О репрессированных в СССР чехословацких гражданах расскажут украинские архивы

Tomáš Petříček a Vadim Prystajko, foto: Velvyslanectví Ukrajiny v České republice

Чешские и украинские историки расширяют совместную работу по изучению исторических архивных документов. Во время визита в Чешскую Республику министра иностранных дел Украины на государственном уровне было подтверждено сотрудничество, успешно развивающееся уже в течение целого ряда лет. В Киеве и в других украинских городах в архивах лежит множество папок с делами репрессированных в СССР чехословацких граждан, чьи судьбы частично или даже полностью остаются неизвестными. В свою очередь украинская сторона заинтересована в реализации совместных проектов и стажировках своих специалистов в чешских государственных архивах.

Томаш Петршичек и Вадим Пристайко, фото: Velvyslanectví Ukrajiny v České republice

«Мы ожидаем, что исследователям с обеих сторон будет открыт доступ к материалам, которые до сих пор оставались вне поля зрения. Такое сотрудничество поможет найти ответ на множество вопросов, связанных с историческими событиями, раскрыть подноготную многих репрессий, осуществленных в прошлом в обоих государствах. Беседуя с украинскими историками, я понял, что в украинских архивах хранятся «десятки километров» документов. Это снимает опасения, что что-то могло пропасть бесследно. Данное сотрудничество предоставит нашим исследователям множество интересного материала для изучения», – говорит руководитель МИД Чехии Томаш Петршичек.

«Я надеюсь, что наши архивариусы помогут раскрыть трагические страницы нашей общей истории. Их необходимо изучать, чтобы «очистить наши души». Своей работой архивные работники способны помочь обеим нациям. Мы готовы к максимальному взаимодействию», – заверил чешских коллег министр иностранных дел Украины Вадим Пристайко.

Фото: Антон Каймаков
Договор о сотрудничестве в Праге был подписан главами чешских и украинской профильных организаций – «Архива подразделений безопасности», «Института по изучению тоталитарных режимов» и «Государственной архивной службы Украины».

«Мы заинтересованы в том, чтобы в Чешскую Республику на стажировку могли ездить наши архивные работники. Интересна возможность проведения совместных выставок и конференций. Надеюсь, что удастся также реализовать какой-либо совместный крупный архивный проект. У нас, особенно в западной части Украины, в местных отделениях хранится большое количество папок с делами репрессированных в СССР чехословацких граждан. Преследования этих граждан вели подразделения советской службы безопасности. Я знаю, что чешская сторона весьма заинтересована в переводе этих документов в цифровой формат, так как есть план по формированию большого цифрового архива, тематически ориентированного именно на секретные службы и репрессированных ими граждан. Надеюсь, что такой проект нам удастся реализовать, и мы представим его общественности», – комментирует глава «Государственной архивной службы Украины» Анатолий Хромов.

Есть надежда, что в украинских архивах также обнаружатся до сих пор неизвестные документы, связанные с периодом «Пражской весны».

«Документы по 1968-у году там наверняка есть. В прошлом году, например, совместно с чешским посольством в Украине и «Институтом по изучению тоталитарных режимов» (USTR) мы проводили выставку по этой теме. В экспозиции были выставлены документы, касавшиеся граждан Украинской ССР, протестовавших против оккупации Чехословакии в 1968 году. На выставке была представлена лишь малая часть того, что у нас хранится – лишь то, что мы обнаружили в течение нескольких месяцев подготовки конкретной тематической выставки. Я уверен, что в наших архивах можно найти гораздо больше документов по этому периоду».

Фото: Антон Каймаков
Во главу угла чешско-украинского договора о сотрудничестве архивов поставлен взаимный обмен информацией об исторических материалах, находящихся на хранении в обоих государствах. Важна также передача опыта в сфере оцифровывания архивных документов и поддержка систематического перевода на цифру документов, необходимых для исследований, уже несколько лет проводимых чешским «Институтом по изучению тоталитарных режимов».

Говорит директор USTR Зденек Газдра: «В первую очередь речь идет о чехословацких гражданах, оказавшихся в трудовых лагерях системы ГУЛАГ, а также тех, кого угнали в СССР после 1945 года или лицах, оказавшихся в плену после начала Второй мировой в 1939 году, или же в течение войны, когда они бежали от нацистов. Это продолжение многолетнего исследовательского проекта. Мы надеемся, что благодаря заключенному двухстороннему договору мы получим доступ к еще неизвестным нам документам, касающихся чехословаков, ставших жертвами советских репрессий».

В ближайшее время систематизированному переводу в цифровой формат будут подвергнуты документы, находящиеся в отделении государственного украинского архива в Ужгороде. Это около 5500 дел, заведенных НКВД после 1939 года на чехословацких граждан.

В чешских архивах также есть документы, которые могут серьезно заинтересовать украинскую сторону, подчеркивает руководитель «Архивом подразделений безопасности» Светлана Птачникова:

Зденек Газдра, фото: Шарка Шевчикова, ЧРо
«В нашем хранилище находится множество документов, касающихся Украины и украинских граждан. В первую очередь я говорю о Фонде №307 – «Акция бандеровцы». В папках этого фонда хранится множество документов разных подразделений чехословацкой спецслужбы – «Государственной безопасности» (StB), противодействовавшей отделениям «Украинской повстанческой армии» (УПА), проходившим через нашу территорию. Покинув Польшу, они стремились попасть на Запад. В Фонде №307 находятся разнообразные инструкции, рапорты о слежке, отчеты разных отделений госбезопасности, личные дела и протоколы допросов задержанных украинцев. Чехословацкая служба «Государственной безопасности» очень серьезно занималась, как было определено, темой «украинского национализма». Это было важно, а значит, этим серьезно занимались. Все отражено в документах, собранных в фондах. Под наблюдением находилась ОУН и отдельные лица украинской национальности. Мы считаем, что эта тема может привлечь к себе весьма серьезное внимание».

Чешские и украинские архивы тесно сотрудничают уже не первый год, подписанный в Праге в присутствии министров иностранных дел обеих стран договор – подтверждение уже проделанной работы и одновременно начало нового этапа.

Директор чешского «Института по изучению тоталитарных режимов» Зденек Газдра обращает внимание на полное отсутствие каких-либо препятствий для изучения украинских архивных материалов:

«Надо отметить, что с 2014 года, когда в Украине началась демократизация и либерализация, продолжающаяся и сегодня, отношение к нашим исследователям максимально открытое. Мои коллеги из USTR подчеркивают, например, полную доступность для них архива СБУ, где хранятся материалы, касающиеся истории Чехословакии. Эта открытость резко контрастирует с ситуацией в России, где мы наблюдаем жесткий селективный подход. До необходимых нам документов в российских архивах добраться весьма сложно».

Фото: creativesignature Pixabay / CC0
По словам Зденека Газдры, чешским историкам полностью закрыт доступ к документам из архива российской ФСБ. В других архивах, например, если говорить о «Российском военном архиве» или «Государственном архиве Российской Федерации», получение доступа к хранящимся там документам во многом зависит от налаживания личных контактов. Ситуация значительно отличается о того, к чему историки привыкли в Украине или же у себя дома в Чехии, обращает внимание директор чешского USTR. В Украине чешские историки получают доступ к тысячам папок с документами чехословаков, а в России только десяткам.

«В Украине был принят закон, регламентирующий доступ к архивным материалам, который вместе с подобным чешским законом относится к самым либеральным в посткоммунистических государствах. Упрощая, можно сказать, что в чешском «Архиве подразделений безопасности», то, что касается периода социалистической Чехословакии, доступно абсолютно все. В Украине такая же ситуация. Даже в Германии сложнее. Там есть разные ограничения. Например, отличаются правила для исследования документов, рассказывающих о жертвах и преступниках. Принципиальная разница с доступностью архивных документов в Украине и в России заключается в том, что, хотя КГБ Украинской ССР была частью КГБ СССР, например, копия одного и того же приказа КГБ, которая хранится в Украине будет доступна, а современной России засекречена», – описывает ситуацию глава чешского «Архива подразделений безопасности» Светлана Птачникова.