Лубош Грушка и его Парк Медитации

r_2100x1400_radio_praha.png

Безликое словосочетание «жертвы тоталитарного режима» обобщает трагедию народа и не предполагает расшифровку конкретных судеб. Многие из этих безымянных жертв так и не дождались ни моральной, ни финансовой сатисфакции, просто не дожив до революционных перемен. Да и те, кто выжил, часто остаются в тени. Между тем, как известно, у народа без прошлого нет будущего. О том, как примирить прошлое с настоящим во имя будущего, - в сегодняшней рубрике на примере судьбы конкретного человека.

На окраине города Пльзень есть необычный парк. Называется он Парк Медитации. И необычен он тем, что в шестидесятые годы прошлого века по собственной инициативе, на собственном участке, на собственные деньги, собственными руками разбил его политзаключенный, прошедший чехословацким ГУЛАГом. А в 1995 году этот человек передал свое детище в управление Пльзенскому епископству. Об этом необыкновенном человеке, Лубоше Грушке, и его необыкновенном парке мы сегодня вам и расскажем.

«Если бы я не знал его историю, я бы никогда не поверил, что этот человек столько времени провел в тюрьме, и что пережил столько боли и страданий. Потому что никогда при наших беседах в нем не было ненависти, а, наоборот, он всегда производил на меня впечатление человека сдержанного, терпеливого, мудрого, способного выслушать каждого...», - рассказывает Марцел Милфайт, управляющий сегодня Парком Медитации

Лубош Грушка родился в 1927 году в Пльзни. В 1946 году он завершил среднее образование и по настоянию отца пошел учиться в Военную Академию. В 1948 году вскоре после февральского коммунистического путча окончил Академию в звании поручика. Продолжает Марцел Милфайт:

«После того, как коммунисты пришли к власти, Лубош Грушка и его сослуживцы хотели основать нелегальную группу сопротивления коммунистическому правлению. Но вскоре один из членов группы был арестован. Лубош Грушка принял решение эмигрировать».

Он беспрепятственно дошел до границы с Австрией, но, когда заветная цель была уже совсем близко, расслабился, потерял бдительность, и был задержан чехословацкими пограничниками. Лубошу Грушке грозила смертная казнь повешением. Окончательный приговор был более «мягким»: 18 лет строгого режима, с конфискацией имущества и лишением всех гражданских прав, а также штраф в размере 30 тысяч крон. Напомним, что в то время ему был 21 год.

«В конце концов, в тюрьме он провел «только» 11 лет, и в мае 1960 года по амнистии президента республики был выпущен на свободу. В тюрьме он встретился с очень интересными людьми. Это были профессора, священники, офицеры, - собственно говоря, элита народа. Эти заключенные в тюрьме создали так называемую Высшую школу. Там Лубош Грушка многому научился. Благодаря своим друзьям, Лубош Грушка уверовал в Бога, а после подготовки, которую прошел у священника, с которым сидел в одной камере, решил принять крещение», - рассказывает Марцел Милфайт.

Именно тогда Лубош Грушка дал обет, что если выживет в этом аду и вернется домой, чего нельзя было сказать обо всех заключенных того времени, то превратит фруктовый сад, который принадлежал его отцу, в памятник жертвам коммунизма. Название Парка-Памятника Лубош Грушка позже изменил, посвятив его жертвам всякого зла.

«Идея прощения и смирения пришла позже, через несколько лет. Первой и главной мыслью того времени было, скорее, желание создать такое место, которое постоянно напоминало бы обо всех страданиях, боли, которую должны были вытерпеть все эти люди, жертвы коммунистической диктатуры. И еще напоминать о том, насколько чудовищны все тоталитарные режимы».

Выйдя на свободу, Лубош Грушка не забыл о данном в тюрьме обете. Он начал реализовывать свою мечту. Первым делом он выкорчевал 90 фруктовых деревьев. А потом приступил к планированию парка. Для того, чтобы справиться с таким непростым делом, он стал посещать семинары парковой архитектуры. Его друг Карел Калоуш из Либоховиц стал его учителем и очень помогал ему. Как бывший политзаключенный, Лубош Грушка находился под постоянным надзором органов, не мог выбрать себе работу по душе. Постоянно не хватало денег. В конце концов, он устроился чернорабочим в водное хозяйство Пльзни и подрабатывал выращиванием и продажей саженцев хвойных деревьев.

«Можно сказать, что с одной стороны, это было очень тяжело. С другой стороны, поддержка семьи, друзей придавала ему силы для окончания уникального проекта. И он сам должен был при этом чувствовать определенное удовлетворение. И именно долголетний, кропотливый труд при создании Парка-Памятника учил его терпеливости, а внутри его все настойчивее звучала идея христианского прощения и смирения, что для человека, который прошел через такую боль, такие страдания, - совсем нелегко», - говорит Марцел Милфайт, управляющий Парком Медитации.

В 80-е годы Лубош Грушка встретился со скульптором Романом Подразским из Пршибыслави, который пообещал изваять для парка цикл «Страстей Христовых». Над созданием скульптурного цикла Роман Подразски трудился пять с половиной лет еще в годы тоталитарного режима.

В 1990 году после падения коммунистического режима Парк-Памятник был открыт для общественности. В 1995 году в парке была построена Капелла святого Максимилиана Колби. Максимилиан Колби был польским священником, который в годы Второй мировой в концлагере Освенцим добровольно предложил свою жизнь взамен жизни другого заключенного - отца четырех детей.

«В первые годы демократии работать над завершением облика Парка-Памятника стало намного легче. Пришла долгожданная свобода. Люди были полны энтузиазма и охотно приходили помогать. Возник фонд Памятника жертвам зла, который финансирует уход за парком».

Сегодня о Парке Медитации заботится Пльзенское епископство. На площади 33 соток высажено более 500 видов самых разных деревьев, кустов, цветов... Кроме того, на территории находятся два искусственных пруда с рыбками. Каждый уголок парка неповторим: вот вы оказываетесь в Японии, а вот - в Канаде. Представить себе, что все это возникло благодаря стараниям одного человека, непрофессионала, очень тяжело. Вдоль тропинки, которая ведет вас по парку, стоят скульптуры из цикла «Страстей Христовых», символизирующие путь к смирению и прощению.

Управляющий парком Марцел Милфайт зачитал нам отзыв одного из посетителей Парка Медитации:

«Цитирую: «Благодаря этому парку я поверил, что возможно то, во что я прежде не верил: простить тех, кто нас тиранил». Поэтому я верю, что люди, которые побывали в этом парке, благодаря ему попытались простить и найти новую надежду в жизни».

Весной в парк на экскурсию приходят школьники. Им демонстрируют фильм о жизни Лубоша Грушки. Как говорит Марцел Милфайт, на молодежь это производит огромное впечатление: они встречаются с жестокой реальностью, через которую должен был пройти Лубош Грушка, и учатся, как подобный опыт разрушения превратить в себе в созидающее начало.

«Нужно постоянно напоминать молодежи, какое зло несут тоталитарные режимы, и учить детей отличать добро от зла».

Встретиться с самим Лубошем Грушкой нам не удалось. Возраст и непростой жизненный путь дают себя знать, и он много времени проводит в больнице. Тем не менее, мы предоставим ему слово фрагментом из книги Ирены Кастнеровой «И, все-таки, прощаю, или Беседы с господином Лубошем Грушкой»:

«Страх неимоверно сковывает. Много людей у нас постоянно чего-то боится: экзаменов, начальников, врагов, безработицы, голода, смерти и т.д. Боится сказать и «нет, я этого не хочу, я так не думаю». И чем больше мы боимся, тем становимся бессильнее, ранимее. Но верующие знают, что мы никогда не остаемся одни. Всегда с нами наш покровитель, наш защитник, тот, на кого можно опереться, на кого можно переложить заботы, с которыми мы не умеем или не можем справиться. А когда мы избавимся от страха, то поймем, что многие проблемы можно было решить гораздо проще, чем мы себе представляли. Что на самом деле для того, чтобы быть довольным, достаточно малого. Мы боимся также боли. Боль - естественная часть жизни, но мы не любим ее принимать. Часто только по прошествии времени мы понимаем, что она была нам полезна. Для меня каждое пребывание в больнице становится очищением, когда я могу думать, находясь в другом поле зрения. Это контраст с моим парком, но необходимый контраст.

Свобода, в первую очередь, - адская ответственность. В конце концов, угроза злоупотребления властью все еще существует. Поэтому мы должны функционировать как правовое государство, что значит, что в своих действиях мы должны опираться на право. На принцип, что перед законом все равны. До тех пор, пока люди не осознают, что проблемы нужно решать в открытой дискуссии, что за преступлением должно следовать наказание, до тех пор, пока все будут уверены в безнаказанности любого поступка, особенно, совершенного тайно, - до тех пор мы не придем к демократии.

Прощать не означает забывать или называть зло чем-то иным. Это лишь значит, что зло уже не властно над нами и не стоит на пути нашего личного духовного развития».

ключевое слово:
аудио