Несбывшиеся надежды судетских антифашистов

r_2100x1400_radio_praha.png

Среди изгнанных из Чехословакии после войны судетских немцев были тысячи борцов с нацизмом. Чешские власти проявили по отношению к ним неоправданную жестокость. К такому выводу пришли чешские историки, собрав в рамках проекта «Забытые герои» свидетельства о судьбах многих судетских антифашистов.

В конце сентября исполнилось 70 лет со дня подписания Мюнхенского соглашения, которое привело к присоединению приграничных областей Чехословакии к нацистскому Рейху. Отторжение пограничья стало трагедией не только для чехов, живших на этой территории, но и для тысяч местных жителей, чьим родным языком был немецкий. Судьбам чешских немцев, решившихся на активное сопротивление гитлеровскому режиму, но, тем не менее, вынужденных покинуть Чехословакию после окончания войны, был посвящен трехлетний проект чешского правительства «Забытые герои». В сентябре на конференции в городе Усти-на-Эльбе были подведены его итоги. Вот как прокомментировал завершение проекта один из участников конференции - министр иностранных дел Чехии Карел Шварценберг.

«Безусловно, этот проект имеет ценность для чешско-немецких отношений. Мы вспоминаем о наших соотечественниках немецкой национальности, которые выступили против Гитлера. Прежде всего, это важно для нас, чехов. Мы должны осознать, что тогда мы не были в одиночестве, что среди наших немецких сограждан были люди, стоявшие с нами по одну сторону баррикад. Проявленное ими мужество заслуживает особенного уважения, потому что в своем окружении они не могли рассчитывать на поддержку. Для чешского народа это возможность обратиться к своей совести. Я сам ребенком пережил тот период, когда чехи говорили: «Все немцы виноваты, всех их надо выгнать из страны». Все наше поколение было заражено такими мыслями. Теперь пришло время подумать о том, во всем ли мы были правы».

Розыском «забытых героев» и сбором свидетельств об их жизни занимались сотрудники Института современной истории АН ЧР, Национального архива и музея города Усти-на-Эльбе. По сути, речь шла о бывших гражданах Чехословакии немецкой национальности, которым после войны удалось получить статус антифашистов. Известно, что после 1945 года о предоставлении этого статуса в Чехословакии просило более 250 тысяч немцев, и только около 150 тысяч смогли доказать, что действительно были активными борцами с фашизмом. На самом деле, утверждают историки, участвовавшие в проекте, судетских немцев, которые оказывали сопротивление гитлеровскому режиму, было намного больше.

«Такие люди встречались среди всех слоев населения, различавшихся по социальному статусу, уровню образования и культуры. Но самой большой, сильной и многочисленной группой немецких антифашистов были немецкие социальные демократы и их профсоюзные организации. В другие группы, уже не такие многочисленные, входили коммунисты и священники, которые не поддались влиянию атмосферы того времени и остались верны христианским заповедям. Тут нельзя не вспомнить высшего представителя католической церкви в Судетской области – архиепископа из города Литомнержице Антона Вебера. Он был по происхождению немцем, и нацистские власти заставляли его работать только на немецком языке, хотя его епархия была разделена на немецкую и протекторатную части. Но архиепископ так и не перешел на немецкий в работе с чешскими приходами. Вообще, из рядов католиков нам известно о десятках людей, которые погибли в концентрационных лагерях, которые активно противостояли нацистскому террору на отторгнутой территории чехословацкого пограничья»,

- рассказывает Вацлав Гоуфек из городского музея Усти-на-Эльбе.

Он приводит и конкретные примеры сопротивления нацистам на территории Судет.

«В окрестностях городов Усти-на-Эльбе и Теплице действовали так называемые «Lindenbrüder» – «Липовые братья». В этой группе состояла молодежь из организаций, близких коммунистической партии. Уже в конце тридцатых годов «братья» переводили через границы в Чехословакию беженцев из нацистской Германии и старались помочь людям, преследуемым нацистами в самой Германии. Известно, что в рядах «Липовых братьев» было несколько десятков членов, и их деятельность сводилась, в основном, к саботажным методам. Об этой группе нам известно, к сожалению, только потому, что она была раскрыта гестапо. Около трех десятков «Липовых братьев» было арестовано, половина из них казнена в Берлине. В Устецком регионе действовала также группа Леопольда Пелцла, которая в мае 1945 года спасла от разрушения несколько важных для города технических сооружений, в частности, мост Эдварда Бенеша и шлюзы под крепостью Стржеков».

Официально немцы, получившие после войны статус антифашистов, находились в более привилегированном положении по сравнению с остальными судетскими немцами. Тем не менее, и те и другие были лишены некоторых гражданских прав. Они не могли участвовать в выборах, работать в госсчреждениях и издавать газеты. Наравне с обычным немецким населением некоторые антифашисты были лишены права покидать место жительства, пользоваться общественным транспортом, посещать театры и музеи. Их прошения о восстановлении чехословацкого гражданства рассматривались с задержками. Фактически чехословацкое правительство делало все для того, чтобы подтолкнуть антифашистов к решению эмигрировать. Продолжает Вацлав Гоуфек.

«Социальные демократы и другие люди, которые добились статуса антифашистов, получали льготы при выезде, могли, например, взять с собой больше личных вещей в Германию. Тем, кто получил разрешение на вывоз мебели, правительство даже заплатило за перевозку имущества до границ. Те, кто статуса антифашиста не получил, при переезде столкнулся с большими трудностями. И до выезда из Чехословакии их социальная ситуация было очень плачевной: продукты тогда выдавались по карточкам, и, упрощенно говоря, от той категории, к которой человек был причислен, зависело, сколько картошин ему выдадут на день – пять или десять».

В ходе проекта историкам удалось связаться со 130 немецкими антифашистами и членами их семей.

«На конкретных судьбах антифашистов можно проследить, как постепенно угасает надежда, данная им первоначально чехословацким правительством – на то, что они могут остаться на родине, вернее, сами принять решение о том, уехать или остаться. Изменение политической ситуации в 1945-1947 годах привело к тому, что на антифашистов смотрели уже исключительно сквозь призму декретов Бенеша»,

- говорит историк Йиржи Коциан из Института современной истории чешской Академии наук.

Наградой за кропотливую работу для участников проекта стали любопытные исторические находки. В частности, выяснилось, что звезда немецкого кино Марлен Дитрих некоторое время была гражданкой Чехословакии. Дело в том, что в 1923 году актриса вышла замуж за устецкого уроженца Рудольфа Сибра. В 1926 году Дитрих с супругом сменили чехословацкое гражданство на немецкое, но после прихода к власти Гитлера попытались снова вернуть гражданство Чехословакии.

«Но чехословацкое правительство не торопилась с ответом, США отреагировали на прошение супругов быстрее, поэтому они стали американцами. Рудольф Сибр был убежденным антинацистом, и Марлен Дитрих, которая сама была далека от политики, полностью полагалась на его мнение. Нам удалось найти серию фотографий, документирующую последний визит актрисы в Чехословакию в мае 1945 года. Дело в том, что с 1941 года она была добровольцем в американской армии и даже имела офицерское звание. Об этом в биографиях Дитрих, кстати, нет ни слова. В открытом джипе с американскими автоматчиками она проехала от города Пльзень до Усти-на-Эльбе, где встретилась с родителями своего мужа. Они впоследствии были выдворены из страны и оказались в лагере для беженцев в восточной части Германии. Актрисе удалось вызволить родственников мужа и переправить их в США. Интересно, что в своих воспоминаниях и интервью Дитрих никогда не упоминала об этих фактах»,

- рассказывает Вацлав Гоуфек, сотрудник музея в Усти-на-Эльбе.

ключевое слово:
аудио