Мы хотим помочь иностранцам

r_2100x1400_radio_praha.png

Сегодня гость нашей программы - Гозель Халиева, директор «Центра интеграции иностранцев». Гозель Халиева вместе со своей семьей - отцом - известным общественным деятелем из Туркмении и мамой, в прошлом домохозяйкой, а сейчас госслужащей - получила в Чехии политическое убежище. Поэтому о проблемах иностранцев знает не понаслышке. В Чехии Гозель живет уже несколько лет, в совершенстве знает чешский язык и даже закончила Высшую Школу Экономики.

- Чем ваш центр отличается от других организаций, тоже занимающихся проблемами иностранцев?

- Разные критерии... Например, мы работаем с беженцами, которые уже получили статус политического беженца. Плюс мы работаем с иностранцами, которые проживают здесь на все виды виз, кроме туристических. Мы очень сильно отличаемся от других тем, какие у нас клиенты... Другая вещь - профессиональная база. Я считаю, что мы на очень высоком уровне. Наши профессиональные работники - они практически все закончили факультет социальных работников, они прошли специальные семинары, которые направлены на работу с людьми.

- А считаете ли вы, что люди, которые к вам обращаются, на самом деле нуждаются в помощи или многими движет такой мотив, что они здесь одинокие, мало кого знают и самим им сложно или просто скучно...

- Ну, я считаю, что в обоих случаях могут обращаться клиенты. Некоторые например что не знают, к кому обратиться, какие у них права, какие обязанности, что они могут попросить, что они не имеют права делать. Но есть люди, которые тут в основном сами, это люди старшего поколения. Я не знаю, пенсионеры или в предпенсионном возрасте. Я не знаю, пенсионеры...Без детей. Им это тяжелее. Им это сложно. Интегрироваться, просить помощь, учить язык, находить работу...

- Хорошо, а что это за пенсионер должен быть такой, нуждающийся в помощи?

... Он один, без родных, просто так сюда приехал и просит помощь?

- Там могут быть разные мотивы... Женился или жена умерла... Или приехали всей семьей, а семья дальше поехала, а он здесь остался...

- А в каких случаях помощь людям нереальна?

- Если этот человек сам не хочет помочь... Если он не хочет и просто просит просто так...

- Хорошо, объясню... Какие проблемы, существующие у людей, сложнее всего помочь им решить? Трудоустройство, может быть?

- Трудоустройство, как говорится, это одна из больших проблем. Потому что переубедить работодателя, я не знаю, чтобы он оставил у себя какого-нибудь работника и чтобы он относился к нему, я не знаю, с каким нибудь, пониманием, это сложно. Тут разные проблемы... У некоторых проблемы бороться с системой...

- С чем?

- С системой...Я не знаю, если система говорит, что вот так надо делать, а вот так не надо делать, а этот человек не может так сделать, то это тяжело получается...

- А пример можно привести? Что такое борьба с системой?

- Скажем так, студенты. Вот, скажем так. Студент здесь учится пять лет в университете... Закончил он университет, хочет найти работу. Даже если он нашел работу, ему надо сперва выехать из Чешской Республики, то есть поехать сперва в свою собственную землю, там договориться в посольстве - я нашел того, того работодателя, дайте мне визу, потом опять-таки, пока ему опять дадут визу, пока он опять сюда приедет... Я просто могу понять этого работодателя, что он не захочет сталкиваться с такими проблемами. А с другой стороны, я считаю, что этот иностранный студент я же не говорю, что мог быть лучше, мог бы быть просто такой же, как и чешский... Но просто именно вся эта система, что ему ставятся какие-то препятствия или то, что ему надо что-то сделать, могут принутить к тому...

- К чему? В чем может заключаться ваша помощь?

- Наша помощь, скорее всего, будет заключаться в том, чтобы объяснить этому студенту, что он должен выехать. Это тоже не все знают. Что если захочешь одну визу поменять на другую, так надо сперва выехать из страны, а потом обратно въехать. Это первая вещь. Информация. Да? А вторая вещь. Это уже потом, если возникнут проблемы, это необязательно, что возникают проблемы, так это попросить этого работодателя, чтобы он подождал или был с широкой душой, чтобы он понял проблемы этого студента и помог этому студенту...

- А в чем вы помогаете в трудоустройстве людям?

- Мы в основном делаем так, что если уж наш клиент определился, в какой сфере он хочет работать, мы именно начинаем потихоньку искать с ним на интернете места. Если есть свободные места. Или, например, это последний шаг искать работу. Перед этим провести аттестацию диплома. Если у него плохой чешский язык, так найти ему еще какие-нибудь курсы чешского языка. Даже специализированные курсы чешского языка. Если ему надо досдать какие-нибудь экзамены, так просто записать его на эти курсы, а потом искать работу. Эта работа ищется через интернет или неформальные отношения. У кого-то какой-то знакомый. Спросить, если не была бы возможность именно уместить этого работника. И последняя вещь. Если вдруг иностранец найдет работу и придет с этим заявлением, так мы можем позвонить этому работодателю, попросить его по-чешски, на чешском языке, чтобы он взял этого человека на работу...

- Часто ли работодатели отказываются принять на работу иностранцев?

- Достаточно часто...

- Скажите, а бывают случаи, что, например, вам говорят: украинца на работу не возьмем, а немца - хоть завтра... То есть разное отношение к иностранцам... Ксенофобия...

- Нам просто говорят, что украинца не хотим. Точка. Нам потом, конечно, не говорят, что если вы потом приведете немца, то мы немца возьмем. Так они нам не говорят. Тут в суд можно подавать. Это же будет явная дискриминация... А то, что все говорят, что нам украинцы не нужны, у нас с ними плохие отношения, плохой олыт, так что я им на это скажу? Работодателям...Можно попробовать объяснить, что не все одинаковые, но...

- Скажите, основная, как вы говорите, масса клиентов, приходящих к вам, они в Чехии живут как в первой своей иностранной стране? Или они после эмиграции еще пожили в других государствах?

- Разные случаи бывают. Бывают случаи, что Чехия - первая страна, куда они приехали... Так эти клиенты гораздо частее. Они не знают, к кому можно обращаться. А те, кто именно попоездили, знают уже мир или свет, знаю, что есть организации, которые могут помочь, так эти уже более уверенно обращаются к нам...

- С какими, как вы говорите, клиентами, вы не работаете?

- Мы не работаем с просителями политического убежища...

- Это принципы или вы просто делите сферы деятельности с другими организациями, помогающими иностранцам?

- Мы не хотим вмешиваться в эту область с законодательной точки зрения. Потому что все-таки просители политического убежища, у них свой закон, свой мир... Это надо специализироваться на такую проблему...

- Бывают случаи, что к вам приходят люди, которые находятся в Чехии нелегально?

- Вполне возможно может быть...

- Часто ли люди, которые к вам обращаются к вам за помощью, в финале разочаровываются? Так как ожидали они гораздо большего?

- Это бывает часто...

- Что они ждут... И ждали?

- Что касается работы... Приехал просто специалист... Медицинский или юридический работник из бывшего СССР. Он предполагает, что будет работать и получать столько же, сколько же у себя зарабатывал... Он надеется, что найдет работать и все буде хорошо. Деньги, трудоустроится. Но это неправда... Мне их жаль. Я их понимаю...

- На какие деньги существует ваш центр?

- Наш центр существует на дотации из госбдюджета... Из бюджета пражской мэрии... Плюс на деньги высокого комиссара по делам беженцев при ООН.

- Почему лично вы решили помогать иностранцам, а не заняться бизнесом или пойти на госслужбу...?

- Ну по идее я попробовала все службы кроме государственной, но на государственную меня не хотят брать... Я пробовала именно частный бизнес, но мне там все показалось все так неинтересно, так скучно.

автор: Александр Бобровский
аудио