На карнавале

На карнавале

Зима, закутывавшая нас в шарфы и прочие вязаные изобретения до состояния «лица не видать», в феврале неожиданно развернулась на каблуке и впала в иную крайность. Народ, охочий до воскрешения традиций Масленицы, стал раздеваться, чтобы тут же приодеться для карнавалов. На одном из них - детском - мне довелось побывать недавно.

Результаты изобретательного усердия мам и бабушек были налицо: дошколята в костюмах клоуна и водяного резвились вовсю, пытаясь отцепить приколотый к меховому жилету хвост, пятилетняя владелица которого пронзительным «мяу» определяла свое место в семействе кошачьих. «Монархистские» предпочтения девочек обнаруживали себя золотом картонных корон и многочисленностью самозваных принцесс, тогда как силовой потенциал мальчишек сводился к нескольким пистолетам и султанскому мечу. Вообще, эполетов, фуражек и мундирных пуговиц замечено не было. Kумирами современных детей становятся, скорее, маги, такие как Гарри Поттер или Давид Коперфильд. По замыслу воспитательниц - дело происходило в детском саду - дети должны

Масленица в Праге (Фото: ЧТК)
были представиться, объявив вслух, какой персонаж они изображают. На импровизированную сцену выбежала тонконогая Бабочка. Обняв подушку вместо воображаемого живота как атрибута данной профессии, поклонилась Повариха. Маленькими шажками, чтобы не упасть, к возвышению приблизился Дымоход со свитым на голове гнездом. В гнезде же сидел бумажный аист. - Вот это да! - заликовала я, узрев в аисте твердое обещание весны состояться и не подозревая, что гвоздь программы находится в иной «обойме». Дети,
Масленица в Праге (Фото: ЧТК)
поднявшись на сцену, оповещали: я - Мышка-скакушка, а я -Радужный Пузырь. На смену Пузырю на возвышение поднялся вполне косолапый Медвежонок и вопросительно оглянулся на воспитательницу. - Скажи же, кто ты такой, - подсказала она. - Я - Иван Славичек. - Да нет, - досадно поморщилась воспитательница. - Скажи, кого играешь. - Я - Иван Славичек, - повторил еще более убежденно парнишка. Воспитательница виновато посмотрела в сторону родительской публики и послала бунтаря сесть на свое место. Ивана Славичека я крепко зауважала - не каждый же день выпадает честь познакомиться с кем-то, кто способен остаться самим собой перед вышестоящим.