять каждую тетрадь расшили, у каждого автора была своя папка, без имени, обозначенная лишь номером, где сосредотачивались его работы. Весь архив находился как раз в Высочанах на фабрике «Тебас». Журнал издавался очень регулярно, каждых две недели. В целом было издано 60 номеров."

В заключение можно считать большим счастьем, что никто из знавших о существовании журнала не стал изменником, не донес ничего фашистам, и журнал издавался до воздушного нападения на Прагу в феврале 1945-го года, когда одна из бомб упала также на фабрику «Тебас». Так как фабрика производила краски и лаки, ее склад был постоянно полон горючих веществ, и вследствие этого весь архив журнала, спрятанный как раз в фабричном складе, сгорел.

Однако, оригиналы большинства статей и рассказов профессору Паролеку удалось спрятать, и таким образом после войны можно было создать крупное собрание из богатого количества рукописей. К сожалению, после коммунистического путча в 1948-м году, так как речь шла о некоммунистическом освободительном движении, издание сборника было запрещено. Рукопись, к сожалению не удалось издать и во время кратковременной политической оттепели в 1968-м году. Все материалы до наших дней хранятся у профессора Паролека, однако недавно появилась возможность издать весь сборник в университетском книгоиздательстве философского факультета. В качестве исторического источника бы такая книга, безусловно, стала неоценимой.