Образ Дали увековечен чехами

Portada del libro sobre Salvador Dalí

В феврале мы начали рассказ о том, что связывало икону сюрреализма Сальвадора Дали с Чехией и почему за ним, несмотря на то, что нога этой уникальной личности никогда не ступала на чешскую почву, закрепилось прозвище «чехословацкий художник». Ныне вам предстоит узнать, каким образом возникли чехословацкие портреты Дали. Беседу с испанистом и историком искусств Павелом Штепанеком продолжает Лорета Вашкова.

Павел Штепанек (Фото: Кристина Макова)
Напомню, что Павел Штепанек посвятил этой теме книгу под названием «Чехословацкий художник» Сальвадор Дали и его влияние на чешское искусство». В 1967 году в Праге и иных чешских городах проходила выставка, подстегнувшая интерес к феномену Дали и уже в 1968 году в Чехословакии начали выходить труды Дали - по частям.

Павел Штепанек:

«Они издавались отдельными главами в художественно-культурных журналах. Это был своеобразный феномен: несмотря на то, что Дали был назван явлением, враждебным нашей культуре, его творчество находило здесь своих почитателей»

- Интересным в свете коммунистической идеологии представляется сравнение отношения чехословацких властей к Пикассо и Дали, называвшим, кстати, Пикассо своим вторым отцом.

- Коммунистический режим не воспринимал Пикассо как художника в истинном смысле этого слова, а как политика. Он был членом Коммунистической партии Франции и даже отправился на Всемирный конгресс деятелей культуры в защиту мира во Вроцлаве, то есть, он выступал как политик. В то время как Дали совершенно однозначно был сторонником монархии и Франка, поэтому официальные представители власти не хотели его здесь видеть – ни как художника, ни как политика. И все же Дали посредством своих публикаций вдруг сюда в 1968 проник.

- И это продолжалось как минимум до 1970 года, когда после вторжения советских войск в Чехословакию наступил период так называемой «нормализации». Продолжалось это и в связи с импульсом, которым обернулась поездка чехословацкого фотографа Вацлава Хохолы в Париж.

- Хохола имел такое счастье связаться с Дали и попросил последнего разрешения сфотографировать его в апартаментах в парижском гранд –отеле Le Meurice, где художник тогда жил. Дали по своему обыкновению не соглашался с предложениями фотографов портретировать его. И, с этой точки зрения, поразительно то, что он принял Хохолу и - более того - начал с ним сотрудничать.

Вацлав Хохола (Фото: www.vaclavchochola.cz)
- Вацлав Хохола, которого в Чехословакии не нужно было представлять, пришел к Дали не с пустыми руками, он принес показать ему свои работы.

И Дали после этого пригласил Хохолу придти на следующий день. И потом, как видно из этой серии фотографий, насчитывающей около 40 снимков, его запечатлевших, Дали действительно понял, какую цель преследовал фотограф. Мы должны напомнить, что Хохола был известным фотохудожником, который фотографировал представителей интеллектуальной чехословацкой среды - художников, скульпторов, писателей, поэтов и других.

- А где эти фотографии Сальвадора Фелипе Хасинто Дали и Доменеча маркиза де Пуболя были впервые опубликованы?

- Хохола поместил их в популярный в то время в Чехословакии журнал Ahoj na sobotu, выходивший еженедельно, и подарил этот журнал Дали и даже сфотографировал его вместе с этим изданием. Его контакт с Дали отнюдь не исчерпывался одной встречей, и это была не просто случайность.

Йозеф Налепа
- Связь Дали с представителями чешской художественной среды также не исчерпывается знакомством с упомянутым фотографом Вацлавом Хохолой, мастерски увековечившим гения сюрреализма. Запечатлеть Дали удалось и чехословацкому скульптору Йозефу Налепе благодаря, - на первый взгляд, - веренице случайностей…

- Да, и в данном случае это было такое стечение случайных обстоятельств, но, как известно, случайность благосклонна к тем, кто наготове. Налепа провело в приморский городок Кадакес, в бухте которого у Дали было одно из его пристанищ, занятия серфингом. В то время это еще не было столь распространено, Налепа был капитаном чехословацкой команды серфингистов. Они как-то зашли в местный ресторан, где Налепа увидел Дали, это была первая их встреча.

Налепа приехал в Кадакес вновь три года спустя. Еще будучи в Чехии, он послал экспресс-почтой Дали посылку с крабами, что было вполне в духе поступков, очевидно приветствуемых одним из самых эксцентричных художников 20 века. Продолжает Павел Штепанек:

И одновременно попросил его разрешения сделать его скульптурный портрет. Тут уместно сравнение с предыдущим случаем, когда Дали фотографировал Вацлав Хохола. Это был такой же исключительный случай, так как нам известен, пожалуй, лишь один портретист Дали, причем неизвестно, делал ли он свой портрет с натуры или же с репродукции.

Памятник Дали в форме бюста
Можно сказать совершенно определенно, что Налепа был единственным скульптором, которому Дали разрешил создать его памятник в форме бюста.

- Возникает такое впечатление, что Йозефу Налепе, как и Вацлаву Хохоле, удалось снискать максимальное доверие и уважение со стороны Дали.

- Это происходило в контексте празднования дня рождения Дали, на который приехали члены Beatles и другие известные личности. На следующий день после этого Дали позировал Налепе, у которого было на это три часа времени, и он сделал очень живой набросок с торчащими, – как же без них, – вверх кончиками усов. По возвращении в Чехию Налепа продолжал работать над портретом Дали и создал его скульптуру и использовал для нее мотив, запечатленный фотографом Хохолой – Дали смотрит на мир через яйцо.

- Эту скульптуру по-прежнему можно увидеть в пражской галерее Миро?

- Да, в галерее Миро или, например, в ресторане по соседству с этой галереей и, конечно, в ателье самого скульптора Налепы, который до сих пор творит в Праге и работает над следующими вариантами головы Дали.

Галерея Миро, Прага
- То есть, в галерее Миро выставлен, напомню, оригинал. А как отнесся к творению Налепы сам Дали?

- Налепа говорит, что Дали, увидев свое скульптурное изображение, воскликнул: «Это действительно я!», то есть он сказал это по-французски, так как они с Налепой говорили на французском языке. Думаю, что этому утверждению можно верить. Дали в 1989 году умер, и Налепа уже не мог с ним консультироваться по поводу его изображения, однако работы Налепы были показаны в Греции и в иных странах, и являются уже повсеместно достаточно известными.