Михал Котлер – чешский золотоискатель в Сибири

r_2100x1400_radio_praha.png

Более тысячи лет назад первые чешские путешественники отправились открывать для себя новые земли. Шли в путь с мечом и с книгой в руке, гонимые жаждой наживы и жаждой знаний, в поисках приключений и новых впечатлений. Домой возвращались обогащенные. Кому повезло больше – и материально, кому меньше – только духовно. И больше было вторых, тех, кто приобрел новый опыт, научился новому ремеслу, познал иные культуры, иной мир.

Более тысячи лет назад первые чешские путешественники отправились открывать для себя новые земли. Шли в путь с мечом и с книгой в руке, гонимые жаждой наживы и жаждой знаний, в поисках приключений и новых впечатлений. Домой возвращались обогащенные. Кому повезло больше – и материально, кому меньше – только духовно. И больше было вторых, тех, кто приобрел новый опыт, научился новому ремеслу, познал иные культуры, иной мир. А те, кто не мог путешествовать, читал о путешествиях других. Уже в 14 веке большой популярностью пользовались книги о путешествиях и путешественниках. Например, описание путешествия Марко Поло в переводе на чешский язык было вообще первым переводом этого произведения на иностранный язык, и быстро и широко распространилось по стране. Вскоре после путешествия Колумба чешские читатели узнали по описанию в книгах, как выглядит Новый свет. С огромным интересом читались описания путешествий в библейские края и земли, населенные дикими племенами. 18 и 19 века принесли с собой путешествия с научной целью – за познанием флоры и фауны далеких краев, жизни и обычаев их жителей, чтобы заполнить пробелы на географических картах и в знаниях о мире. И среди чехов вы найдете покорителей горных вершин всего мира, исследователей бескрайних просторов суровой Арктики и Антарктиды и тех, кто совершил кругосветное путешествие. Не все они известны, как Марко Поло, Колумб или Амундсен. Но ведь не это главное. Из ежедневного подвига маленьких людей рождается открытие великих. И в нашем цикле о чешских путешественниках мы хотим рассказать вам об этих людях.

- Двадцать четвертого августа я заехал к Игнату, чтобы узнать, как продвигается у него дело. Приезжаю и вижу яму в три аршина, и спрашиваю: «Ну что, есть?» Слава Богу! Золото есть! Сначала в земле примерно аршин в глубину нет ничего, но потом намываем золота все больше и больше, только очень мелкое. Набираем ведро, промываем, смотрю, - намыли четыре песчинки.

Так описывает Михал Котлер, уроженец северо-чешского города Турнов, тот счастливый день, когда удалось ему обнаружить в Сибири золото. Было это в 1841 году.

Михал Котлер, купец и золотоискатель, родился 29 сентября 1841 года, в семье мясника, и был старшим из четырнадцати детей. Может быть, он и пошел бы по стопам родителя и унаследовал его дело, если бы не дядюшка Антонин, местный священнослужитель. Именно благодаря ему мальчик закончил немецкую школу в Турнове и гимназию в Литомнержицех. Учеба в пражском университете не увенчалась успехом – студент провалился на экзаменах. Тогда Михал решил попытать счастья в университете в Вене, даже вступил там в орден капуцинов, но через десять дней сбежал из Вены домой. В Турнове стал писарем.

Так и остался бы Михал Котлер писарем в Турнове, да, видно, не судьба. В 1829 году второй дядюшка, Франтишек, купец, взял его с собой по торговым делам в Россию. С драгоценными камнями держали они путь к морю до Щецина и по Балтике в Петроград, потом – в Москву. В 1830 году вернулись в Турнов. В этом же году Михал Котлер вновь поехал в Россию, опять в Петроград, а потом добрался до Нижнего Новгорода на Волге. В этот раз он задержался в России на несколько лет, в 1832 году побывал в Хельсинки. В 1833 году решил исследовать российский юг: посетил Киев и Одессу. Хотел заглянуть и в Турцию, но война ему помешала. Тогда через Галич он вернулся обратно в Чехию. И с тех пор ездил в Россию каждый год, особенно хорошо шла торговля модным тогда чешским гранатом.

В России Михал Котлер познакомился с екатеринбургским купцом Григорием Пермыкиным, который пытался мыть золото в Сибири. В долю с Пермыкиным входили многие российские дворяне, среди них, например, князья Гагарин и Нарышкин. В 1840 году Михал Котлер поддается на уговоры Пермыкина и соглашается вступить в его предприятие.

13 февраля 1841 года турновский купец и путешественник отправился из родного города через Польшу на Кенигсберг. Там он получил паспорт и пересек границу в Тильзите (Советск). Через Ригу и Тарту добрался до Петербурга, но остановился там ненадолго, продолжая путь через Тверь до Москвы, потом по Волге, до Нижнего Новгорода, Казани и на Урал. Урал немного разочаровал Котлера:

- Кажется мне, что смотрю я с дороги напротив Сыхрова на долину Свиянскую – так неожиданно попал я на гребень Уральских гор...

В Екатеринбурге Котлер пробыл несколько дней и затем отправился через Томск в Красноярск, куда добрался во второй половине апреля 1841 года. Там же он встретился с Пермыкиным. В Енисейск ехали уже вдвоем на санях. Пермыкин, однако, чтобы заработать побольше, тянул время, а потому оставил Котлера в Енисейске до лета. И только 12 июня турновский путешественник смог продолжать дорогу на север, уже без русского купца, который вернулся в Красноярск. С обрусевшим немцем Симоном Осипычем Шрейбером несколько месяцев пытался мыть золото на маленьких речках, спускавшихся с северной части Енисейского кряжа. Особенно тяжело было составить экспедицию. Местное население, эвенки, тунгусы и остяки, - требовали водки.

«Тунгусы и остяки, пьяные, если увидят водку – поют одну песню – «давай», - и вынужден дать», - жаловался Котлер в письмах домой. И только в начале августа на одной из мелких речушек он нашел золото: эту речку, в честь чешской речки, протекающей в его родном краю, он назвал Либунька. В сентябре чешский золотоискатель вернулся в Енисейск, а в октябре отправился в Красноярск, где планировал встретиться с Пермыкиным. Хитрый купец уехал прежде, чем Котлер успел добраться до Красноярска. Котлер пускается вдогонку, и через 17 дней он уже в Екатеринбурге. Здесь чешский и русский купцы договорились, что все финансовые вопросы решат в Петербурге у князей Нарышкина и Гагарина. В феврале 1842 года, разрешив все споры с Пермыкиным и князьями, Котлер возвращается в Европу тем же путем, по которому приехал в Петербург. Все путешествие заняло 15 месяцев.

Письма, которые писал Михал Котлер из России в Турнов, в 1842-43 годах в «Журнале музея чешского» опубликовал его дядюшка, Антонин. Благодаря этому сегодня мы смогли узнать, что среди покорителей Сибири был и чех, житель маленького чешского городка Турнов. А сам Котлер еще один раз съездил в Петербург, но ненадолго. А потом уже навсегда осел в родном городе, где стал организатором чешской политической и культурной жизни. В 1848 году три недели провел в тюрьме. В возрасте 56 лет ослеп и посвятил себя музыке. Умер в восемьдесят лет в родном Турнове.

Автор: Елена Патлатия
аудио